103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Участие военных структур в формировании взглядов на создание и использование космических систем различного назначения.

07.10.2010

Выступление заслуженного деятеля науки и техники, доктора технических наук, профессора, генерал-майора Алексеева Э.В.

Участие военных структур в создании космических средств и освоении космического пространства, а точнее их роль и место в различные временные периоды имеют свою историческую основу. Еще не кончилась Великая Отечественная война, когда в Германию была отправлена группа с задачей изучения и использования задела по созданию ракет ФАУ-1 и ФАУ-2. В группу, наряду с конструкторами и инженерами, работающими в области ракетной техники Королевым С.П., Глушко В.П., Чертоком Б.Е., Барминым В.П., вошли военные специалисты Гайдуков Л.М., Соколов А.И., Тюлин Г.А., Тихонравов М.К., Чернышев Н.Г., Керимов К.А., Мозжорин Ю.Н., Смирницкий Н.Н., Тверецкий А.Ф., Мрыкин А.Г. и другие. Участие военных имело свои цели. На них была возложена задача разобраться в вопросах организации и проведения испытаний ракет и их баллистического обеспечения.

Затем, уже на нашей земле для проведения испытания нового оружия потребовалось и создание полигона с полным комплексом пусковых, заправочных и измерительных средств, а также разработка методик испытаний ракет и расчета таблиц стрельбы (полетных заданий). Эти задачи были возложены на военных и успешно ими решены на полигоне Капустин Яр. Полученный опыт работы стал решающим при выборе и обустройстве нового полигона для отработки первой межконтинентальной ракеты Р-7, разработанной СП. Королевым. В рекордно короткие сроки, менее чем за 2,5 года (с 12.01.1955 г. по 5.05.1957 г.) практически в пустыне в крайне сложных условиях было создано всё для летно-конструкторских испытаний, включая материально-техническое обеспечение, измерение параметров ракет при запуске и полете, а также средств обработки для анализа и оценки ЛТХ.

Три с половиной тысячи солдат и офицеров совместно с учеными, конструкторами, строителями, монтажниками совершили, как это видится сегодня, безусловно, подвиг. Общее руководство и ответственность за создание Байконура Правительством была возложена на главного маршала артиллерии Неделина М.И. Зарождение и становление полигона проходило под руководством генерала Нестеренко А.И., а его строительство - под руководством генерала Шубникова Г.М. Полигон стал крупнейшей, уникальной военной ракетной организацией с испытательной направленностью.

Создание Королевым ракеты Р-7 открыло возможность запуска искусственных спутников Земли (ИСЗ). 30 января 1956 года Правительством было принято решение по проведению работ по созданию первого такого спутника. Во исполнение этого решения на Министерство обороны (НИИ-4) была возложена задача по созданию командно-измерительного комплекса и баллистического обеспечения запусков ИСЗ. Задача была не характерна для военной структуры, т.к. фактически она становились соисполнителями разработки одной из составляющих комплекса средств необходимых для осуществления запуска и применения ИСЗ. Понимая сложность решения поставленной задачи, в условиях, когда фундаментальной наукой еще не были исследованы и определены параметры верхней атмосферы (электронной концентрации), необходимой для расчета радиолиний и т.д. Начальник НИИ-4 генерал Соколов предлагал определить головной организацией АН СССР. Дискуссию прекратил Маршал Советского Союза Жуков Г.К., который четко понимал, что создание командно-измерительного комплекса (КИК) в короткие сроки под силу только военным. По-видимому, он также предвидел возможную роль космоса и для обороноспособности страны.

В кратчайшие сроки в НИИ-4 были разработаны теоретические основы обеспечения запусков ИСЗ, измерения и определения параметров орбит, состояния, контроля и управления бортовой аппаратурой, а также принципы и методы практической их реализации. 3 сентября 1956 года вышло Постановление Правительства СССР о запуске геофизического спутника (объект «Д»), в исполнении которого НИИ-4 МО поручалось сформировать «центр по руководству и координации работ» комплекса командно-измерительных средств, средств связи и СЕВ, а также научно-координационную часть (КВЦ) и отдельные научно-измерительные пункты (ОНИП). Эта задача по формированию и комплектованию средств также была решена в кратчайшие сроки. Более 12 тысяч солдат и офицеров, начиная практически на голом месте, смогли построить, оборудовать и смонтировать необходимый состав средств для управления ИСЗ.

