103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ СИСТЕМА КОНТРОЛЯ КОСМОСА

14.01.2015

В  2015 году исполняется 50 лет Центру контроля космического пространства (ЦККП). За прошедшие годы он менял названия и свой статус. Но и раньше и сейчас, когда он называется Главным центром разведки  космической обстановки, это соединение играло и играет  важнейшую роль в обеспечении космической безопасности нашего государства.
    Ветераны ЦККП делятся воспоминаниями о его истории на нашем портале.  

                                              ПЕРВЫЕ ШАГИ
С началом космической эры в истории человечества и интенсивным характером запусков космических объектов на различные орбиты вокруг Земли проблема контроля космоса возникла не только в Советском Союзе, она была характерна и для других стран, в частности, США, Западной Европы, Китая. Поэтому работы по организации контроля космического пространства в основных странах начались практически одновременно. Собственных специализированных средств наблюдения за космическим пространством в стране, да и в мире в целом, в то время не было. Еще в 1956 г. советское правительство своим постановлением обязало АН СССР создать сеть наблюдательных станций и организовать подготовку наблюдателей. Созданием сети наблюдательных станций от АН СССР руководил академик М.В.Келдыш, а непосредственную ответственность нес Астросовет АН СССР в лице заместителя председателя А.Г.Масевич.
        Для решения поставленной задачи было решено использовать находящиеся в системе АН СССР, а также в высших учебных заведениях страны астрономические приборы. Имевшиеся в крупных обсерваториях телескопы для слежения за низкоорбитальными космическими объектами не могли быть использованы из-за больших угловых скоростей космических объектов. На базе Астрономического Совета АН СССР и высших учебных заведений была создана сеть из более 100 станций оптического наблюдения (СОН), которые осуществляли обнаружение космических объектов и слежение (по целеуказаниям) за их полетом (1 октября 1957 г. к работе были готовы 66 станций). Необходимо было в короткие сроки научиться обнаруживать космические объекты, распознавать и сопровождать их с требуемой точностью на фоне звездного неба.
       В мае-августе 1957 г. в г. Ашхабаде проходили сборы по обучению наблюдателей искусству обнаружения и сопровождению искусственных космических тел. Руководителем этих занятий стал руководитель Звенигородской станции А.М.Лозинский. Вот как об этом пишет профессор А.Г.Масевич: «Летом 1957 года все руководители станций прошли специальную подготовку на курсах, созданных при Ашхабадской астрофизической обсерватории. Занятия проводили работники Астрономического совета и Ашхабадской обсерватории, хотя и имеющие большой опыт в наблюдениях звезд, планет и метеоров, но никогда еще (как, впрочем, и все население земного шара) не имевшие дела с искусственными космическими объектами. Много было тогда еще не ясно, и слушатели вместе с преподавателями дружно старались воссоздать, хотя бы приблизительно условия видимости будущего спутника, чтобы научиться наблюдать его по возможности точно. Так большим успехом пользовалась следующая «имитация», предложенная А.М.Лозинским. Один из участников с длинным шестом, к концу которого был прикреплен зажженный фонарь, взбирался вечером на гору и быстро шагал, стараясь не очень раскачивать фонарь. Внизу, в саду обсерватории, наблюдатели на фоне звездного неба видели движущийся яркий огонек и определяли его положение с помощью биноклей или небольших астрономических «спутниковых» трубок, специально созданных для этих целей. Впоследствии, когда началась подготовка наблюдателей на станциях, было проведено несколько учебных тренировок. Самолеты с имитирующими спутник огнями пролетали над станциями, создавая более совершенную иллюзию искусственного спутника. Основным инструментом на станциях были созданные по заказу Астросовета трубки АТ-1. Это небольшие широкоугольные телескопы с диаметром входного зрачка 50 мм, шестикратным увеличением и полем зрения 11°»
        В августе 1957 г. поступило распоряжение: доложить о готовности сети к контролю за полетом космических аппаратов. До запуска первого спутника Земли оставалось два месяца. Началась повседневная, кропотливая работа по организации и проведению наблюдений за искусственными спутниками Земли и использованию этих наблюдений для исследований в области космической геодезии, геодинамики и геофизики. Первоначально обработка координатной информации проводилась сотрудниками Астросовета с использованием вычислительных мощностей Академии Наук. При этом следует отметить, что часть наблюдательных станций находилась за пределами СССР, на территории социалистических стран, а также ряда государств в Африке, Азии и Южной и Центральной Америки, что сказывалось на оперативности получения результатов наблюдений в центре обработки информации и планирования.

                              СТАНЦИИ КОСМИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ
       В 1959 г. вблизи г. Звенигорода Московской области распоряжением Президиума АН СССР было создана Звенигородская экспериментальная станция Астросовета (в настоящее время Звенигородская обсерватория Института астрономии РАН), как основная базовая станция Астросовета АН СССР. На нее была возложена работа, связанная с исследованием новых конструкций аппаратуры для наблюдений искусственных спутников Земли, новых методов наблюдений, а также экспериментальными наблюдениями космических объектов. Уже в 1961-62 гг. было получено с использованием камеры «Нафа-3с/25 около 4000 фотографий космических объектов, а применение камеры АФУ-75 – более 10000 (1968-1986гг.) снимков.
       В 1964 году началось строительство лабораторного корпуса и трех астрономических башен, в одной из которых (самой большой) была смонтирована «Высокоточная астрономическая установка» (ВАУ), вступившая в строй в 1971 году. ВАУ по своим характеристикам превосходила все имеющиеся на тот момент времени камеры наблюдения, в том числе и знаменитую американскую камеру «Бейкер-Нанн». Основной задачей ВАУ было наблюдение космических объектов, находящихся на высокоэллиптических, высоких и геостационарных орбитах.
