103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Краеугольный камень Воздушно-космической обороны

28.12.2010

В 1970-1980-е гг. в СССР была создана автоматиче­ская, уникальная по своим боевым задачам, по техноло­гическим и информационным достижениям, по терри­ториальным и космическим масштабам, объекты ко­торой были размещены на всей территории страны и в космосе, информационно-разведывательная система, функционирующая по единому оперативно-стратегическому замыслу, реализованному в боевых программах.


Владимир СТРЕЛЬНИКОВ

Сергей КУРУШКИН

Виктор ПАНЧЕНКО

«Внимание! Старт! Ракетное нападение!!!» - это грозное и зловещее сочетание слов, со­провождаемых пронзительным звуковым сигналом, может быть выдано на оповещение с командного пункта системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Оно будет выдано только высшему руко­водству государства в следую­щих возможных ситуациях:

· в мирное время при об­наружении СПРН одиночного (террористического, провока­ционного, несанкционирован­ного) или группового ракетно­го удара по территории России со временем, достаточным для его отражения средствами ПРО и определения агрессо­ра для принятия адекватных к нему действий;

· в локальной войне с применением обычных средств поражения выдача си­стемой этих зловещих слов будет озна­чать, что противник перешел к приме­нению БР. Система обнаружила старты и достоверно определила количество его ракет на траекториях и объекты поражения. По его масштабу руковод­ством будет приниматься решение на наш ответный удар и его уровень.

Возможна и крайняя ситуация, когда в войне с применением обычных средств поражения противник, не достигнув своих военно-политических целей, при­мет решение на нанесение по России массированного ракетно-ядерного удара, который с высочайшей вероят­ностью будет вскрыт системой ПРН со своевременной выдачей оповещения.

Если такой момент однажды насту­пит, руководство нашей страны по этой информации будет вынуждено принять последнее и единственно возможное в этой ситуации решение - нанести от­ветный удар своими стратегическими ядерными силами.

Все существующие сегодня системы разведки могут выдать оповещение о ракетном нападении предварительно, предположительно, с недостаточным временем предупреждения и точно­стью. Последняя решающая, неопро­вержимая информация будет принад­лежать СПРН. Только она в любое время с точностью до секунд, в полном объе­ме, со стопроцентной достоверностью, в реальном масштабе времени может обеспечить высшее руководство дан­ными для принятия решения.

ОБЪЕКТИВНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ СОЗДАНИЯ СПРН

СПРН является одним из важнейших средств сдерживания ракетного на­падения. Создание в конце 1940-х гг. первых советских ракет, их совершен­ствование и увеличение количества в 1950-е и 1960-е гг., а также первые ис­пытания МБР с термоядерными заря­дами решительно перечеркнули моно­полию США в этом виде вооружения. Группировки ракетных сил за счет мор­ской компоненты географически рас­ширялись (Северная Атлантика, Нор­вежское и Средиземное моря, Тихий и Индийский океаны). К концу 1970-х гг. еще три страны (Англия, Франция, Китай) стали полномасштабными об­ладателями ядерного оружия и БР как основных средств их доставки. Приня­тые ими концепции его применения во время как противостояния двух ядер­ных сверхдержав, так и ядерной много­полярности предусматривают в различ­ных вариантах нанесение одиночных, групповых, в том числе массированных ударов. Сегодня преднамеренное мас­сированное применение ядерных БР этими государствами благодаря по­литическим мерам, договорным огра­ничениям, наличию у двух основных ядерных держав - России и США на­циональных систем предупреждения маловероятно и бессмысленно.

В то же время нарастающие в XXI веке проблемы мировой экономики, энергоресурсов делают неизбежным распространение ядерных и ракетных технологий. Возрастают угрозы приме­нения по России непризнанными, не­признающимися или будущими ядер­ными ракетными государствами ракет малой и средней дальности в ядерном и обычном оснащении, а в перспекти­ве и межконтинентальных БР. При этом угроза таких ударов по территории на­шего государства с отдельных направ­лений в 1960-е гг. переросла в настоя­щее время в круговую.