Заложенные принципы построения КИК, как системы массового обслуживания ИСЗ различного назначения, полностью себя оправдали и прошли проверку временем. Была обеспечена работа по первым семи пускам ИСЗ военного, народнохозяйственного и научного назначения, восьми запусков автоматических станций полета к Луне, Венере и Марсу. Полет первого в мире космонавта Гагарина Ю.А., а также полеты Титова Г.С., Николаева А.Н., Поповича П.Р., Быковского В.Ф., Терешковой В.В. также осуществлялся Центром КИК и КВЦ НИИ-4 Минобороны, который стал прообразом ЦУПа ЦНИИМаша и всех последующих центров управления. Таким образом, военные структуры фактически создали основы управления KA и их реализовывали. В этом бесспорная заслуга генералов и офицеров, стоящих у колыбели создания КИК: Соколова А.И., Тюлина Г.А., Мозжорина Ю.А., Карася А.Г., Витрука А.А., Агаджанова П.А., Спицы И.И., Кузнецова М.Ф., Панченко Е.И. и многих других.

Огромную роль в этот период сыграло обращение в мае 1954 года с докладной запиской полковника Тихонравова M.K. в Правительство СССР «О возможности разработки искусственного спутника Земли». Оказанная поддержка со стороны Правительства позволила Королеву принять решение о первоочередном запуске простейшего спутника Земли (ПС-1). Фактически, менее чем через два месяца после первого удачного запуска ракеты Р-7 (21 августа 1957 года) 4 октября 1957 года открыло эру космоса и обеспечило приоритет в этом нашей страны.

Прорыв в космос, совершенный первым ИСЗ, открыл дорогу для использования космических средств в интересах решения политических, военных, научных и хозяйственных задач. Естественно, что первые шаги по практическому освоению и использованию космического пространства были сделаны совместно с ОКБ-1, а также СКБ Козлова Д.И., КБ Решетнёва М.Ф. в интересах обороны и безопасности и направлены были на создание систем разведки, ПРИ, связи и навигации. Что касается решения задач в интересах народного хозяйства и науки, Академия наук СССР, ГУ ПМС, Министерство связи и другие ведомства, понимая необходимость получения той или иной информации в интересах решения конкретных задач, практически не могли определить возможности средств выведения, построения орбитальных структур, технические возможности средств управления и т.д. Таким образом, кроме военных структур (НИИ-4 МО, 3 управления ГУРВ, полигонов и КИК) организации, которые могли бы определить пути и методы решения конкретных задач с помощью космических средств, в стране не было.

Объективно, до 1962 года НИИ-88 занимался исследованием отдельных проблем создания МБР и только после полета Гагарина и Титова по инициативе генерала Тюлина в институте было создано первое космическое подразделение - отдел № 12, еще позднее были созданы Интелсат (1964 год), Интеркос (1966 год), Интерспутник (1972 год), Инмарсат (1976 год).

Понимая общегосударственные интересы, 3 управление ГУРВ (в последующем ЦУКОС) взяли на себя роль Заказчика не только средств военного, но и народнохозяйственного и научного назначения. Известно, что успех разработки во многом определяет квалификация Заказчика. Если финансирование определяет темп и сроки проведения работ, то комплекс тактико-технических требований (ТТТ) - по существу определяет идеологию разработки, ее процесс и эффективность на этапе применения, а в целом, создание системы на соответствующей научно-методической базе. Так в создание системы «Метеор» существенный вклад внесли военные специалисты: Комачков В.В., Семенов Е.М, Дмитриев И.Л., Сафрошкин М.Ф. и другие. В создании и организации запусков первых автоматических станций для исследования планет Марс, Венера и исследования Луны, включая необходимую модернизацию ракеты Р-7А и создания РН «Молния» внесли офицеры: Максимов А.А., Кравцов Ю.Р., Башкиров Л.П., Щапов Е.С., Щербаков П.В., Мещеряков И.В., Кислик М.Д., Яцунский И.М. и многие другие. В разработке систем связи «Молния-1» значительный вклад внесли: Киримов К.А., Павленко В.С., Булычов Г.И., Макаров П.Л., Тимофеев О.М., Сергеев Н.К., Бачурин А.П., Крылов Б.Н., Мещеряков И.В.. В осуществлении программ исследований космического пространства в серии Космос и Интеркосмос и других пилотируемых космических аппаратов внесли офицеры: Щапов Е.С., Кравцов Ю.Ф., Башкиров Л.П., Королев С.Г., а при создании систем навигации и картографии - Кравцов Ю.Р., Медведков Ю.В., Яцунский И.М., Цепелев А.В. и другие.