Второй по значению в деле контроля космоса стала Симеизская научная база Астросовета, расположенная в 25 километрах от Ялты вблизи курортного поселка Симеиз. С 1973 года на этой базе начались систематические наблюдения космических объектов (в основном геостационарных) в соответствии с решением Президиума АН СССР. Коллектив стации активно участвует в проведении различных международных программ.
       Широкое применение получила разработанная в ГДР на предприятии «Карл Цейсс» камера СБГ, установленная на многих станциях наблюдения, в том числе и в Звенигороде и Симеизе. Станции оптического наблюдения выполняли большой объем визуальных и фотографических, а позднее и лазерных наблюдений ИСЗ для решения задач геодезии, геофизики, эфемеридной службы и контроля космического пространства.
       Большая заслуга в организации работы системы слежения за космическими объектами принадлежит докторам физико-математических наук А.Г.Масевич и В.И.Курышеву (заведующий кафедрой Рязанского педагогического института).
Основным организатором всех работ была Алла Генриховна Масевич — одна из выдающихся ученых нашей страны и мира, которые начинали дело контроля космоса. Она в течение 35 лет была заместителем председателя Астросовета. Благодаря ее энергии Астрономический Совет взял на себя весь груз ответственности по налаживанию работ создаваемых станций оптического наблюдения. Она болела душой за качество труда первых наблюдателей, в основном, из числа студентов астрономических и физических факультетов высших учебных заведений.
      Особо следует отметить роль руководителя одной из лучших станций оптического наблюдения при Рязанском педагогическом институте доктора физико-математических наук, профессора В.И.Курышева, который руководил одной из самых лучших станций. Одним из первых организаторов слежения за космическими объектами был руководитель Звенигородской станции А.М.Лозинский. Ученый, талантливый экспериментатор, наблюдатель наивысшей квалификации, он объединил вокруг себя большую группу единомышленников, среди которых особенно выделялся молодой ученый Н.С.Бахтигараев, сменивший Александра Марковича на посту руководителя станции. В наши дни Н.С.Бахтигараев много сил и энергии отдает делу организации слежения за космическими объектами, особенно, когда речь заходит о геостационарной области космического пространства. Скромный, обаятельный человек, он всю свою сознательную жизнь посвятил служению контролю космического пространства. Звенигородская обсерватория и сегодня играет существенную роль в обнаружении и сопровождении геостационарных космических аппаратов. Серьезные исследования проводит коллектив этой станции в области загрязнения космического пространства космическим мусором. Станции оптического наблюдения под руководством А.М.Лозинского и В.И.Курышева на протяжении всего периода работы с ЦККП были в числе лучших станций.
       Впоследствии приборы АТ-1 были заменены модернизированными приборами БМТ-110М (бинокулярная морская труба). Модернизация приборов наблюдения производилась на Казанском оптико-механическом заводе.
Получила развитие высокочувствительная телевизионная аппаратура. Такая установка, присоединенная к телескопу с диаметром зеркала 500мм, позволяла не только сфотографировать автоматические лунные и межпланетные станции на расстоянии до 80000км, но и следить за их движением на протяжении нескольких часов.
Велись работы по разработке спутниковых лазерных дальномеров по программе «Интеркосмос». Они позволили бы измерять расстояния до спутников с точностью 10-20 см в полном автоматическом режиме и наблюдать космические объекты на высотах до 20000 км. Использование на отечественных космических аппаратах лазерных отражателей повысило точность измерений параметров КА «Интеркосмос-17» (ошибка составляла всего 2-3 м).
В 1975 году с помощью фотографической камеры «АФУ-75» Симеизской станции, ВАУ Звенигородской обсерватории впервые были получены фотографии геостационарных спутников.

                      ВОЕННЫЙ  АСПЕКТ
       Уже в начале 60-х годов на повестке дня встал вопрос организации постоянного эффективного слежения за изменяющейся обстановкой в космическом пространстве в интересах обороны нашей страны. Практическое использование его в военных и иных целях требовало глубокого знания космической обстановки, действенного контроля космоса, основанного на повседневном, постоянном слежении за ее изменением и действиями иностранных государств в нем. Первый опыт использования обеспечивающих космических систем показал, что действия войск на сухопутных и морских театрах военных действий (ТВД) неразрывно связаны с использованием космических средств, что они во многом предопределяют успех проводимых операций, позволяют с наименьшими потерями достичь желаемых результатов. Эффективность использования космических средств неоднократно демонстрировалась в локальных войнах и конфликтах на Балканах, в районе Персидского залива, Центральной Америке и на Ближнем Востоке.
       Быстрое «заселение» околоземного космического пространства различными космическими объектами поставило перед государствами проблему контроля этого процесса. Вот как характеризует тот период генерал-полковник в отставке Ю.В.Вотинцев: «В связи с четко прогнозируемым и последующим бурным освоением космического пространства возникли новые сложные научно-технические проблемы:
       Во-первых. По мере наполнения космоса объектами, сопровождающими запуски ИСЗ (ракеты-носители, обтекатели, различные фрагменты и т. п.), возрастала угроза безопасности пилотируемых кораблей. Это требовало создания надежной системы контроля космического пространства (СККП), которая могла бы обеспечить получение своевременной и точной информации. Откладывать решение этой проблемы на последующие годы было крайне опасно, так как сложность «инвентаризации» космического пространства ежегодно возрастала буквально в геометрической прогрессии. По-видимому, этими же соображениями руководствовалось и министерство обороны США, принявшее в конце 50-х — начале 60-х годов решение о создании национальной системы контроля космического пространства — «СПАДАТС» — с использованием радиолокационных и оптико-электронных средств, размещенных как на территории США, так и на некоторых военных базах, находящихся за ее пределами.
        Во-вторых, уже в то время рассматривалась необходимость разработки и создания системы противокосмической обороны (ПКО), способной поражать объекты военного назначения. В связи с этим возникали требования к СККП по распознаванию и выдаче системе ПКО точных целеуказаний по объектам вероятного противника, которые могли быть назначены для поражения в космосе».