Начиная с 1960-х гг. создание систе­мы ПРН, поддержание постоянной ее боевой готовности, обеспечивающей гарантированное обнаружение ракет­ного нападения с любого направления, были и остаются для нашего государ­ства объективной необходимостью.

В 1960 г. Совет обороны СССР, рассмотрев доклад Генштаба о возмож­ных вариантах ракетных ударов по нашей стране, принял решение о создании пер­вой надгоризонтной системы предупре­ждения о ракетном нападении с основно­го - северного ракетоопасного направле­ния с использованием РЛС «Днестр-М». Головной организацией по разработке проекта системы и РЛС был определен РТИ АН СССР, руководителем которого назначили академика А. Л. Минца.

Роль заказчика была возложена на войска ПВО страны. Проектом, разрабо­танным в кратчайше возможные сроки, обосновывалось, что для решения за­дачи обнаружения БР с северного ра­кетоопасного направления необходимо развернуть первый головной комплекс раннего обнаружения в составе двух радиотехнических узлов в Мурманской области и Латвии и командного пункта

(КП СПРН) в Солнечногорске (Московская область).

Создание головного комплекса СПРН началось в 1963-1964 гг. со строительных работ инженерного комплекса и монтажа по мере готовности технологического оборудования надгоризонтных РЛС обнаружения БР «Днестр-М». В это же время были сформированы войсковые части, принимавшие участие в создании РЛС, а затем обеспечившие их боевое функционирование. Чуть позже, в 1966 г. было развернуто строительство командного пункта в Подмосковье - КП СПРН, предназначенного для обработки информации от РЛС и формирования сигналов оповещения.

Создание первых объектов шло ускоренными темпами под жестким контролем правительства, чьи предста­вители постоянно контролировали ход работ на местах. Уже в июле 1968 г. узел РО-1 обнаружил три отечественные БР стартовавшие с подводной лодки из акватории Норвежского моря, что дало возможность на практике проверить правильность технических и особенно алгоритмических решений, положенных в основу создания РЛС.

Знаменательным событием да дальнейшего развития СПРН было со­вещание в январе 1969 г., проходившее под руководством заместителя председателя СМ СССР Л. В. Смирнова непо­средственно на КП СПРН. На нем при­сутствовали министр обороны маршал А. А. Гречко, министр радиопромыш­ленности В. Д. Калмыков, главком ПВО маршал П. Ф. Батицкий, главком РВСН маршал И. И. Крылов, генеральные и главные конструкторы. Обсуждались во­просы дальнейшего развития средств и систем ракетно-космической обороны.

В итоге внимания развитию средств СПРН стало уделяться значительно больше. Было принято решение об ускорении работ по надгоризонтным РЛС, космической системе обнаруже­ния стартов МБР с территории США (УС-К), разработке РЛС загоризонтного обнаружения (ЗГО) «Дуга».

СРЕДСТВА ОБНАРУЖЕНИЯ БАЛЛИ­СТИЧЕСКИХ РАКЕТ

Для СПРН было разработано и соз­дано уникальное вооружение, вклю­чающее РЛС наземного обнаружения, космическую группировку ИСЗ, РЛС за­горизонтного обнаружения. Построены командные пункты приема и обработки информации, оснащенные сверхбы­стродействующими вычислительны­ми комплексами, соединенные между собой и РЛС быстродействующей си­стемой передачи данных. Разработана и создана система ремонтных и пове­рочных органов, позволяющая многие десятилетия поддерживать все воору­жение СПРН в боеготовом состоянии.

15 февраля 1971 г. первые части СПРН заступили на боевое дежурство. Это был головной комплекс в составе Мурманского и Рижского радиотех­нических узлов и командного пункта в Подмосковье. На каждом узле были развернуты по одной РЛС «Днестр-М» с инженерным комплексом, средствами связи и передачи данных. 15 февраля 1971 г, считается днем рождения СПРН.

РЛС «Днестр-М» разработана Радио­техническим институтом под руковод­ством академика А. Л. Минца. Главным инструктором РЛС «Днестр-М» являлся Ю. В. Поляк. Станция прошла отработку на полигоне Сары-Шаган и представляла собой секторную радиолокационную станцию, аппаратурный комплекс которой размещался в стационарном двухэтажном здании, рупорные антенны длиной около 300 м располагались с двух сторон от основного здания в ан­тенных пристройках.

