103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Амос Александрович Большой. К 100-летию со дня рождения

19.11.2010

Ветеран Ракетных войск Стратегического назначения, ветеран Космических войск, начальник Научной координационно-вычислительной части (НКВЧ) Центра КИК (1963-1972), лауреат Ленинской премии (1970), доктор технических наук, полковник.

Родился 1 декабря 1910 года, в городе Харьков. Окончил Одесский институт инженеров связи (1932). В Вооруженных Силах с 1936 по 1972 год. Участник Великой Отечественной войны.

В 1941-1944 гг. - начальник телефонной станции, начальник мастерской полка связи Юго-Западного и Северо-Кавказского фронтов.

В 1958 – 1963 гг. - начальник координационно-вычислительного центра при НИИ-4. Принимал непосредственное участие в разработке и применении методов управления первыми ИСЗ и КА. Руководил работой КВЦ. Возглавлял группу координации и связи при Государственной комиссии по испытаниям первого Космического корабля «Восход».

С 1963 по 1972 год - начальник НКВЧ (Научно- координационно-вычислительной части) Центра КИКа. Возглавлял ГОГУ (Главную оперативную группу управления) при работах по лунной программе от «Луны-4» до «Луны-20» в Центре управления дальней космической связи, созданного при Симферопольском НИПе.

В этих работах участвовали С.П. Королев, М. В. Келдыш, М.С. Рязанский, А.Ф. Богомолов, Г.А. Тюлин (Председатель ГК), Г.Н. Бабакин, Е.Я.Богуславский, М.Д. Миллионщиков, А.П. Виноградов, П.А. Агаджанов и другие светила науки и техники. Амос Александрович возглавлял ГОГУ также при работах по «Зонд-1,-2,-3», « Венера-1,-3», «Марс-1».

Награжден орденом Отечественной войны 2 степени, орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды орденом «Знак Почета», двумя медалями «За боевые заслуги», медалью «За освобождение Кавказа», а также многими медалями СССР и Федерации космонавтики СССР («История КИК… стр. 328).

Фамилия «Большой» ассоциируется с чем-то крупным, большим, и действительно, внешний вид А.А.Большого оправдывал его фамилию: мощная фигура, крупные правильные черты лица, большая лысина на голове.

Работая вместе с такими опытными космическими управленцами, каким был Амос Александрович, мы брали на вооружение их знания и опыт. Более 10 лет, с 1963 по 1972 год, он был одним из моих негласных учителей. По мере знакомства с ним меня все больше привлекал его стиль работы.

Что я вкладываю в понятие «стиль работы»? Я встречал немало определений. На мой взгляд, наиболее удачно дал определение генерал армии Сергей Штеменко в своей книге «Генеральный штаб в годы войны»: «У каждого человека в зависимости от его знаний, характера образуется свой, свойственный ему стиль работы, т.е. определенная система способов, приемов и порядка работы, которая позволяет выполнять ее с наивысшем качеством и в кратчайший срок». Если метод указывает способ, путь, по которому надо идти, чтоб достигнуть цели, то стиль - это преломление метода на практике каждым конкретным человеком в жизнь, исходя из его интеллекта, волевых, нравственных, физических качеств, зрелости коллектива, условий в которых протекает работа. Каковы же были условия?

А.А. Большому приходилось управлять смешанным коллективом, состоявшим и из военных, и из гражданских специалистов, в жестких временных рамках.

Амос Александрович работал на острие ответственности за результат, за успех. Цена ошибки была огромна. Он это прекрасно понимал, поэтому тщательно готовил принимаемые решения.

Работать приходилось под пристальным вниманием корифеев науки и техники Королева С.П., Келдыша М.В. Рязанского М.С., Тюлина Г.А., Бабакина Г.Н. и других светил. Согласитесь, не просто управлять ЛКА, когда тебя ежеминутно экзаменуют, на что ты способен!

Наиболее ярко стиль работы Амоса Александровича проявлялся при проведении им оперативно-технических совещаний.