        Надо сказать, что вопрос организации глобального контроля космического пространства возник на фоне обсуждения проблем борьбы с опасными для нашей страны военными космическими аппаратами вероятного противника. Вначале возникла идея, что решение проблемы контроля космоса будет вполне под силу разрабатываемого в то время комплекса противокосмической обороны (комплекс «ИС»). Первым, кто заострил внимание на необходимости организации контроля космоса, был начальник 5-го управления 4 ГУ МО генерал-лейтенант М.Г.Мымрин.
Вот как об этом вспоминает главный конструктор системы «ИС» генерал-майор К.А. Власко-Власов: «В 1961 году, познакомившись с нашими работами по системе «ИС», М.Г.Мымрин сказал:
- Перед тем, как сбить, надо убедиться, что это, во-первых, военный спутник, а во-вторых, опасный спутник. Как Вы будете это делать?
Не получив ответа, добавил:
- Прежде, чем научиться сбивать, надо научиться контролировать космос!
       Идея М.Г. Мымрина получила одобрение, но предприятия промышленности были перегружены заказами, значительную часть которых составляли заказы особой важности, и Михаил Григорьевич принял единственное верное на тот период времени решение: поручить разработку СККП не промышленному, а военному институту» .
Перед нашей страной и ее Вооруженными Силами встала сложнейшая задача – организация постоянного, полного и действенного контроля космического пространства. В связи с постоянным развитием наших представлений о роли космического пространства в вопросах обеспечения боевых действий, а в мирное время – боевой деятельности, видов вооруженных сил на сухопутных, морских и воздушных театрах военных действий, возникла необходимость всестороннего развития как обеспечивающих и активных средств космического базирования, так и средств контроля космического пространства.
        Появилась острейшая необходимость информационного обеспечения безопасности полета наиболее важных отечественных, особенно пилотируемых, космических кораблей, снижения ущерба, наносимого космической деятельностью вероятного противника, а с вводом в строй средств противоракетной и противокосмической обороны - задача информационно-баллистического обеспечения их боевых действий.

                           ЦЕНТР КОНТРОЛЯ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА
       В целях обеспечения скрытности проведения мероприятий по боевой подготовке войск, строительства важных оборонных объектов необходимо было организовать оповещение о пролетах наиболее опасных иностранных ИСЗ. Для решения всех этих и других задач и был создан ЦККП. За это время в нем были воспитаны замечательные специалисты, во многом способствовавшие завоеванию громадного авторитета ЦККП как в Войсках ПВО, РВСН, Космических войсках, так и в Вооруженных Силах страны в целом. ЦККП стал частью, с мнением которой считались на всех уровнях власти.
С созданием Центра контроля космического пространства (ЦККП) и оснащением его мощными по тому времени ЭВМ, программно-алгоритмическим обеспечением (ПАО), средствами связи задачи по контролю космического пространства были возложены на него.
      Руководство Астросовета и коллективы станций оптического наблюдения вплотную работали с ЦККП с первого дня его существования. В обязанности Центра входило обеспечение СОН целеуказаниями для наблюдения КО, обработка полученных измерений, анализ рассчитанных орбит и составление плана и порядка привлечения средств наблюдения. ЦККП имел на Центральном телеграфе (ЦТ) позывной «Москва-Космос». Вся информация шла в ЦККП через ЦТ по специально выделенному каналу.
      Начало Службе контроля космического пространства в нашей стране положило Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15.11.62 г. №1189-497 «О создании отечественной Службы контроля космического пространства». Его детализировала Директива Генерального штаба № 75372 от 12.12.62 г. Для этих целей в радиотехнических войсках Войск ПВО страны было сформировано 20 Пунктов оптического наблюдения, на вооружении которых находились астрономические приборы ТЗК и БМТ-110М, простейшие инструменты обработки измерений и приборы СЕВ. Впоследствии (1978 г.) они были заменены системой спутниковых теодолитов ССТ-2. Комплект ССТ-2 состоял из 3-х приборов СТ (спутниковый теодолит), специально приспособленных для наблюдения за космическими объектами. Таким образом, число станций, привлекаемых для слежения за космическими объектами, превысило 120. Сеть оптических станций была расположена по всей территории СССР: самый западный ПОН – в районе г. Калининграда одноименной области, а самый восточный – в пос. Елизово Камчатской области. Эффективно управлять такой разбросанной по всей стране сетью было невероятно сложно, требовалось значительное число каналов связи, средств для обработки поступающей информации и расчета целеуказаний для каждой станции.
        Во исполнение вышеупомянутой Директивы Генерального штаба в 45 СНИИ МО было организовано Управление контроля космического пространства «с задачей создания специальной службы». Возглавил это Управление переведенный из 4 ГУ МО полковник Е.М. Ошанин. Непосредственное руководство работой оптических средств, в первое время, было возложено на НИИ, расположенный в г. Болшево Московской области. «Обработка измерительной информации, определение орбит и сопровождение КО проводились в 4 ЦНИИ Минобороны вручную, с использованием так называемого графо-аналитического метода. Ведущие ученые института (доктора технических наук М.Д. Кислик и П.Е. Эльясберг) и 45 СНИИ МО (член-корреспондент АН СССР Н.П. Бусленко) провели анализ возникшей проблемы и пришли к выводу о необходимости создания в стране специальной службы, а в дальнейшем и системы, предназначенной для наблюдения за околоземным космическим пространством. Идея создания системы контроля космического пространства была активно поддержана генеральным заказчиком — 4-м Главным управлением военного ведомства.
       В дальнейшем большую роль в создании системы сыграли руководители и специалисты заказывающего управления: М.И.Ненашев, Е.В.Гаврилин, В.П.Куликов и др.».