РЛС работала в метровом диапазоне волн, имела зону обзора в азимуталь­ной плоскости шестьдесят градусов и дальность обнаружения головных ча­стей БР и космических объектов около 2500 км. Зоны обзора узлов частично перекрывались и выбирались таким образом, чтобы прикрыть основные се­верное и северо-западное ракетоопасные направления. Обнаружение целей, определение параметров и передача их на командный пункт осуществлялись автоматически. На командном пункте информация от двух узлов объединя­лась, проходила дополнительную обра­ботку и формировались сигналы преду­преждения. Эти сигналы также автома­тически передавались на оповещаемые командные пункты.

Количество РЛС в СПРН постоян­но наращивалось. В 1972 г. завершено строительство второй РЛС «Днестр-М» на Рижском узле, что позволило значи­тельно увеличить зону обзора узла. В 1971 г. к командному пункту СПРН были подключены узлы в Иркутске и на Балха­ше. С этого времени информация от этих узлов об обнаруженных ИСЗ поступала в систему контроля космического про­странства (СККП), а данные о БР - на КП СПРН. С вводом в строй радиолокацион­ных станций ПРН на Балхашском (1973) и Иркутском (1976) узлах СПРН получила возможность обнаруживать пуски БР в южном и юго-восточном направлениях, в том числе и с территории Китая.

Одновременно с несением боевого дежурства проводилась модернизация всех средств СПРН. Практически без снятия с боевого дежурства в 1974-1976 гг. проведена модернизация командного пункта СПРН с заменой вычислитель­ного комплекса и частичной заменой аппаратуры управления, отображения и оповещения. Новые вычислительные машины М-10 главного конструктора М. А. Карцева с большим объемом па­мяти и в несколько раз большей про­изводительностью позволили реали­зовать совершенно новую боевую про­грамму обработки информации, посту­пающей не только от средств ПРН, но и от средств системы ПРО и ЦККП.

Разработка алгоритмов обмена КП СПРН с другими системами и функцио­нирования командного пункта, отладка боевых программ обмена и функционирования СПРН с источниками информа­ции осуществлялись под руководством незадолго до этого назначенного глав­ным конструктором СПРН В. Г. Репина и его заместителя А. В. Меньшикова. В декабре 1976 г. модернизированная СПРН первого этапа была поставлена на боевое дежурство. В ноябре носимые командные пункты комплекса «Крокус» (ядерные чемоданчики) получили Вер­ховный главнокомандующий Вооружен­ными Силами СССР Л. И. Брежнев, ми­нистр обороны Д. Ф. Устинов, началь­ник Генерального штаба В. Г. Куликов и секретарь ЦК КПСС А. П. Кириленко.

В 1978 г. КП СПРН информационно был связан со средствами ПРО и си­стемой контроля космического про­странства (СККП). Обмениваясь между собой информацией в автоматиче­ском режиме по боевым программам, по существу была создана система ракетно-космической обороны, пред­ставляющая собой одну из важнейших составляющих воздушно-космической обороны страны (ВКО).

Еще в 1973 г. было принято постанов­ление о модернизации всех построен­ных и строящихся РЛС с доведением их характеристик до разработанной в РТИ РЛС «Днепр».

РЛС «Днепр» по своим тактическим возможностям, техническим и эксплуа­тационным характеристикам, модернизационному потенциалу можно назвать классическим образцом радиолокаци­онной техники. Она в сравнении с РЛС «Днестр-М» имела в два раза больший сектор обзора по азимуту, большую дальность обнаружения и пропускную способность, повышенную помехоза­щищенность. За счет замены ламповой аппаратуры на полупроводниковую зна­чительно повысилась надежность рабо­ты РЛС. Установка на узлах ЭВМ с боль­шей производительностью и объемом памяти позволила существенно повы­сить качество обработки радиолокаци­онной информации. К 1978 г. все РЛС системы ПРН прошли модернизацию и их характеристики были доведены до уровня РЛС «Днепр».

