103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

О задачах Командования ПВО, ПРО Войск Воздушно-космической обороны

06.07.2012

Недавно на радиостанции «Эхо Москвы» в программе «Военный совет» на вопросы ведущих С. Бунтмана и А. Ермолина ответил  Начальник штаба Командования противовоздушной, противоракетной обороны Войск воздушно-космической обороны генерал-майор А. Дёмин.  Поскольку это Командование является тем главным добавлением к структуре и задачам Космических войск, которое произошло при преобразовании их в Войска ВКО, то редакция Интернет-портала «Труженики Космоса» сочла полезным ознакомить наших пользователей  с некоторыми ответами генерал-майора А. Дёмина на вопросы ведущих.

С. БУНТМАН: Вот скажите, пожалуйста, нам, сначала мы определяем рамки, да? О чем мы говорим, и какое место занимает противовоздушная, противоракетная оборона в Войсках воздушно-космической обороны. Сейчас нам надо разобраться, прежде всего.

А. ДЕМИН: Понятно. На основании решения президента РФ, с 1 декабря 2011 года, на основе космических войск, и оперативно-стратегическое командование Воздушно-космической обороны военно-воздушных сил, был создан новый род войск, войска Воздушно-космической обороны. И командование противовоздушной, противоракетной обороны, которое я представляю, является одним из оперативных объединений, входящих в состав войск Воздушно-космической обороны.

С. БУНТМАН: Какие у него задачи, у объединения? Какие задачи поставлены?

А. ДЕМИН: Командование противовоздушной, противоракетной обороны, оно предназначено для воздушно-космической обороны города Москвы, и Центрального промышленного района, который включает в себя более 25 субъектов РФ. Объединение имеет задачи: разведка Воздушно-космического противника, оповещение по воздушной обстановке пунктов управления войск, сил, органов государственного управления. Ведение разведки в космической обстановке, силами многофункциональной радиолокационной станции 9-й дивизии противоракетной обороны. Вскрытие, начало воздушно-космического нападения, отражение ударов, средств воздушно-космического нападения, по объектам обороны. Уничтожение самолетов, крылатых ракет, атакующих баллистических ракет, и тем самым прикрытие объектов военного, государственного управления, группировок войск сил, на территории зоны ответственности. А так же, важнейших военных объектов, согласно указанных задач. И командование, кроме того, выполняет задачи по прикрытию самолетов дальней бомбардировочной авиации, которая действует через границы ответственности объединения, в случаи ведения военных действий, от вражеских самолетов, и крылатых ракет.

А. ЕРМОЛИН: Андрей Геннадьевич, а зачем потребовалось создавать новый вид войск? Если мне не изменяет память, то даже потребовалось добирать там более 70 тысяч офицеров. Вот как появилась эта идея? Вот в чем её целесообразность?

А. ДЕМИН: Наш потенциальный противник, сейчас при ведении военных действий против РФ, может использовать средства воздушного нападения, в пределах воздушного пространства. Такие, как самолеты стратегической, бомбардировочной авиации, тактической авиации. Крылатые ракеты морского и воздушного базирования, может использовать беспилотные летательные аппараты в воздушном пространстве. Кроме того, при ведении ядерной войны против РФ, противник может использовать межконтинентальные баллистические ракеты. А так же, крылатые ракеты с ядерным снаряжением. Раньше для ведения разведки и уничтожения противника в космосе были Войска ракетно-космической обороны, затем Космические войска. Для уничтожения противника в воздушной сфере, существуют силы и средства ПВО, в составе военных округов, военно-воздушных сил. Но с 16-го года, и где-то примерно к 2020 году, противник будет создавать новые средства вооружения. Он их уже разрабатывает и испытывает, и они поступят на вооружение. Такие, как гиперзвуковые летательные аппараты, крылатые ракеты, космические самолеты. И фактически, они могут переходить, выполнять боевые задачи, из космоса в воздушное пространство опускаться, и снова подниматься в космос. Вести свои действия на очень высоких скоростях. Поэтому потребовалось объединить все силы и средства ракетно-космической обороны, космических сил, силы и противовоздушной обороны в единую систему. Вот такую задачу в своём послании федеральному собранию, в 2010 году президент РФ озвучил. И через год она была реализована созданием нового рода войск, Войск воздушно-космической обороны.

С. БУНТМАН: И тогда получается, насколько это изменило вашу структуру, насколько пришлось перестраиваться офицерам, которые служат в этом. И насколько изменилась структура сама, насколько это непривычно было, скажу я так проще?