В 1964 г. задачи контроля с НИИ (Болшево) были сняты и переданы Специализированному научно-исследовательскому институту Министерства обороны (45 СНИИ МО, г. Москва). В конце 1963 г. группа ученых института по заданию заместителя начальника 4-го ГУ МО по научной работе генерал-лейтенанта К.А.Трусова подготовила научное обоснование необходимости организации контроля космического пространства, написав проект, который утвердил тогдашний начальник 4 ГУ МО, прославленный летчик, Герой Советского Союза Г.Ф.Байдуков. В 1965 г. в институте разработали эскизный проект создания Центра контроля космического пространства (ЦККП). Реализацию этого проекта поручили коллективу Управления космического пространства, которое возглавил полковник (впоследствии генерал-майор) А.Д.Курланов.
       Вспоминает полковник А.Л. Горелик: «Если в создании технической базы ЦККП основная и единственная роль принадлежит ряду промышленных предприятий Минрадиопрома СССР, оснастивших Центр вычислительной техникой, средствами приема и передачи информации, ее визуализации, то в разработке организационных принципов построения и математического базиса СККП — абсолютная заслуга принадлежит научному коллективу Управления космического пространства 45 СНИИ МО».
       Благодаря кропотливой работе научных работников НИИ (Болшево) и 45 СНИИ МО была подготовлена реальная почва для организации системы контроля космоса, для создания специальной воинской части, которая смогла бы взять руководство контролем космического пространства на себя.
       Одновременно к контролю обстановки в космосе было привлечено около 100 станций оптического наблюдения Астросовета АН СССР и Министерства высшего и среднего образования СССР. Порядок обработки информации в ЦККП осуществлялся по принципу «от простого - к сложному». Первичная обработка информации производилась на ЭВМ М-50 (боевыми программами 1022 и 1029) и графоаналитическим методом с использованием специализированных планшетов на карте Советского Союза. Затем по уточненным орбитам рассчитывались целеуказания, которые передавались станциям оптического наблюдения.
       Точность обработки и целеуказаний были в пределах допустимой точности и отвечали требованиям того времени. Следует отметить, что временной интервал от момента наблюдения до момента получения новых целеуказаний не превышал трое суток.
       Генерал-лейтенант М.М.Коломиец вспоминает: «После обучения личного состава первой очереди ЦККП методам ведения службы 45 СНИИ МО с декабря 1966 года передал космические объекты на дальнейшее сопровождение ЦККП, который, в соответствии с директивой ГШ ВПВО страны, был включен в состав Управления РТЦ-154».
Итогом этой большой кропотливой работы стал выход 30.06. 1965 г. Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О проведении работ по созданию I и II очереди Центра контроля космического пространства».
       16.01.1965 года Решением Министра обороны и Директивой Генерального штаба было поручено4-му ГУМО на базе 45 СНИИ МО сформировать "Кадр Специального ЦККП".
       6.03.1965 года издана Директива Главного штаба ВПВО страны о формировании на базе 45 СНИИ МО "Кадра Специального ЦККП".
       07.10.1965 г. «Кадру Специального ЦККП» присвоен номер — войсковая часть № 28289. Первый временный штат «Кадра Специального ЦККП» введен 27.04.1965г. 20.11.1965 г. — подписан первый в истории ЦККП приказ, в котором говорилось, что во временное командование «Кадром Специального ЦККП» вступил подполковник В.П.Смирнов. В конце 1965г. начальником ЦККП назначен полковник Н.А.Мартынов, окончивший с золотой медалью Академию Генерального штаба, главным инженером стал подполковник В.П.Смирнов.
       01.10.1966 г. на основании Директивы Генерального штаба подразделение «Кадр Центра контроля космического пространства» было преобразовано в «Центр контроля космического пространства», выведено из состава 45 СНИИ МО и передано в подчинение командиру в/ч 73570.
       За успешное выполнение задания по вводу в эксплуатацию ЦККП первой очереди большая группа сотрудников 45 СНИИ МО удостоилась высоких правительственных наград.
       Вспоминает генерал-майор А.Д.Курланов: «Результатом признания научного и практического вклада коллектива Управления в создание Системы контроля космического пространства явилось присуждение этой работе Государственной премии (1971) и премии Ленинского комсомола. Лауреатами Государственной премии стали: Б.Н.Ананьев, М.Д.Кислик, А.В.Крылов, А.Д.Курланов, А.И.Назаренко, Е.М.Ошанин, З.З.Швецов. Лауреатами премии Ленинского комсомола стали: В.А.Братчиков, В.Б.Голубева, В.Д.Губин, В.И.Дикий, С.И.Захаров, С.Н.Коробка, С.П.Морозов, С.Ф.Сауляк, В.С.Юрасов». Среди лауреатов были также Ю.А.Герасимов и В.С.Тюрин.
       Много внимания уделяли совершенствованию методов ведения боевой работы бывшие в разное время начальниками ЦККП полковники Г.Д. Мостовой (1968-1973гг.), И.Ю.Юхневич (1974-1986гг.), Ю.С.Рубцов (1989-1997 гг.) и другие.
Особое внимание они обращали на организацию качественного выполнения поставленной боевой задачи, повышению боевых возможностей организационно-штатной структуры, укомплектованию подразделений части грамотными, целеустремленными офицерами, способными не только качественно выполнять возложенные на них обязанности, но и развивать перспективные направления в работе.
       Директивой Генерального штаба Вооруженных сил СССР от 30.03.67г. было объявлено о формировании нового рода войск в составе Войск ПВО страны – войск ракетно-космической обороны (РКО). В ней было указано, что в состав этого рода включаются следующие системы: Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН), Система противоракетной обороны (ПРО), Система противокосмической обороны (ПКО) и Система контроля космического пространства (СККП). Во главе этого рода войск был поставлен генерал-лейтенант Ю.В.Вотинцев.