Какие вопросы выносились на совещания? Состояние объекта, аномалии в работе, их анализ, формирование плана на следующие сутки, обобщение первых результатов работы и ряд других проблем. В начале заседания Амос Александрович предлагал порядок его проведения, примерно в следующем ключе: состояние объекта, сообщения представителей групп баллистиков и телеметрии об аномалиях в ходе работы, сообщение представителя фирмы М.С.Рязанского, конструктора Е.П.Молотова о замечаниях в работе наземной аппаратуры КРС и их причинах и т.д. После сообщений Амос Александрович спрашивал, есть ли у кого вопросы, замечания, предложения. В случае спора, возникновения новой проблемы, которая требовала предварительной проработки, предлагал: «Поручить группе анализа совместно с группой управления проработать данный вопрос и доложить на следующем совещании». Если время не позволяло, решение принималось оперативным путем, исходя из столкновения мнений, анализа, с привлечением специалистов, конструкторов.

Как формировался план на следующие сутки? А.А.Большой крупным планом предлагал порядок работы на следующие сутки, его обсуждали и корректировали с учетом внесенных предложений. Последнее слово оставалось за конструктором конкретной системы. Далее план передавался в группу управления, где окончательно дорабатывался с привлечением необходимых специалистов, с привязкой по времени.

В конце совещания Амос Александрович, как правило, выступал с заключительным словом: задачи, стоявшие перед прошедшим сеансом связи. Как эти задачи выполнены, каково состояние систем. Оглашал план на очередной или контрольный сеанс связи.

Автору этой статьи тоже приходилось нередко отвечать на вопросы по поводу организации дополнительных каналов связи, передачи информации, использования вычислительной техники НИПа, службы единого времени. Мне нравилось отношение Амоса Александровича к связистам. Он хорошо понимал значение связи при управлении лунными объектами, ценил труд связистов и никогда не давал их в обиду. Как истинный управленец, он знал, что потеря связи - это потеря управления со всеми вытекающими последствиями.

По отношению ко мне это проявлялось в том, что он стремился привлечь меня на все заседания, которые проводились как в узком кругу, так и в расширенном составе. Это делалось для того, чтобы я лучше почувствовал обстановку, понял динамику работы, определил для себя наиболее ответственные моменты. Это было необходимо и для правильной расстановки личного состава.

Хочу подчеркнуть, что у меня не было неприятностей по линии обеспечения работ по лунной программе за все время совместной работы с Амосом Александровичем не только по связи, но и по линии вычислительной, информационной техники и СЕВ благодаря ответственности и высокой подготовке офицеров, прапорщиков, сержантов, солдат и жен офицеров, работающих на технике. В 1970 году вместе с командиром войсковой части полковником Бугаевым Н.И за работу по «Луне -16» мы были представлены к правительственным наградам: Бугаев Н.И. награжден орденом Ленина, меня наградили орденом «Знак Почета». Это было очень редким явлением. Даже за работу по «Луноходу-1» никто из личного состава части не был представлен к награде. Только благодаря командующему ВКС генерал полковнику Иванову В.Л. справедливость восторжествовала. Наземный экипаж, управлявший Луноходом, был награжден орденами. Это произошло спустя 25 лет после работы по «Луноходу-1».

Где-то я читал: «Руководитель может обладать какими угодно личностными чертами -сильными или слабыми, но как руководитель, как воспитатель, он будет иметь влияние на людей, только тогда и до тех пор, пока в нем будет чувствоваться личность».

Амосу Алекандровичу были свойственны аналитический ум, прекрасная память, любознательность. Он обладал сильной волей, позволявшей ему ставить перед собой крупные дальние цели и добиваться их реализации, постоянно работать на опережение в повышении своего профессионального мастерства. До войны он стал кандидатом технических наук, после войны – доктором технических наук.

Это был профессионал высокой пробы, с большим опытом работы в области управления космическими объектами и людьми.

Ближайшие сподвижники Амоса Александровича, с которым он проработал длительное время, полковники Романов А.П. и Косолапов В.П. в беседах подчеркивали, прежде всего, его моральные качества: «Он порядочный человек: внимательный, доброжелательный, справедливый, скромный».

Полковник Большой А.А. – организатор, досконально познавший науку управления, согласно которой, управленческий цикл предполагает: выработку и постановку задачи, расстановку сил, организацию управления, проверку, подведение итогов и выработку решения на последующий цикл управления.