А. ДЕМИН: До 1997 года, составная часть Космических войск, Войска ракетно-космической обороны были в составе войск ПВО страны. Поэтому, в части задач нам было не сложно перестроиться, потому, что мы воспитывались и обучались в одних военно-учебных заведениях и имели идеологию прикрытия страны от удара противника. С точки зрения создания кооперации, и интеграции сил и средств космических сил, сил ракетно-космической обороны в новом облике сейчас, и сил ПВО, прежде всего, здесь стоит проблема создания единой системы управления. Для того чтобы выполнять задачи в едином воздушно-космическом пространстве, необходимо управлять всеми силами, для решения этой задачи. Сейчас такая система управления создается, имеются общие пункты управления, командование, как орган управления Войск воздушно-космической обороны, под руководством командующего войсками генерала-лейтенанта Остапенко. И мы, сейчас в течение этого года, завершаем вопросы боевого слаживания в новой структуре, выполняем задачи боевой подготовки, несения боевого дежурства. И я думаю, что никаких психологических проблем, проблем каких-то традиционных, связанных с нашей подготовкой, у нас нет, и не будет в дальнейшем.

А. ЕРМОЛИН: Как устроено ваше Командование? Вы отвечаете по сути дела, за территорию всей РФ, да? Ну, почти всей. Или все-таки вы сконцентрированы в основном, вокруг центрального районы, и Москвы?

А. ДЕМИН: Командование ПВО ПРО предназначено для воздушно-космической обороны, как я сказал, центрального промышленного района. Центральный промышленный район – это в основном часть территории северо-западного, приволжского федеральных округов, и в основном, это центральный федеральный округ. Двадцать пять регионов РФ, часть территории республик Поволжья, и все территории центральной России. В том числе и главный объект прикрытия, город Москва. И очень важные, важнейшие органы военно-государственного управления.

А. ЕРМОЛИН: А вы привязаны к командованиям, да? То есть, если есть 4 стратегических командования, то у вас есть ещё три коллеги, которые за другие такие же районы отвечают.

А. ДЕМИН: В четырех командованиях, в четырех объединенных стратегических командованиях округов, имеется свои командования ВВС и ПВО со своей зоной ответственности за противовоздушную оборону. Мы не входим в их состав и не пересекаемся по границам ответственности с этими четырьмя командованиями, мы прикрываем именно центральный промышленный район.

С. БУНТМАН: То есть, это особого значения…

А. ДЕМИН: Это особая зона.

С. БУНТМАН: Сейчас я чувствую, что наши слушатели в основном за Уралом скажут: «А нас-то кто прикрывает»?

А. ДЕМИН: Слушатели за Уралом, как и слушатели на других территориях РФ, прикрывают командования ВВС и ПВО, которые входят в состав объединенных стратегических командований Западного, Южного, Центрального и Восточного военных округов. Но эти силы командования ВВС и ПВО, которые несут боевое дежурство, они оперативно подчиняются командующему войсками ВКО генерал-лейтенанту Остапенко в мирное время. И все дежурные силы и средства руководятся с командного пункта Войск ВКО.

А. ЕРМОЛИН: То есть получается, что в Центральном округе идет дублирование, да? То есть, есть войска ПВО,  противоракетной обороны. Плюс, ещё ваша система.

А. ДЕМИН: Нет. Граница ответственности нашего командования включает в себя 25 регионов центральной России. За пределами границы нашего командования, расположены границы ответственности командования ВВС и ПВО округов.

А. ЕРМОЛИН: А какие силы и средства у вас есть для решения ваших задач?

А. ДЕМИН: Наше объединение в свой состав включает, прежде всего, три бригады противовоздушной обороны, которые ранее входили в состав оперативно-стратегического командования ВКО. Две бригады отвечают за прикрытие территории МО, деля её примерно пополам. И одна бригада прикрывает всю остальную территорию, кольцом вокруг МО, Центрального промышленного района. Эти бригады состоят из зенитно-ракетных, ракетно-технических полков, имеют в своем составе пункты управления истребительной авиации, и способны уничтожать средства воздушного нападения, а так же, оперативно-тактические, баллистические ракеты противника. Кроме трех бригад ПВО, в состав командования входит дивизия противоракетной обороны, которая предназначена для прикрытия города Москвы от одиночных ударов баллистических ракет противника. Именно межконтинентальных баллистических ракет. Или небольших групп межконтинентальных баллистических ракет.

А. ЕРМОЛИН: Вот тут суперактуальный вопрос пришел: «Есть ли у Космических войск план действий при инопланетном вторжении»? Дина спрашивает.

А. ДЕМИН: Ну, наше командование ПВО и ПРО отвечает все-таки за действие по прикрытию объектов на земле. А командование в целом Войск ВКО, и конкретно второго объединения, которое входит в их состав - Космического командования, на такие вопросы, наверное, может ответить...