Офицеры управления РКО внесли большой вклад в дело развития Системы контроля космического пространства в целом, и ЦККП – в частности. Среди них:
- генералы Б.А.Алисов, В.А.Едемский, В.Д.Воротников, В.В.Голубев, Н.В.Кисляков, А.Г.Кубарев, А.М.Михайлов, И.П.Писарев, А.Н.Сколотяный;
- полковники А.П.Блинов, Ю.Ф.Болдырев, К.И.Зиханов, Е.Д.Костюкевич, А.К.Михайлов, В.В.Недорез, А.П.Пеньков, Е.Е.Полуэктов, Е.В.Попов, П.И.Пустовойт, И.Г.Сергеев, Б.И.Шевцов, Ю.И.Шишкин и многие другие.
       В начале 1968 г. в ЦККП начала поступать информация от первых радиолокационных станций «Днестр-М» Системы предупреждения о ракетном нападении (одна РЛС, расположенная в районе г. Балхаш). Главным конструктором этих станций был Ю.В.Поляк. Это было начало широкомасштабного использования радиолокационной информации.
В конце октября 1968 г. ЦККП впервые принимал участие в информационном обеспечении первого в мире эксперимента по поражению космического объекта перехватчиком «Космос-252» и успешно выполнил .
       Наряду с оптической информацией с 1968 г. использовались радиолокационные измерения, поступавшие как от опытных полигонных РЛС, так и от штатных средств СПРН, дислоцированных на Балхаше.
ЦККП стал функционировать как самостоятельная часть с 1.01.1969 г. Постепенно конкретизировался круг задач, которые должны быть поставлены перед СККП и ЦККП.
       Следует отметить тот факт, что ЦККП практически с первого дня своего существования приступил к ежедневному анализу изменений в космической обстановке с выдачей донесений Генеральному штабу и Главным штабам Видов Вооруженных сил СССР.
       К 1969 году были завершены работы по оснащению ЦККП аппаратурным комплексом (ЭВМ 5Э92б) и программно-алгоритмической системой (ПАС) в объеме 1-го этапа развития. ПАС состояла из 7 частных автоматизированных циклов (ЧАЦ) и позволяла решать следующие задачи:
- прием и передачу информации по каналам системы передачи данных (СПД);
- накопление и хранение информации на магнитных носителях (магнитные барабаны и ленты);
- обработку координатной радиолокационной и оптической информации;
- ведение Главного каталога космических объектов (ГККО);
-расчет целеуказаний радиолокационным, оптическим и радиотехническим средствам наблюдения;
- подготовка данных для составления и выдачи донесений об обстановке в космическом пространстве;
- отображение космической обстановке на рабочем месте оператора командного пункта ЦККП.
       Это было практически начало процесса автоматизации контроля космического пространства, его первый этап. Несомненно, до полной автоматизации было еще очень далеко. Причиной этому были:
- относительно низкие возможности вычислительного комплекса по производительности, объему оперативной и постоянной памяти.
- построение всей программно-алгоритмической системы в то время не могли обеспечить полную автоматизацию процесса, как по временным, так и по точностным показателям;
- теоретическая база в то время не позволяла иметь более совершенное ПАО.
      Однако, грамотный подбор командных и инженерных кадров обеспечил решение ЦККП поставленных боевых задач в требуемых объемах, оперативности и качестве выдаваемой информации. Ученые СНИИ-45МО, инженерно-технический состав, программисты Центра находились в постоянном творческом поиске способов и методов повышения боевых возможностей системы по контролю космического пространства. За 5 лет опытной эксплуатации программистами части было внедрено свыше 170 рационализаторских предложений, что позволило повысить производительность вычислительного комплекса почти в два раза, увеличить объем ГККО до 800 объектов, сократить запаздывание в обработке информации с 2-х суток до нескольких часов.
      Специалистами Центра была разработана методика организации боевого цикла обработки информации, позволившая оптимизировать использование вычислительных мощностей центра.

                ПОВЫШЕНИЕ СТАТУСА
       На этом этапе шла интенсивная работа по подготовке проекта Приказа Министра обороны СССР, Положения о ЦККП, Положений по взаимодействию со всеми видами Вооруженных Сил СССР, которые создавали юридическую основу для деятельности ЦККП. В разработку этих документов активно включились офицеры Управления Командующего войсками ПРО и ПКО полковники: К.И.Зиханов, Б.И. Шевцов и Ю.И. Шишкин. Они принимали непосредственное участие в разработке и согласовании документов и своим практическим опытом оказали ощутимую помощь штабу ЦККП. Особо следует отметить генерал-лейтенантов И.П.Писарева и А.М.Михайлова. Они сами лично участвовали в разработке, редактировании и согласовании документов, умели выслушивать мнения других по различным, порой спорным, вопросам.
       В начале 1970 г. вышли Приказ Министра обороны СССР, Приказ Главнокомандующего Войсками ПВО страны о принятии в эксплуатацию Войсками ПВО ЦККП. В январе 1971г. Начальником Генерального Штаба были утверждены «Положение о ЦККП» и «Положения по взаимодействию» Центра с видами Вооруженных Сил СССР.Они определили статус ЦККП, как части центрального подчинения, его роль и место в Вооруженных силах СССР, его правовые и юридические основы, конкретизировали поставленные ранее перед ним задачи.
       Основными из них стали задачи своевременного обнаружения космических объектов, постоянного слежения за их полетом, каталогизации их и организации оповещения войск о пролетах особо опасных космических аппаратов, обеспечения исследовательских и испытательных работ, информационного обеспечения деятельности отечественных, активных средств поражения КА.
       После приемочных испытаний ЦККП 1-й очереди начался период опытной эксплуатации, который стал периодом подготовки личного состава к несению боевого дежурства с одновременным наращиванием информационных возможностей системы. Во исполнение директивы Начальника Генерального штаба в 1970 г. была начата выдача данных оповещения войскам по разведывательным ИСЗ.