В этом же году на Мурманском узле завершено строительство приемной позиции «Даугава». Эта приемная РЛС создавалась как прообраз будущих при­емных центров РЛС с фазированными антенными решетками. На испытаниях станция показала хорошие результаты. Появилась прекрасная возможность расширить боевые возможности Мур­манского узла, организовав совместную работу РЛС «Днепр» и ПРЛС «Даугава».

Были доработаны боевые программы совместного функционирования обеих станций и информационного обмена. Проведенные испытания подтвердили значительное улучшение характери­стик узла по пропускной возможности, по точности и дальности обнаружения космических объектов, особенно на малых углах места, большую устойчи­вость функционирования в условиях воздействия помех. Таким образом на Мурманском узле был создан и постав­лен на боевое дежурство по существу новый уникальный комплекс «Днепр-Даугава», который внес существенный вклад в боевые возможности СПРН.

В 1979 г. на боевое дежурство были поставлены два последних узла с РЛС «Днепр» в Мукачеве и Севастополе.

К концу 1970-х гг. в системе ПРН работало уже 15 РЛС «Днестр-М» и «Днепр» на шести радиотехнических узлах, расположенных на всей терри­тории страны, начиная от Мурманска и заканчивая Иркутском.

Однако в ходе создания СПРН не все было гладко. Слабым, но исключитель­но важным элементом создаваемого вооружения являлась аппаратура бое­вого управления и отображения во всех звеньях от КП части до КП СПРН. Закла­дывалось такое положение в эскизных проектах. Ни одна государственная или приемосдаточная комиссия этому во­просу должного внимания не уделяла, считая это второстепенным вопросом. При этом не учитывалось, что даже в такой по существу автоматической си­стеме поддерживать боеготовность, задавать режимы работы средств и управлять ими будут люди.

К чему это могло привести на бое­вом дежурстве, показывает случай, имевший место на Мурманском узле при проверке боевой программы по ре­альным пускам БР с подводной лодки Северного флота в 1970 г., накануне по­становки узла на боевое дежурство.

Произведен пуск. РЛС обнаружила ракету в своей зоне обзора и начала ее сопровождение. Однако, не набрав нуж­ного времени сопровождения для фор­мирования сигнала оповещения, прои­зошел отказ боевой ЭВМ. При этом на табло состояния аппаратуры информация об отказе не отобразилась, не стала только обновляться текущая ин­формация о параметрах цели. После некоторого замешательства и анализа возможных причин этого пришли к правильному выводу: отказала машина. Немедленно последовала команда перейти на ЭВМ первой очереди резерва. Переход на резервную ЭВМ осущест­влялся простым пакетным переключа­телем и нажатием кнопки «Пуск».

Начальник расчета вгорячах повернул переключатель не на ЭВМ первой оче­реди резерва, которая работала парал­лельно с боевой ЭВМ, а на ЭВМ второй очереди, где информации о параметрах БР не было. ЭВМ включилась в работу, Пока резервная ЭВМ с нуля набирала данные о траектории, БР вышла из зоны обзора. Фактически БР не была обнару­жена, так как информация о ней не была выдана на командный пункт СПРН.

Этот случай заставил по-новому по­смотреть на функционирование аппа­ратуры управления и достоверность отображаемой информации для боево­го расчета. Все поняли, что наивысшая эффективность боевого применения, в конечном счете зависит от оптималь­ности сочетания «человек - техника». В войсковых частях были разработаны предложения по совершенствованию аппаратуры управления и отображения, с использованием которых главными конструкторами выявленные недостат­ки были устранены.

В середине 1980-х гг. на боевое де­журство были поставлены в Печоре и Мингечауре высокопотенциальные РЛС «Дарьял» главного конструсгора В. М. Иванцова. Это были станции ново­го поколения с фазированными антен­ными решетками.