Он был неплохим психологом, понимал настроение людей: по их взгляду, жесту, тону отдельным репликам. Эмоции – язык души, он понимал этот язык. Он был тактичным руководителем – обладал чувством меры, которое подсказывало ему правильное отношение к людям, к событиям, был глубоко воспитанным человеком. Обладал заслуженным авторитетом, что помогало ему поддерживать обстановку доверия, уважения и требовательности. Его требовательность не оскорбляла людей, так как была справедлива и направлена на качественное решение стоящих задач. Его можно отнести к руководителям, воплощающим на практике демократический стиль управления людьми. У него не было ничего от администрирования, силового давления. Ему чужд был командно-волевой нажим, подавление личности. Он прекрасно понимал, что вокруг него люди – специалисты своего дела, которые в ряде вопросов разбираются лучше, чем он.

Амос Александрович не робел перед авторитетами, знал себе цену. Но при этом он никогда не выпячивал себя, с большим уважением и почтением относился к ученым и конструкторам. При взятии управления в свои руки Сергеем Павловичем или Мстиславом Всеволодовичем он уходил на второй план, что наглядно подтверждают фотоснимки. О роли и месте А.А. Большого говорит сама за себя должность, которую он занимал – руководитель Главной оперативной группы управления при работе по лунной программе. Сергей Павлович Королев принял непосредственной участие в назначении Амоса Александровича руководителем ГОГУ.

Структурно в состав ГОГУ входили группы: анализа, управления, баллистическая, телеметрическая, связи и др. Основной задачей ГОГУ было осуществление централизованного управления полетом ЛКА во взаимодействии с баллистическими центрами и другими организациями и службами.

Цикл управления одним космическим аппаратом (сеансом связи) складывался из следующих основных операций: баллистического обеспечения, телеметрического контроля, анализа систем ЛКА, выработки управляющих программ и реализации программ управления.

В процессе всех работ от «Луны-4» до «Луны-8» включительно, я ни разу не видел С.П. Королева раздраженным, несмотря на его взрывной характер. Я не помню случая, чтобы он или М.В. Келдыш вмешивались в оперативную работу, проводимую А.А. Большим, за исключением АМС «Луны-8», когда С.П. Королев взял подведение итогов по «Луне-8» в свои руки.

Автоматическая межпланетная станция «Луна – 9» впервые в истории осуществила мягкую посадку на Луну и передала изображение ее поверхности на Землю. «Луна – 9», запущена 31 января 1966 года, прилунилась 3 февраля 1966 года в районе Океана Бурь. Передала на Землю панорамы лунного ландшафта при различных углах Солнца над горизонтом. Было проведено 7 сеансов радиосвязи продолжительностью более 8 часов, последние сеансы – 4, 5 и 6 февраля.

За месяц до начала работ с «Луной-9» на нашем пункте была развернута фототелеграфная аппаратура «Нева» и аппаратура Академии связи им. С.М.Буденного. Каждый день проводились тренировки с Центром КИК по передаче фототелеграфных изображений. О наличии аппаратуры прекрасно знала Главная оперативная группа управления, которую возглавлял полковник Большой А.А. Мной не раз предлагалось передать полученные снимки в Центр, но желание улучшить их качество и передать из рук в руки начальству пересилило. Доводила снимки до лучшего качества группа В.В. Заседского. Все это сыграло злую шутку.

Хорошо помню, как начальник пункта полковник Н.И.Бугаев и руководитель ГОГУ полковник Большой А.А., взволнованные, подошли ко мне. Николай Иванович приказал немедленно, по мере поступления снимков на фототелеграф, организовать их передачу в Центр – в Москву. Вскоре приказ был выполнен, снимки переданы. Страсти постепенно улеглись, но ощущение, что в бочку меда бросили ложку дегтя, осталось. Несмотря на то, что это была большая победа советской науки и техники.

История покорения космической целины – ценное достояние нашего народа. Подвиг, совершенный первопроходцами космоса, должен остаться в памяти последующих поколений на века, как пример беззаветного служения Родине. И в этот венок славы нашего народа вплетена лента Амоса Александровича Большого. Об этом наши потомки не должны забывать.

Заслуженный испытатель космической

техники, ветеран космонавтики

Мазурин В.Г.

  • Памятные даты


  •      

    Май 2017


    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31 1 2 3 4
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"