       5.03.1970 г. в соответствии с Приказом Главнокомандующего Войсками ПВО страны часть была передана в подчинение Командующего войсками ПРО и ПКО генерал-лейтенанта Ю.В.Вотинцева. День 6 марта на основании Приказа Министра обороны в ознаменование сформирования части и в целях воспитания личного состава на боевых традициях с 1971 года стал отмечаться как день рождения ЦККП.
       Окончательное оформление части состоялось 11 апреля 1970 г., когда в торжественной обстановке ей было вручено Боевое знамя части. Вручал знамя первый заместитель Командующего войсками ПРО и ПКО генерал-лейтенант А.М.Михайлов. Вручение Боевого Знамени окончательно определило статус ЦККП как боевой части и способствовало повышению ответственности всего личного состава от командира до рядового.
1972-й – начало 1973-го г. ознаменовались событием, которое стало знаковым в истории ЦККП: личный состав впервые самостоятельно осуществил информационно-баллистическое обеспечение испытания противоспутникового оружия.
Об этом событии вспоминает участник испытаний комплекса ПКО, в их числе и ветеран НПО машиностроения В.Г.Ивашин:
«Дополнительный этап совместных испытаний с заказчиком проводился по решению ВПК с августа 1969 по декабрь 1972 года. Средства комплекса отрабатывались для оценки возможности принятия в эксплуатацию. На этом этапе проведено 8 пусков космических аппаратов с помощью штатных ракет-носителей. Из них — шесть пусков аппаратов ИС и два пуска мишеней И-2М и 11Ф631.
       В декабре 1972 года государственные испытания были завершены. 13 февраля 1973 года комплекс ИС и вспомогательный мишенный комплекс «Лира» приняты в опытную эксплуатацию. В состав ИСа вошли: командно-вычислительный центр в Ногинске, стартовый комплекс на Байконуре, ракета-носитель «Циклон-2», космический аппарат с радиолокационной головкой самонаведения и осколочной боевой частью и мишень «Лира». Целеуказание обеспечивал Центр контроля космического пространства, получавший информацию от командного пункта РЛК ОС. Рассчитанный в соответствии с техническим заданием на двухвитковый перехват опасных спутников на высотах до 1000 км, комплекс мог реально поражать цели на высотах от 100 до 1350 км».
       Сразу после принятия аппаратурного комплекса и ПАО первой очереди начались работы по дальнейшей модернизации ЦККП. Она предусматривала замену ЭВМ 5Э92б на 4-х машинный комплекс на базе ЭВМ 5Э51, аппаратуры системы передачи данных, СЕВ, аппаратуры отображения и спецтехнического оборудования. Дальнейшее развитие получило и ПАО. Основными причинами необходимости разработки новой системы явилось следующее:
- постоянно возрастающий интерес мировых держав к использованию космического пространства как в мирных, так и в военных целях, а значит и быстрое увеличение числа космических объектов в околоземном космическом пространстве;
- расширение круга задач, возлагаемых на ЦККП;
- привлечение практически всех средств в стране, способных обнаруживать и сопровождать КО, к контролю космоса, а значит и резкое возрастание потока информации о КО;
- повышение требований к достоверности и точности обнаружения, сопровождения и распознавания КО.
       В 1973 г. успешно прошли испытания 4-х машинного вычислительного комплекса 5Э51 и новой алгоритмической системы, в которой обработка координатной информации была практически полностью автоматизирована.

                   СИСТЕМА КОНТРОЛЯ КОСМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА
        В начале 70-х годов к работам по организации контроля космического пространства подключается ЦНПО «Вымпел». Шла интенсивная работа по обоснованию направлений дальнейшего развития Системы контроля космического пространства.
       Результатом этой работы стали выпущенные в 1972 году материалы по НИР «Застава», которые явились по своему существу системным продуктом СККП. В ней «были исследованы вопросы наиболее эффективного использования и дальнейшего развития информационных систем ПРН, ПРО и ККП, разработаны также эскизный и технический проекты РОКР КО «Крона» и обоснована необходимость оснащения ЦККП и специализированных средств ККП высокопроизводительными многопроцессорными вычислительными комплексами». Основные положения этой работы легли в основу принятого в 1974 году Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Оно определило порядок проведения работ по совершенствованию ЦККП и созданию специализированных средств контроля космического пространства «Крона» и «Окно».
       Пути повышения боевых возможностей ЦККП определялись Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 21.11.1974 г. «О принятии ЦККП II-й очереди на вооружение Советской Армии, проведении работ по созданию комплекса «Крона», первой очереди головного образца комплекса «Окно», о развитии ЦККП и сопряжении его со специализированными средствами ККП».
       Стало ясно, что для более эффективного руководства работами по своевременному и всестороннему развитию СККП и ЦККП необходимо широкое привлечение научных и производственных сил промышленности.
В декабре 1974 года алгоритмическое сопровождение боевой работы ЦККП было поручено ЦНПО (с 1993 года ОАО МАК) «Вымпел». Его возглавляли: В.И.Марков (1970-1976гг.), Ю.Н.Аксенов (1976-1987гг.), Н.В.Михайлов1987-1996гг.), В.В.Литвинов (1996-2005гг), В.Ф.Фатеев (2005-2011гг). А.В. Люхин (2011 г.- по настоящее время). Главным конструктором ЦККП был назначен Герой социалистического труда доктор технических наук, профессор В.Г.Репин, а его заместителем стал доктор технических наук, профессор А.А.Курикша.
        Вспоминает генерал-полковник Ю.В.Вотинцев: «Обстановка в космосе продолжала усложняться. Стало очевидным, что радиолокационное поле, создаваемое восемью РЛС «Днестр», как информационное поле, малоэффективно. В 1974 году Главнокомандующий Войсками ПВО страны П.Ф.Батицкий внес предложение возложить дальнейшее совершенствование СККП на главного конструктора СПРН В.Г.Репина, за плечами которого был уже положительный опыт сопряжения РЛС дальнего обнаружения «Дунай-3» и «Дунай-3У» системы ПРО с КП СПРН. Это было одобрено Минрадиопромом, Генеральным штабом и ВПК. За развитие СККП взялся заместитель министра радиопромышленности В.И.Марков – генеральный директор гигантского ОКБ «Вымпел», обладавший мощными научно-техническим и производственным потенциалом.