В состав РЛС «Дарьял» входили передающий и приемный центры, раз­несенные на местности и оснащенные фазированными антенными решетка­ми, что позволяло практически мгно­венно перемещать передающий и при­емный лучи в любое место в пределах зоны обзора. Импульсная мощность РЛС по сравнению с РЛС «Днепр» воз­растала в несколько раз, за счет чего дальность обнаружения достигала 6 тыс. км в секторе обзора по азимуту 110 градусов. Вычислительный центр осна­щался новыми машинами разработки М. А. Карцева, имеющими достаточно большое быстродействие и объем памяти. Для РЛС были разработаны более совершенные алгоритмы обработки информации. Все это позволило значительно повысить точность определения параметров космических объектов и пропускную способность. РЛС оснаща­лась системой компенсации активных помех, аппаратурой и программами за­щиты от помех пассивных. В целом РЛС была способна обнаруживать малораз­мерные ГЧ БР в любых вариантах налетов с использованием ложных целей, в том числе и в условиях постановки ак­тивных помех. Главному конструктору удалось разработать, а строительным и промышленным организациям создать РЛС с выдающимися по тем временам характеристиками.

С постановкой на боевое дежурство РЛС «Дарьял» была создана круговая система ПРН, способная обнаружить любые атакующие территорию страны БР практически со всех ракетоопасных направлений.

Для наращивания радиолокационного поля, а в последующем и замены РЛС Днепр» в начале 1980-х гг. было при­нято решение и начато строительство еще шести новых РЛС со значительно более высокими, чем у существующих, характеристиками. Судьба этих стан­ций драматична. Уже построенная и почти смонтированная РЛС «Дарьял-У» главного конструктора А. А. Васильева в районе Красноярска по требованию американцев была демонтирована, две другие такие же РЛС на Балхаше и в Ир­кутске после многих лет строительства постигла та же участь. Из-за отсутствия финансирования создание этих РЛС было прекращено.

Две еще более совершенные РЛС Дарьял-УМ» главного конструктора В. И. Иванцова после развала Совет­ского Союза оказались на территории Украины и Латвии. РЛС в Мукачеве (Украина) была разграблена, а РЛС в Скрунде (Латвия) по просьбе латыш­ского правительства демонстративно взорвана американцами.

И только РЛС «Волга» главного кон­структора С. И. Миронова, пройдя слож­ный путь то приостановки, то возобнов­ления строительства, наконец в 2003 г. была поставлена на боевое дежурство в системе ПРН в районе г. Барановичи Белоруссия).

Это пока единственная РЛС в системе ПРН, работающая в де­циметровом диапазоне волн.

На смену РЛС, созданных еще в 1970-е гг. и продолжающих работать до настоящего времени, приходят РЛС высокой заводской готовности -«Воронеж-М» и «Воронеж-ДМ». Первая РЛС в Лехтуси под Санкт-Петербургом в 2009 г. уже поставлена на дежурство, строительство второй в районе Армави­ра завершается.

По своим характеристи­кам эти РЛС не уступают находящимся на дежурстве, а стоимость их создания существенно ниже. Эти РЛС работают в метровом («Воронеж-М») и дециметро­вом («Воронеж-ДМ») диапазонах волн, что позволяет создать двухдиапазонное радиолокационное поле и тем самым повысить качественные показатели об­наружения космических объектов.

СОЗДАНИЕ КОМПЛЕКСНОЙ ДВУХ-ЭШЕЛОННОЙ СПРН

Радиотехнические узлы создавались в необжитых районах, вдалеке от круп­ных населенных пунктов в различных геофизических и климатических усло­виях по периметру страны. Зоны обзо­ра узлов располагались таким образом, что перекрывали все ракетоопасные на­правления, накрывая космос над всеми театрами военных действий.

Однако обнаружение БР, запускае­мых с подводных лодок практически с любой точки Мирового океана, и меж­континентальных БР, стартующих с тер­ритории США, надгоризонтными РЛС в большинстве случаев возможно только на нисходящем участке траектории их полета. Это приводит к уменьшению времени предупреждения, оставшего­ся до падения головных частей БР на заданную территорию.

Этот объективный недостаток груп­пировки надгоризонтных РЛС компен­сируется комплексом средств обнару­жения непосредственно старта БР, где бы он ни состоялся.