С. БУНТМАН: …Скажите, пожалуйста служат ли у вас военнослужащие по призыву, и это ведь очень сложная подготовка, включая и психологическую подготовку. Это ведь ответственность за миллионы жизней, и не только за себя. И действительно, не секунды отдыха.

А. ДЕМИН: У нас в командовании примерно около 15 тысяч личного состава военнослужащих. Их них около 3 тысяч на данный момент солдат, сержантов по призыву. Более 4 тысяч лиц, гражданского персонала. Более 3 тысяч офицеров. Военнослужащие, которые служат в Командовании противовоздушной, противоракетной обороны, они выполняют свои задачи, заступая в дежурные боевые расчеты и дежурные силы для несения боевого дежурства по противовоздушной и воздушно-космической обороне. Примерно 10% личного состава – это примерно 1500 человек, ежедневно заступают на боевое дежурство по воздушно-космической обороне. Они находится на рабочих местах в течении суток, выполняя обязанности на командных пунктах, на рабочих местах кабин зенитно-ракетных комплексов, в радиолокационных станциях, в воинских частях противоракетной обороны. Кроме того, ряд подразделений нашего командования, примерно 10 подразделений, несут дежурство постоянно, с включенными радиолокационными станциями. И вдоль госграницы, в 150-ти километровой полосе, за которую мы отвечаем, осуществляется непрерывный контроль воздушного пространства, сопровождаются все воздушные объекты, которые в этой полосе находятся. И выдаётся информацию на наши командные пункты, а так же на командные пункты Войск ПВО, Сухопутных войск, и на других воинских частей…

С. БУНТМАН: А скажите, как быстро вы должны принять решение, определить: кто это, что это, зачем это? Потому, что здесь всё-таки и в вашей службе счет идет, я не знаю даже, не на секунды, а меньше. Если что вдруг, вы понимаете?

А. ДЕМИН: …Сроки принятия решения командирами дежурных сил, оперативными дежурными - это считанные секунды, как вы правильно сказали. То есть, оценка обстановки, принятие решения, доклад, и дальше действие по команде вышестоящего командира, если это в его правах, или действия самостоятельно, если эти действия в правах данного командира дежурных сил.

А. ЕРМОЛИН:..Есть у вас сейчас понимание, какое максимальное количество атакующих объектов может отразить ваша система? И какие из них являются приоритетными?

А. ДЕМИН: Да, естественно, что для того, чтобы нам спланировать боевые действия по поставленным задачам, мы должны оценить противника, сделать выводы из оценки. И по нашим данным, по данным вышестоящих органов военного управления, границы от ответственности нашего объединения, то есть на территории Центрального промышленного района, могут в случае развязывания крупномасштабной войны, действовать около тысячи крылатых ракет морского и воздушного базирования. И около полутора тысяч самолетов различного назначения. Боевых самолетов. Плюс силы беспилотных летательных аппаратов, самолеты – разведчики, самолеты управления. В случаи развязывания ядерной войны, может наноситься удар стратегическими ядерными силами США, и количество возможных боевых блоков, которые могут быть нацелены на объекты города Москвы, Центрального промышленного района, я оглашать не могу. Сейчас силы и средства Командования в целом готовы к отражению данных ударов. Но во взаимодействии с командованием ВВС и ПВО военных округов. На западном стратегическом направлении – с воздушно-космическим управлением это Западного военного округа, первым командованием ВВС и ПВО, и Войск ПВО Сухопутных войск. На Южном направлении  взаимодействуем с Южным военным округом, с его Войсками ПВО, и с его 4-м командованием ВВС и ПВО. И на севере тоже с Первым командованием, северную территорию прикрывает Первая бригада воздушно-космической обороны Западного военного округа. Вот во взаимодействии с этими силами и средствами, мы в состоянии отразить удары вышеперечисленных средств воздушного нападения. А 9-я дивизия противоракетной обороны, как я сказал, она способна уничтожить одиночные боевые блоки межконтинентальных ракет, и небольшие группы боевых блоков межконтинентальных ракет, атакующих город Москва. Для чего система противоракетной обороны, которая была ограничена договором по ПРО 72-го года, из которого сейчас США вышли, и была предназначена.

А. ЕРМОЛИН: Вы предпочитаете универсальное оружие, которое способно уничтожать и самолеты, и ракеты, и беспилотники, и баллистические ракеты? Есть ли такое оружие. Либо у вас на каждую атакующую группу цели, и есть свои виды вооружения?

