103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

БАЛХАШСКИЙ ПОЛИГОН ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЫ.

30.07.2013

Полигон "Сарышаган" по понятным  причинам всегда был секретным. Малоизвестен он и сейчас. Между тем в печати и на сайтах Интернета появляется всё больше материалов о создании и деятельности этого уникального объекта. Первый перехват боевой части нападающей баллистической ракеты,осуществлённый со старта  Балхашского полигона имел исключительно важное значение. Защита страны от сокрушительных ударов баллистических ракет вероятного противника стала реальностью.

Ниже мы помещаем отрывок из воспоминаний первого начальника строительства Балхашского полигона генерал-майора А.А. Губенко, опубликованных в книге Михаила Первова «Системы ракетно-космической обороны России создавались так».

«В апреле 1956 года я завершал один из крупных объектов Министерства обороны в Курганской области. Настроение бодрое: скоро сдам объект и -  в отпуск всей семьёй. Срочный вызов в Москву, к маршалу инженерных войск Михаилу Петровичу Воробьёву, спутал все планы. Однако делать нечего. Сел в поезд и тронулся в путь...

Выйдя не перрон московского вокзала, услышал голос диктора по громкоговорителю:
- Товариш Губенко! Вас ожидают в радиорубке.
Прямо с сопровождающим поехал на прием к маршалу Воробьеву. Михаил Петрович начал без обиняков:
- Получай новое назначение. Поедешь в Казахстан. Начнешь там строительство полигона ПРО. Вторая площадка должна быть сдана в феврале 1957-го. Иначе - держись! Все.
Вот тебе и все! О том, что такое полигон ПРО, маршал не сказал ни слова. Начал выяснять. Никто не знает. Один коллега усмехнулся:
- Влип ты здорово. Наши уже больше года в Тюратаме му...хаются. Конца - краю не видно. Тебе, судя по всему, почище досталось. А что такое ПРО - понятия не имею. Наконец, посоветовали:
- Езжай на развилку Ленинградского и Волоколамского шоссе. Там - КБ. Встретишься с Кисунько. Он расскажет.
Слава богу! Приезжаю. Вхожу в кабинет главного конструктора загадочной системы. Он встречает радушно. Усаживает в кресло. Начинаем беседу, и вдруг слышу:
- Всего проекта, Александр Алексеевич, на сегодняшний день я и сам не имею. Сделайте пока только вторую площадку. А позже я вам все предоставлю.

Вот так: поезжай туда, незнамо куда, построй то, незнамо что! Делать нечего. Возвращаюсь в главк инженерных войск. Говорят:
- Мы тебе выделяем самый боевой УИР-32. Поезжай в Одессу, передислоцируй его в Казахстан. Все остальное будет.
Прибываю в Одессу. Встречает мой старый знакомый еще со времен Великой Отечественной Анатолий Михайлович Шаповал.
- В УИРе триста пятьдесят вольнонаемных. Как узнали о пустыне, так все подали заявления об уходе. Я с ними ничего поделать не могу. А офицеры каждый день тащат мне медсправки о том, что не могут ехать в Казахстан по состоянию здоровья. Что делать будем?
Спрашиваю:
- Толя, мы с тобой на фронте вместе были, ты-то, хоть, поедешь?
Молчит.
- Толя, поезжай со мной хоть на полгода. А после мне легче будет.
Согласился. «Подбили бабки»: остались со мной со всего УИРа одиннадцать офицеров и одна вольнонаемная медсестра Катя. Да и те упрашивали отпустить их через три месяца.

13 июля, в 13.00 мы, тринадцать первостроителей, прибыли на полустанок Сарышаган. Нашел заспанного председателя сельсовета и, умолчав об истинной цели приезда коротко рассказал о планах строительства. Выслушав меня, он ошалело вытаращил глаза и спросил:
- У вас там в Москве хоть один умный шэловек есть?
- А что такое?
- А то, что тут даже казахи не живут - одни тушканчики. Ай-яй-яй!\

От таких слов мурашки пошли по коже. Подумал: «Действительно, как же мы здесь жить будем?» После осмотра станции страх усилился - колея-однопутка, никаких запасных путей. Дальше - больше. Получаю телеграмму: «Встречайте эшелон Московского автозавода Зпт 200 автомобилей Тчк». Вот так. Где же разгружать-то?
Вскоре телеграммы посыпались со всех концов: «Встречайте эшелон…» «Встречайте эшелон...» «Встречайте эшелон…». До этого я поработал на многих, в том числе, на крупных стройках. Но такого не видел. Казалось, вся страна шлет нам машины, трактора, оборудование, материалы...

Эшелоны шли один за другим и я понял, если что-то не придумаю - наступит катастрофа. Решил взять технику, прибывших солдат, «стащить» все лежавшие вдоль железнодорожного полотна запасные рельсы и соорудить обводной путь для разгрузки вагонов.
Брать запасные рельсы категорически запрещалось. Узнав о моем самоуправстве, железнодорожники пожаловались в прокуратуру. Дошло до Алма-Аты. Оттуда приехал прокурор и решил меня «забрать». Я доложил в Министерство обороны. Из министерства кому-то позвонили, прокурор сразу затих и убрался восвояси.