30 декабря 1982 г. на боевое дежур­ство был поставлен разработанный под руководством академика А. И. Савина комплекс УС-К, предназначенный для обнаружения стартов БР с территории США, состоящий из наземного пункта управления космическими аппарата­ми, приема и обработки информации и группировки КА. Для этого комплекса в НПО им. Лавочкина под руководством А. Г. Чеснокова был разработан и соз­дан космический аппарат, позволяю­щий с высоты порядка 40 тыс. км обнаруживать старт БР на фоне космоса Орбитальная группировка состояла из восьми КА, дежурящих на высокоэл­липтических орбитах, и одного на гео­стационарной, что позволяло в любых условиях положения Солнца надежно обнаруживать старт БР.

В последующем был разработан и принят на вооружение комплекс УС-КМО, состоящий из двух пунктов управ­ления, приема и обработки информа­ции и дежурящих на геостационарных орбитах КА и позволяющий обнаружи­вать старты БР с континентов, морей и океанов.

Для повышения надежности обнару­жения старта МБР с территории США в качестве дублирующего средства в 1970-е гг. были созданы два узла заго- ризонтного обнаружения (ЗГО) главно­го конструктора Ф. А. Кузминского на Украине и Дальнем Востоке. Первые испытания оказались неудачными, так как электромагнитное излучение стан­ций проходило через геомагнитную «шапку», близкую к Северному полюсу, что создавало некомпенсируемые по­мехи. Работы из-за поспешности при­нятия решения на создание станций ЗГО без детального изучения особен­ностей ионосферы и механизма рас­пространения радиоволн в ионосфере зашли в тупик. И хотя меры, принимав­шиеся главным конструктором, по по­вышению достоверности обнаружения стартов не были совсем безнадежны­ми, все же добиться существенного их улучшения не удалось.

В 1982 г. узел с ЗГ РЛС «Дуга» в райо­не Комсомольска-на-Амуре с несколь­ко худшими, чем было задано, характе­ристиками был принят в эксплуатацию и поставлен на боевое дежурство.

После ввода в боевой режим ком­плексов обнаружения стартов БР си­стема предупреждения о ракетном нападении стала комплексной, по­зволяющей обнаруживать старты БР и подтверждать налет надгоризонтными РЛС, расположенными по периметру страны. Этим достигались высокие на­дежность обнаружения стартов и до­стоверность формирования информа­ции предупреждения.

Таким образом, в 1970-1980-е гг. в стране была создана автоматическая, уникальная по своим боевым задачам, по технологическим и информаци­онным достижениям, по территориальным и космическим масштабам, объекты которой были размещены на всей территории страны и в космосе, информационно-разведывательная си­стема, функционирующая по единому оперативно-стратегическому замыслу, реализованному в боевых программах.

ОСОБЕННОСТИ БОЕВОГО ФУНК­ЦИОНИРОВАНИЯ И СТРУКТУРНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В СПРН

Надежность функционирования СПРН и высокая достоверность вы­даваемых сигналов оповещения до­стигаются двухэшелонной структурой СПРН, взаимным перекрытием зон обзора надгоризонтных РЛС, дублированием каналов передачи данных и линий энергоснабжения с разне­сением их по территории страны, трехкратным ре­зервированием основных аппаратурных комплек­сов. Наконец, в СПРН одновременно функционируют два ко­мандных пункта, которые параллель­но, по одним и тем же боевым про­граммам, обрабатывают поступающую от всех средств космическую и радио­локационную информацию. И в случае выхода из строя одного командного пункта второй автоматически мгновен­но начинает передавать информацию предупреждения потребителям. Также автоматически происходит и резерви­рование основных комплексов аппара­туры, каналов передачи данных, линий энергоснабжения или включение ав­тономных источников питания на ко­мандных пунктах СПРН.

Боевая задача выполняется систе­мой предупреждения самостоятельно при автоматическом взаимодействии с системой контроля космического про­странства и противоракетной обороны. Все средства, составляющие СПРН, выполняют боевую задачу в автома­тическом режиме в реальном мас­штабе времени. Это достигается функционированием всех средств системы в едином временном цикле, по согласованным бое­вым программам, заложенным в центральную и периферийные вычислительные машины сое­диненными между собой си­стемами передачи данных. Также в автоматическом ре­жиме информация преду­преждения передается на оповещаемые команд­ные пункты и персо­нальные переносные табло оповещения высших должност­ных лиц государ­ства. Автоматизация боевого цикла системы и выдачи информации предупреждения привела к созданию особой структуры боевого управления, оборудованию командных пунктов, особенно его информативно­сти, и предусматривает при необходи­мости осуществить «вмешательство» человека в автоматическую работу си­стемы, подтвердить или дезавуировать выданную информацию оповещения.