А.Г.Репин и его заместители А.А.Курикша и Ю.С.Ачкасов технически обосновали и внесли предложение по подключению к ЦККП всех радиолокационных узлов СПРН и ПРО, что коренным образом повлияло на эффективность информационных возможностей СККП с использованием уже созданных средств».
        С этого времени все основные работы по модернизации аппаратурного комплекса и алгоритмической системы проводятся под непосредственным руководством ЦНПО (ОАО "МАК «Вымпел») . Трубка АТ-1 представляет собой небольшой широкоугольный телескоп с диаметром входного зрачка 50 мм при шестикратном увеличении и поле зрения около 11°. Трубки снабжены треногами или настольными подставками. В поле зрения трубки имеется система колец с интервалом 1° и крест нитей с делениями в 20'.
        Сотрудники (ОАО "МАК «Вымпел») вели работу по совершенствованию ПАС непосредственно в ЦККП. Это, прежде всего, проявилось в модернизации ПБП–12 с заменой ее на ПБП–17. Инициатива в воплощении новых идей в вопросах создания ПБП–17 принадлежала З.Н.Хуторовскому, ( вести обработку информации в радиолокационной системе координат, что исключило из процесса из технологического процесса необходимость производить их пересчет). До этого момента информация от радиолокационных средств в ЦККП пересчитывалась из радиолокационной (центральной для средств ПРО) в ГНСК (геоцентрическую систему координат), а после обработки, если была необходимость передачи какой-либо информации на средства, шел обратный процесс.).
        Подсистема воплотила все новое в вопросах идентификации информации, обнаружения, первоначального определения и уточнения орбит КО, что существенно повысило все показатели.
В 1975 г. вышел приказ Министра Обороны о принятии ЦККП на вооружение. Принятие ЦККП на вооружение стало началом нового этапа в совершенствовании использования системы контроля космического пространства для решения военных, военно-прикладных и иных задач информационного обеспечения повседневной деятельности войск, государства, а также выполнения народно-хозяйственных планов.
       К этому времени в ЦККП были радикально изменены аппаратурная и алгоритмическая составляющие получения и обработки информации, поступающей от средств наблюдения. Перед коллективом ЦККП приказами Министра обороны и Главнокомандующего Войсками ПВО страны были поставлены новые усложненные задачи по осуществлению контроля космического пространства.
       На полную мощь начали работать в интересах Центра радиолокационные средства систем ПРН и ПРО. Осуществлялось тесное взаимодействие с радиотехническими средствами Главного разведывательного управления Генерального штаба (ГРУ ГШ) и видов Вооруженных Сил СССР ( в частности с ВМФ). Об этом вспоминал Генеральный конструктор МАК «Вымпел» А.В.Меньшиков: «В 1978-1984 гг. осуществлены работы по модернизации боевых алгоритмов и программ ЦККП, что существенно увеличило информационные возможности СККП по ведению Главного каталога, решению задач распознавания космических объектов и ведению каталога стационарных космических объектов по данным сети оптических средств. Начала действовать полностью автоматизированная система ведения и уточнения ГККО.
В связи с решением этой задачи хотелось бы особо отметить заслуги сотрудников НТЦ З.Н.Хуторовского, В.Д.Шилина, С.А.Суханова, С.В.Петровского, М.В.Сараевой!"
        Управление ЦККП осуществлялось с автоматизированного командного пункта.
К этому времени в космическом пространстве находилось более 3000 космических объектов (размером 10 более см). Количество же фрагментов, находящихся за пределами чувствительности средств наблюдения (размерами менее 10 см), по оценкам специалистов, насчитывалось порядка 10-12 тысяч.
Особое место в работе ЦККП занимало информационное обеспечение работ по калибровке отечественных радиолокационных средств. Для решения этой задачи запускались специальные космические аппараты серии «Тайфун-1», а затем — «Тайфун-2».
       Важное значение для процесса обнаружения и сопровождения КА имели данные о маневрах КА и времени, когда он был осуществлен. Необходимо было оценивать влияние маневра на изменение параметров орбитального полета КА.
Особый смысл приобретала задача оценки космической обстановки. Необходимо было не только выработать критерии оценки, но и разработать соответствующий алгоритм с программной его реализацией.
Частные каталоги космических объектов (ЧККО) на КП средств наблюдения позволяли оперативно снимать ложные тревоги в СПРН, а также снижать величину потока входной информации в ЦККП.
       На радиолокационных средствах были проведены работы по формированию частных каталогов космических объектов (ЧККО), заполнение которых и ежесуточное уточнение было возложено на ЦККП.
Использование ЧККО позволило практически на порядок повысить достоверность информации системы предупреждения.
При активном участии сотрудников ЦНПО (МАК) «Вымпел» и СНИИ45 МО ЦККП осуществил ряд уникальных по своей сути работ. Среди них информационное обеспечение полета отечественных космических аппаратов с ядерной установкой («Космос-954», «Космос-1402», «Космос-1900»), спасения орбитальной станции «Салют-7», определения причин выхода из строя отдельных КА системы «Око» и т.д.
        Особое место занимали работы, проводимые ЦККП под непосредственным руководством МАК «Вымпел» по информационному обеспечению завершающего этапа полета орбитальной станции «Мир». В это время были развернуты работы по организации контроля геостационарной области космического пространства. Значительный вклад в организацию работ по обнаружению и сопровождению геостационарных космических объектов внесли А.А.Башарин, И.Н.Кузнецов, В.Н.Соболев. Проведенная опытная эксплуатация сформированной сети наблюдательных средств подтвердила высокие информационные возможности сети по контролю геостационарной области космического пространства. Результатом этого стало принятие Военно-промышленной комиссией решения о создании Наземной сети оптических средств (НСОС) (Решение № 318). С этого времени стало возможным слежение за значительным количеством геостационарных космических объектов, осуществлять анализ обстановки в указанной области космического пространства.