За три месяца на полигон прибыло около 5 000 автомобилей различных марок. Тут же возникла проблема: где взять столько водителей? К счастью, в Москве тоже догадались об этом и вскоре военкоматы всей страны начали присылать к нам курсантов автошкол ДОСААФ.
Однако, опыта у этих водителей никакого, тем более опыта работы в столь тяжелых условиях. Вскоре меня завалили сводками - в день до ста аварий автотранспорта. На весь полигон - ни одной ремонтной мастерской. Где их взять? Кругом - пустыня!
Решил срочно строить авторемонтный завод и школу переучивания прибывающих шоферов. Но на все нужно время. А сроки строительства поджимают. Не все понимают мои проблемы. Спрашивают: людей дали, транспорт дали, почему простой? По телефону не объяснишь, что такое пустыня.
Даю команду строить ремзавод и автошколу. Оказывается, они не предусмотрены планами. Черт с ними, с планами. Взял ответственность на себя. Построили быстро, и вновь проблема: где взять преподавателей, оборудование, инструменты?
Первой по графику шла площадка № 2. До нее - двести сорок километров. Что она представляет - никто не знал. Известно было только то, что туда заранее «запустили» геологов. Мне прислали самолет У-2, и я попросил заместителя слетать на место будущего строительства.
Вернулся он весь черный от пыли. Одни глаза сверкают. И с ходу - в карьер:
- Ё-о-о... твою...! Это же могила! Кругом пески! Геологи сказали, что воду найти не могут! Я сбегу!
Спрашиваю:
- Как это, сбежишь? Отвечает:
- Сбегу и вес!
Насилу успокоил. Снарядил первую экспедицию. Назначил начальником транспортной колонны Григория Алексеевича Метленко, начальником строительной площадки номер два - Аркадия Дмитриевича Задорина. Зачитал им назначения, снабдил всем необходимым, дал воду, продукты, танковые тягачи, бульдозеры и выпроводил.

Ехали они семь суток. За сорок километров от площадки геологи нашли воду и пробурили небольшую скважину. Питьевая вода есть, но где брать воду для стройки? Вскоре геологи обустроили несколько колодцев, но оказалось, что вода в них плохая и для бетона не годится. Нашлись умельцы, «покумекали» - и бетон пошел. Воды для стройки понадобилось много. Организовали так называемые отряды водяных - огромное количество солдат набирали из этих колодцев по три ведра воды в час и возили их на площадку.

Только решили «водные» проблемы - кончился хлеб. Мука есть, но печь негде. Дал команду: сыпьте муку в суп и варите. Вот вам и будет суп с хлебом. Промучались несколько месяцев, пока не построили печи.
К 1957 году я получил 75 строительных батальонов. В феврале, как и планировали, закончили вторую площадку. За двое суток сколотили хибару для Григория Васильевича Кисунько. Вскоре он прилетел, устроился в этой хибаре и сразу взялся за радиолокатор. Разобравшись, понял, что проблем столько, что сроки монтажа технологического оборудования радиолокатора РЭ могут быть сорваны. По ВЧ позвонил куратору в ВПК Борису Александровичу Киясову и попросил поторопить заводы, задерживающие поставку оборудования. Лишь через несколько дней спросил меня, нельзя ли построить ему домик на 4-й площадке (будущий город Приозерск), так как бывать на полигоне придется много и часто. Мне понравилось, что главный конструктор начал с дела, и только решив основные проблемы, побеспокоился о самом себе. Я ответил согласием и распорядился построить хороший домик.

Место для домика выбрали на полуострове, почти в самом центре будущего города Приозерска. Вскоре построили. И началось... Все генеральные и главные конструкторы стали просить и даже приказывать мне тоже построить им такие же домики, как у Кисунько. Я сказал, что денег нет. И тут же предприятия С.А.Лавочкина, А.А.Расплетина, П.Д.Грушина, А.И.Микояна начали выделять мне деньги на строительство.
Что делать? Надо ведь полигон, а не коттеджи строить? Обратился в Министерство обороны. Там свистопляска: то разрешают строить, то запрещают, то снова разрешают, то снова запрещают...
Помогая мне, по мере сил и возможностей, Г.В.Кисунько выпросил для полигона девять радиостанций. Привезли, установили. Никакого толку. Ни одна из радиостанций не достает до площадок. Удрученно вздыхаю:
- Григорий Васильевич, площадки разбросаны на огромном расстоянии. Дорог нет. Сложно руководить строительством в таких условиях.
Кисунько задумался, а затем произнес:
- Я вас понимаю. Мне выделили самолет У-2. На свой страх и риск, разрешаю вам использовать его два часа в сутки.
Самолет - это хорошо. Два часа - это не очень хорошо. Но другого выхода нет. Решили применить следующую примитивнейшую технологию руководства строительством с помощью авиации. Диспетчер стройуправления в пять утра вылетает на самолете и поднимается над полигоном на такую высоту, с которой, если позволяет погода, видны все или большинство площадок. Площадки, над которыми стоит пыль столбом, работают. Площадки, над которыми нет никакой пыли, не работают. Значит в отношении их руководства надо принимать срочные меры.

Вскоре по радиолокатору РЭ стрельнули первой ракетой. Григорий Васильевич сделал какие-то измерения, посидел с расчетами, покумекал и после зашел ко мне с очень довольным видом:
- Ну вот, теперь я знаю. Систему сделаем!
Я не понял, о чем он узнал и что собирается сделать, но от слов его и самого вида их хозяина исходила такая непоколебимая уверенность, что я тут же заразился ею и радостно подтвердил:
- Конечно, сделаем, Григорий Васильевич!
В ту прекрасную летнюю ночь мы долго просидели и его хибаре за разговорами и выпили, если мне не изменяет память, не одну бутылку водки. Наконец-то, я узнал о том, что такое система противоракетной обороны, как значима она для страны. И жизнь казалась мне изумительной, и полной грандиозных планов, а магическая сила главного конструктора не оставляла сомнений в том, что эти планы обязательно сбудутся".
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"