Для СПРН одинаково недопустимо как необнаружение БР противника, ве­дущее страну к ядерной катастрофе, так и выдача ложной информации об обнаружении ракет, которая вполне может спровоцировать начало войны. Если задача обнаружения ракет реша­лась успешно, то задача недопущения ложных обнаружений - с большими трудностями. Причиной выдачи ложной информации могли быть влияние есте­ственных помех, сбои и отказы аппа­ратуры, ошибки, заложенные в логику работы алгоритмов и сбои боевых про­грамм, ошибочные действия личного состава боевых расчетов.

Так, в конце 1970-х гг. имел место неприятный инцидент, когда из-за не­санкционированного запуска на Иркут­ском узле специальной проверочной программы, имитирующей налет бал­листических ракет, с КП СПРН на пункты Верховного главнокомандования и все ЦКП видов ВС в автоматическом режи­ме была выдана информация «Ракетное нападение». Защита в боевой програм­ме на КП СПРН от таких случаев в то время не была предусмотрена.

Боевой расчет КП СПРН в составе оперативного дежурного полковника Л. И. Гуторина и дежурного инженера полковника Н. В. Митрофанова, дей­ствуя в сложившейся ситуации грамот­но и умело и основываясь на богатом опыте несения боевого дежурства, в том числе и по обнаружению реальных пусков БР, буквально через несколько секунд доложил на все оповещаемые КП, что выданная информация являет­ся ложной. И это не единичный случай. Так же грамотно и решительно дей­ствовали боевые расчеты, предупре­ждая выдачу ложной информации, сформированной от влияния на работу РЛС различных геофизических усло­вий, таких, как солнечная активность, полярные сияния, рефракция от во­дной поверхности, а также от работы различных источников помех.

Задача предотвращения выдачи ложной информации в основном была решена, но работы в этом направлении не закончились. Исследования возмож­ных причин ложных тревог и путей их недопущения ведутся постоянно.

В 1977 г. в составе Войск ПВО стра­ны была создана единственная в Во­оруженных Силах отдельная армия предупреждения о ракетном нападении особого назначения - ОА ПРН (ОН). В рамках оптимизации структуры Воору­женных Сил России в 1995 г. армия была передана в состав РВСН. В 1998-м в со­став армии были включены соединения противоракетной обороны и системы контроля космического пространства, после чего армия стала называться от­дельной армией ракетно-космической обороны - ОАРКО(ОН). Это стало логи­ческим завершением создания единой системы ракетно-космической оборо­ны страны. В 2002 г. она была включена в состав вновь созданных Космических войск. В 2009-м армию РКО расфор­мировали с переподчинением систем предупреждения, контроля космиче­ского пространства и ПРО напрямую Космическим войскам. Рациональность этого организационного решения по­кажет время, но архиважно, чтобы не было нарушено их межсистемное авто­матическое взаимодействие, что может привести к невыполнению ими задач.