Безусловно, основные усилия всех военных структур были сосредоточены на создании космических систем в интересах Министерства обороны и их эффективность использования в интересах всех видов и родов войск во всех формах их действий. Уже в составе первого поколения систем космического вооружения были: средства фотографического наблюдения и картографирования; система радиотехнического наблюдения; средства спутниковой связи; система наблюдения на ОТВД; космическая навигационная система; котировочные космические комплексы; космический геофизический комплекс. По своим тактико-техническим характеристикам (ТТХ) эти системы практически не уступали аналогичным системам США, хотя наши космические аппараты (КА) и имели несколько большие массы и габариты.

В целом, на основе проведенных исследований по НИР «Щит» и «Основа», с учетом возможного характера и особенностей современной войны был разработан первый проект «Системы космического вооружения», определяющей сроки и направления развития космических средств на базе использования унифицированных средств выведения и управления. При определяющей роли военных организаций была создана самостоятельная Государственная программа, объединяющая средства космического вооружения с космическими средствами научного и народнохозяйственного назначения, реализующая техническую и экономическую целесообразность их применения и развития на единой унифицированной базе средств выведения и управления. Кроме того, такая программа позволила установить единый порядок разработки и применения приборов, аппаратуры и электроизделий и создать межведомственные нормативы («Мороз-2», «Мороз-3» и т.д.) и вести создание всех космических средств под контролем военных представительств. Вопросы качества и надежности космической техники решали более 1500 офицеров и служащих СА. Именно благодаря их усилиям промышленностью были достигнуты самые высокие в мире показатели надёжности РН ( Р=0,97 ). Институт военных представительств позволил осуществить на всех предприятиях, ведущих разработки космических средств, на единой технологической дисциплине на основе действующих ГОСТов и ОСТов.

Подводя итоги выше отмеченной роли военных структур на первом этапе освоения космического пространства, можно констатировать, что они играли решающую роль в идеологии создания базовых систем управления и выведения, основными при подготовке и проведении запусков, им принадлежала ведущую роль в определении перспективных направлений и задач космических исследований и создания КС на реальной почве технических и финансовых возможностей с учетом научных достижений. То есть, объективно были идеологами освоения и использования космического пространства.

Именно благодаря сочетанию усилий военных структур и основных организаций промышленности, прежде всего ОКБ-1 Королева, СКВ Козлова и КБ Решетнёва в этот период было достигнуто лидирующее положение в освоении космического пространства. Мы первыми вышли в космос, облетели Луну, осуществили первый выход человека в открытое пространство и т.д. Основная цель в этот период может быть определена как создание определенной совокупности космических систем и комплексов соответствующей инфраструктуры, обеспечивающей потребности политики, безопасности и обороны страны, народного хозяйства и науки.

Важная роль военных структур на этом этапе однако не нашла свое достойное отражение ни в средствах СМИ, ни в последующей истории освоения космоса. Из политических соображений первые успехи были приписаны Академии наук СССР (Благонравов, Петров) и если в последующем роль Королева была восстановлена, то о военных забыли. Многие структуры были созданы уже позднее, после запуска первых космических систем различного назначения, и, как правило, историю начинали с момента своего создания. Имел место и перегиб в освещении достижений космонавтики в пользу пилотируемых систем, у обывателя создалось понятие, что космонавтика это только космонавты.