       Руководство НТЦ ЦНПО (МАК) «Вымпел» определило основные направления модернизации ПАС:
- расширение емкости ГККО (к концу 1976 года она достигла 4500 КО) и создание специального каталога стационарных космических объектов (до 200 формуляров);
- повышение производительности вычислительного комплекса ЦККП по обработке и анализу поступающей координатной и некоординатной информации от средств наблюдения;
- практическое решение задачи распознавания космических аппаратов по данным радиолокационных, радиотехнических, оптических и специализированных средств;
- автоматизация процессов анализа информации при:
а) оценке космической обстановки;
б) информационно-баллистическом обеспечении боевой деятельности активных средств ПРО и ПКО;
в) оповещении войск о пролетах иностранных ИСЗ-разведчиков;
г) информационном обеспечении безопасности полета особо важных отечественных КА;
д) информационном обеспечении выяснения причин возникновения аварийных ситуаций во время полета отечественных КА;
е) определении времени и места падения космических объектов;
ж) определении факта и типа маневра космических аппаратов.
       Понимая все это, командующий ПРО и ПКО генерал Ю.В.Вотинцев, всячески поддерживал инициативы, исходившие от специалистов ЦНПО (МАК) «Вымпел», много уделял внимания вопросам совершенствования ПАС и при каждом посещении части заслушивал командование и начальников отделов по этим вопросам. Важнейшее место при этом занимали вопросы взаимодействия с представителями промышленности.
       Вышедшее 24.04. 1980 года Постановление правительства «О работах по совершенствованию и развитию ЦККП» послужило основой для дальнейших работ по развитию ЦККП и системы в целом. Разработанными в рамках постановления "Тактико-техническим заданием на развитие ЦККП во взаимодействии со средствами получения информации", Эскизным проектом, дополнением к нему и Техническим проектом определялось дальнейшее развитие СККП до 1990 года путем создания специализированных средств ККП, оснащения ЦККП многопроцессорным вычислительным комплексом на базе высокопроизводительных ЭВМ «Эльбрус-1» и «Эльбрус-2» и разработки модернизированной системы боевых алгоритмов и программ в два этапа развития. Предусматривалось провести дальнейшие работы по завершению создания комплексов ККП "Крона" и "Окно", а также разработку и создание на Дальнем Востоке радиолокационного комплекса обнаружения и распознавания низкоорбитальных КО "Крона-Н" и оптико-электронного комплекса обнаружения и сопровождения стационарных и высокоорбитальных КО "Окно-С", радиолокационного комплекса обнаружения и сопровождения высокоорбитальных КО «Крона-В» (16).
        Дальнейшее развитие ЦККП отмечено следующими этапами в деле совершенствования аппаратурного комплекса и алгоритмической системы ЦККП:
1979 год – успешно проведены межведомственные испытания ЦККП.
1981 год – проведены приемочные испытания модернизированной системы боевых алгоритмов и программ .
1983 год – введены в боевую эксплуатацию:
- модернизированный комплекс аппаратуры;
- модернизированная система боевых программ с главным каталогом системы (ГКС);
- направления обмена системы передачи данных ЦККП - ГНИИП 10 и 20 ОНИЦ МО;
- подсистема программ обработки некоординатной информации для определения габаритов КА и параметров движения КА вокруг центра масс;
- подсистема обработки информации по высокоорбитальным КА.
1989-1990 гг.- проведены межведомственные испытания КП ПКП и ККП 1-го этапа развития с вычислительным комплексом «Эльбрус-1».
1990 г. – разработан комплексный эскизный проект Единой системы контроля космического пространства, который предусматривал интеграцию всех сил и средств, имевшихся в стране в области контроля ККП.
1992 год – успешно проведены испытания РЛС комплекса «Крона».
1995 год – проведены Государственные испытания КП ПКО и ККП 2-го этапа развития с вычислительным комплексом «Эльбрус-2».
1999 год – поставлены на боевое дежурство комплекс «Крона» и первая очередь комплекса «Окно».
2003 год – после испытаний поставлен на опытно-боевое дежурство радиотехнический комплекс «Момент», проведены государственные испытания составной части СККП - Системы оповещения Российской Федерации о пролетах специальных КА (головное направление). (16)
       Распоряжением Президента РФ от 21 апреля 2012 года модернизированный ЦККП (IV этапа развития) был принят на вооружение. Приказом Министра обороны РФ от 20 июня 2012 года ЦККП IV этапа развития был поставлен на боевое дежурство (до приема в эксплуатацию!).
       Еще через 2 года приказом Министра обороны РФ от 18 июня 2014 года ЦККП IV этапа развития принят в эксплуатацию.
       Идет время. ЦККП набирается опыта, постепенно завоевывая авторитет в Вооруженных силах и стране в целом. Наступила пора расцвета этого уникального в прямом смысле слова формирования, единственного в Российской Федерации. Меняются или уточняются боевые задачи Центру контроля космического пространства. Аппаратурный комплекс ЦККП претерпевает периодические изменения, происходит плановая замена устаревающего оборудования на более совершенные комплексы. Вместе с этим модернизируется и алгоритмическая система, применяются более современные способы обработки информации и ее отображения на командных пунктах.
    Генерал-майор запаса, доктор технических наук В.Ф. Фатеев, Президент ОАО МАК Вымпел» (2005-2011 гг) .
    Полковник в отставке Л.К. Оляндэр,  Начальник отдела ЦККП (1974-1986гг), ведущий инженер ОАО МАК "Вымпел" (2004-2012 гг).
       Воспоминания ветеранов ЦККП подготовил к публикации редактор-администратор Интернет-портала «Труженики Космоса»  И.А. Балабай.
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"