А. ДЕМИН: Конечно, виды вооружения на оснащение наших войск, стоят разнообразные. Для обнаружения объектов имеются радиолокационные станции, радиолокационные комплексы и высотомеры дежурного режима и боевого режима. Станции дежурного режима могут быть, как правило, метрового, дециметрового диапазонов. Они ведут разведку в мирное время. И вскрывают начало нападения. А станции и комплексы боевого режима радиотехнических войск сопровождают обнаруженные цели, включив полную сеть постов РТВ, создают радиолокационное поле…

А. ЕРМОЛИН: Извините, что перебиваю. Какое время подлета после того, как вы обнаружили цель за пределами. Вот сколько остается у вас времени для того, чтобы принять какие-то меры уничтожиться?

А. ДЕМИН: Мы рассчитываем на то, что всеми силами разведки вооруженных сил, и в целом государства, будет скрыта подготовка, и начало нападения воздушного космического противника. Ну, прежде всего воздушного противника. Поэтому надеемся, что силы и средства разведки, нам дадут информацию о том, что осуществлен пуск крылатых ракет, что бомбардировщики стратегические выли на рубежи пуска ракет воздушного базирования, а авиация тактическая, поднялась со своих аэродромов. Средства радиолокационной разведки нашего объединения, позволяет обнаруживать цели примерно за 700 километров от госграницы. Но я уверен, что наши средства разведки вышестоящих органов управления сработают. Мы получим информацию для перевода всех сил и средств в готовность к отражению удара раньше и встретим цели на самых дальних рубежах.

С. БУНТМАН: А скажите, ведь вполне возможно, что удар может быть нанесен с любого направления. С северо-запада, юго-востока, с любого направления. И когда мы говорим о потенциальном ядерном ударе, ведь ядерных держав уже достаточно много официальных, а ещё есть не официальные. То есть, готовы ли вы удару с любого направления? Мало ли, кому что в голову придет?

А. ДЕМИН:Для разведки ракетоопасных районов, для обнаружения и предупреждения о начале ракетного нападения, существует Космическое командование, которое входит в состав Войск ВКО. По данным этого Космического командования, будет принято решение после обнаружения стартующих баллистических ракет о том, что осуществлено нападение, в том числе с использованием ядерных ракет, на нашу страну. И тогда будет принято решение на отражение этого ядерного удара или нанесения ответного удара. Но это вне моей компетенции. Мы все-таки, Командование ПВО ПРО и по вопросам противоракетной обороны, выполняем задачи только по нестратегической ракетной обороне. По отражению ударов оперативно-тактических баллистических ракет.

А. ЕРМОЛИН: Сколько у вас времени есть? Вы говорите, что там за 700 километров вы их обнаружили, плюс тысяча, то есть, 1700 – 1500 километров, да? То есть, это 10 минут, 15 минут, 20… За это же время нужно самое главное - принять решение. Известно, что в ситуации с Рустом, оно так и не было принято. То есть, передавали там, сопровождали, видели, а вот не оказалось человека, который принял бы решение.

А. ДЕМИН: Дальность обнаружения наших радиолокационных станций, приметно до 600-700 километров, она позволяет в течении 10 минут, привести в готовность №1, все дежурные силы и средства. И радиолокационное поле создать, и зоны зенитно-ракетного огня. Переведя в готовность №1, зенитно-ракетные дивизионы. И как только воздушный противник пересечет госграницу РФ, или как только войдет в границы ответственности нашего командования, при реальном начале нападения, то будет дана команда на его уничтожение в границах зоны огня, зенитно-ракетных войск. А так же, будут подняты оперативно-подчиненные силы и средства истребительной авиации, для уничтожения за пределами границ, зон, зенитно-ракетных дивизионов.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, Андрей Геннадьевич, а вот удар может быть нанесен именно по вашим объектам, прежде всего. Потому, что вы-то как раз и защищаете, и в первую очередь могут быть нанесены удары именно по вашему объекту. Насколько вы защищены, и насколько… Вот, чтобы вы могли быть в готовности при одном ударе, повторном ударе?

А. ДЕМИН: Вы абсолютно правы. Исходя из оценки действий противника, мы считаем, что задачами первого ракетно-авиационного удара  масштабной войны будет именно кроме объектов управления, позиции РТВ, объекты ЗРВ, и командные пункты ПВО. Поэтому для того, чтобы прикрыть наши объекты от этих первых ударов, во-первых, мы будем уничтожать их на предельной дальности, основными, силами и средствами. Но прикрывать сами командные пункты и дивизионы мы будем силами и средствами непосредственно прикрытия. На вооружение сейчас поступают зенитно-пушечный ракетный комплекс «Панцирь-С», который имеет хорошую скорострельность, автоматизацию. И способен, когда мы получим эти зенитно-пушечные ракетные комплексы в каждый полк, прикрыть объекты полка от средств воздушного нападения, прикрывая позиции, станции, и пусковые установки...

Текст копирован с сайта радиостанции "Эхо Москвы"
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"