Есть в этом и наша вина - отсутствие ярких публикаций о жизни и деятельности военных, стоявших у истоков космонавтики: Неделине,
Нестеренко, Соколове, Карасе, Максимове, Григорьеве и других.

На период 70-х - 80-х годов с принятием США военной доктрины и концепции СОИ был наложен отпечаток состояния «холодной войны», что вызвало необходимость резкого увеличения работ по сохранению стратегической стабильности и ответных мер по недопущению превосходства в космосе. Естественно, в этот период возросла роль военных структур в определении направлений противодействия СОИ, в исследовании космического пространства как новой сферы вооруженной борьбы, обосновании особого космического театра военных действий в ближнем космосе и многоразовой системы «Энергия-Буран», как многоцелевого средства, решающего задачи противодействия в космосе. В то же время решались задачи создании базовых направлений производства в космосе новых материалов, лекарств, а также научных исследований. Основные результаты работы военных структур нашли отражение в созданном в этот период основополагающих документах Минобороны и Пракительства.

Значительную роль сыграли военные структуры в период «лихих 90-х». Именно благодаря созданному в свое время Командующим Военно-космическими силами (ВКС) генералом Максимовым А.А. боезапаса средств выведения и космических аппаратов последующим руководителям удалось практически сохранить минимально возможную группировку космических средств.

Далее хотел бы подробнее остановиться на роли Kосмических войск в настоящее время, как это нам ветеранам представляется.

Космонавтика вошла во все сферы жизни государства и человечества. Потребности науки, экономики и обороноспособности в использовании космических средств постоянно возрастают. В повседневной жизни идет становление информационного уклада жизни, который в значительной степени базируется на применении космической техники. Резко возрастает роль информационных космических средств разведки, связи, навигации и т.д., которые уже стали средствами двойного назначения и наряду с обеспечением безопасности и обороноспособности участвуют в решении экономических задач государства и бизнеса.

Государственная важность космических средств нашла отражение в документе «Основы политики Российской Федерации в области космической деятельности до 2010 года». В общей постановке определены государственные интересы Российской Федерации в космической деятельности:

- обеспечение гарантированного доступа и постоянное присутствие России в космосе на основе сбалансированного развития ее космического потенциала;

- комплексного решения задач в области обороны страны, безопасности государства, социально-экономического и культурного развития;

- повышения эффективности космического потенциала в интересах усиления боевых возможностей Вооруженных Сил;

- обеспечения потребностей страны в сфере космической деятельности преимущественно за счет использования отечественной космической техники и вооружения, производимых на российских предприятиях и российской научно-промышленной базе.

При этом было определено: Главными целями космической политики являются модернизация, укрепление и эффективное использование космического потенциала Российской Федерации в интересах экономической и оборонной мощи страны, обеспечение её безопасности, развитие науки и техники, решение социальных проблем, расширение международного сотрудничества. Нет необходимости комментировать роль военных структур в решении поставленных на государственном уровне задач.

Вместе с тем, в плане обсуждаемого на нашей конференции вопроса хотелось бы обратить внимание на следующее. Завершается срок действия документа (2010), что делает необходимым первостепенной задачей подготовку нового документа о Государственной политике до 2020 года. Такие документы не готовятся за один день, поэтому к их разработке необходимо приступить заранее. Экономические условия государства в период подготовки документа диктуют необходимость построения космической политики на основе модернизации и сохранения минимального уровня решения тех или иных задач. Роль современных военных структур, прежде всего, должна быть проявлена в формировании нового государственного подхода к космической политике на период до 2020 г. на основе конкретных перспективных направлений и задач космонавтики с учетом последующих научных достижений и реальной почве технических и финансовых возможностей.