В год 65-летия Великой Победы не­обходимо еще раз подчеркнуть, что "Систему предупреждения создавали люди, прошедшие суровую школу Ве­ликой Отечественной войны. Из этой кагорты многие были разработчиками исоздателями войск РКО. На их долю выпало в полной мере испытать радость побед и горечь поражений. Именно ими были заложены лучшие традиции нашей армии: высочайшая ответственность каждого за безусловное и надежное вы­полнение боевой задачи государствен­ной важности, боевую готовность, каче­ственную эксплуатацию и обслуживание техники и вооружения, высокий профес­сионализм командного и инженерно-технического состава. Это позволило создать совершенно новый облик офи­церов СПРН нескольких поколений. Их служба неброска. Они не стреляют, не водят танки, не управляют самолетами, не совершают дальние морские походы. Их отличает постоянное чувство высо­чайшей самодисциплины, их служба накладывает на них ни с чем и ни с кем не сравнимую ответственность, запре­дельную психологическую и моральную нагрузку. Они много знают и многое умеют, особенно несущие службу на командных пунктах, что не дано знать офицерам других родов войск и видов Вооруженных Сил. Прежде чем засту­пить на боевое дежурство, они несколь­ко лет готовятся к этому, приобретая большой объем всевозможных знаний, отрабатывают порядок своих действий в самых сложных ситуациях и готовятся психологически. Несмотря на свою от­носительную молодость, эти офицеры мыслят оперативно-стратегическими масштабами. У офицеров вырабатыва­ется чувство гордости и здоровой эли­тарности за службу в войсках ПРН, кото­рые порождают энтузиазм и инициати­ву, способность переносить все тяготы. Для них боеготовность - не виртуальное понятие, а каждодневный напряженный труд. Для них боевая задача - не проза жизни, а постоянное состояние с же­сточайшими требованиями за каждую секунду боевого дежурства. Это офице­ры совершенно новой формации, с ко­торыми войска национальной системы предупреждения вошли в XXI век.

Реформы необходимы. Но они должны быть максимально избира­тельными в зависимости от важности выполняемой задачи, от режима и условий службы, от той ответствен­ности, которую несут боевые расчеты в системе ПРН. В отличие, например, от Сухопутных войск, где соотношение офицеров и солдат может составлять 1 к 20, в дежурных боевых расчетах СПРН соотношение офицеров и сол­дат составляет 1 к 1. Другое возможно, но при условии подготовки солдата-контрактника, способного заменить офицера в составе дежурной смены. Снижая штатную категорию таких клю­чевых фигур в боевом расчете, как ко­мандир дежурных сил и дежурный ин­женер, следует заведомо согласиться, что и их уровень профессионализма и опыта будет снижен. И это в системе, предупреждающей руководство о воз­можном уничтожении страны. Коман­дир дежурных сил СПРН - это послед­ний порог ее достоверности.

В 2002 г. на КП армии работал ми­нистр обороны РФ С. Б. Иванов. После детального изучения работы КДС армии по подтверждению выдаваемой с КП техническими средствами инфор­мации предупреждения сказал коман­дарму: «Ответственность КДС нечело­веческая, запредельная. Это профес­сионалы, которых надо воспитывать и о которых нужно заботиться всегда».

40 лет СПРН несет боевое дежур­ство в постоянной, не прерываемой ни на минуту наивысшей степени боевой готовности, выполняя конкретную, а не условную боевую задачу по обна­ружению возможного налета ракет и предупреждению об этом высшего по­литического и военного руководства страны. За это время обнаружены мно­гие сотни пусков отечественных, китай­ских и американских ракет различного класса и назначения, 130 оперативно-тактических ракет, примененных Ира­ком в ирано-иракской войне, пуски ис­следовательских ракет с территории Израиля и Норвегии. За сутки средства­ми СПРН производятся десятки тысяч обнаружений и измерений параметров прохождения через зоны обзора ИСЗ и других космических объектов.

Военная наука предполагает, что в будущей войне сферами вооруженной борьбы будут не только земная поверх­ность и воздушное пространство, но и космос. На последнее делает ставку противник, подтверждая это своим участием в локальных военных конф­ликтах и войнах.

Исходя из этого, особую роль приоб­ретают воздушно-космическая оборо­на и ее краеугольный камень, система предупреждения о ракетном нападе­нии была и остается надежным сред­ством сдерживания ракетно-ядерной войны и обеспечения неотвратимого возмездия агрессору. Ее боевая зада­чанезыблема и неизменна в мирное и военное время.

_________________________________________

Владимир Константинович СТРЕЛЬНИКОВ - генерал-полковник, кандидат военных наук, профессор, коман­дующий ОА ПРН (ОН) с 1977 по 1981 г

Сергей Михайлович КУРУШКИН - ис­полнительный директор ОАО «НИИРП», генерал-лейтенант, командующий ОА РКО с 2001 по 2007 г.

Виктор Павлович ПАНЧЕНКО - генерал-майор-инженер, канди­дат технических наук, с 1977 по 1992 г. - заместитель командующего ОА ПРН (ОН) по вооружению - началь­ник управления вооружения

Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"