Сегодня государству под силу добиваться скачка в научно-техническом прогрессе и стимулирования появления новых достижений в космической деятельности. Основы предложений по развитию космических систем непременно и, прежде всего, должны базироваться на исследовании характера современных военных действий. Напомню, что во всех военных конфликтах последнего времени (Персидский Залив, Босния, Югославия, Афганистан, Ирак) нашли широкое применение для обеспечения действий вооруженных сил и сил флота космические средства. При этом, как правило, информация от космических средств различного назначения интегрировалась и дополнялась информацией от средств воздушного, морского и наземного базирования. Уже при управлении боевыми действиями в Ираке, это осуществлялось из единого центрального командного центра в Дохе (Катар). Этот центр оснащен суперкомпьютерами высокой производительности и базируется на глобальных телекоммуникационных спутниковых и волоконно-оптических линиях цифровой связи с пропускной способностью до 10 Гбит в секунду. Фактически в Ираке США реализовали одно из ключевых положений своей концепции: создание единого информационного пространства как условие повышения эффективности боевых действий за счет использования точных данных о положении и характере разнообразных объектов и целей, появления новых ситуаций.

Единое информационное пространство с телекоммуникационной и компьютерной сетью, позволяет комплексировать информацию, получаемую от космических средств и навигации, связи, разведки и средств воздушного, наземного и морского базирования, а также средств гражданского и коммерческого назначения. А это в свою очередь позволяет получать в реальном масштабе времени, вплоть до уровня командиров тактических звеньев, самые разнообразные данные о характере и координатах целей, включая видеоизображения, передаваемые из центрального командного пункта и средств разведки. Это также стало основой широкого применения и высокоточного оружия.

Проблемы эти крайне сложны и могут быть решены только на государственном уровне, так как они находятся на пересечении многих ведомственных интересов, и не могут быть решены без организации органа ответственного за создание. Сложность решения этой задачи может быть показана на примере более узкой проблемы - создание Единой системы координатно-временного обеспечения на базе системы ГЛОНАСС. Сколько противоречий, сколько различных взглядов на роль различных средств и их принадлежности было на стадии проектирования. В создании единой информационной системы, позволяющей в пространстве и во времени наблюдать и вскрывать все действия вероятных противников, безусловно определяющая роль должна принадлежать военным структурам. Представляется, что в Министерстве обороны Космические войска имеют наиболее подготовленные кадры в области информационных систем и компьютерной техники, большой накопленный опыт и в области интегрирования информации от различных систем и источников. Вместе с тем, решение такой важной и сложной проблемы потребует проведение больших комплексных межведомственных НИР и ОКР.

В решении таких задач целесообразно создание в Космических войсках научно-исследовательского института. Его главными задачами должны стать формирования предложений по рациональным путям и направлениям создания Единой информационной системы и другие вопросы поиска и осуществления скачка в научно-техническом прогрессе и стимулирования новых достижений в космонавтике. Это направление затрагивает многое, в частности на современном уровне уже возможно говорить не только о создании определенных группировок КА, обеспечивающих требуемый уровень определения координат, времени и уровня разрешения на местности, но и о создании поддержании соответствующих полей навигационного, связного и разведывательного и т.д.

За Kосмическими войсками остается и роль головной военной структуры, определяющей развитие космодромов и средств выведения. Перспективы каждого космодрома, их возможности, пропускная способность, основные направления по целевым системам должны быть конкретно представлены и утверждены на правительственном уровне. На период до 2020 года одной из задач остается определение необходимого ряда ракет-носителей. Эти проблемы со стороны военных структур должны быть увязаны с созданием нового поколения космических аппаратов различного предназначения, прежде всего решающие военные задачи. Здесь необходимо исходить из двух противоречивых тенденций: уменьшение массы КА за счет микроминиатюризации и тенденции повышения высоты орбит при сохранении требуемого разрешения на местности и возможного времени наблюдения и сроков активного существования.

Представляется, что стоящие на будущее задачи военного плана недопущения превосходства в космосе таких стран как США и решение задач полета на Луну, Марс и другие планеты, по-видимому, потребуют создания 100-тонных носителей.

Прогресс в создании командно-измерительных средств, средств автоматизации и компьютерной техники приводит к постановке на принципиально новой основе с широким внедрением обмена информацией с использованием спутников-ретрансляторов глобальной системы «ГЛОНАСС».
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"