103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

И В КОСМОС СВЕТИТСЯ "ОКНО"

12.10.2015

Летом 2015 года в ОАО «12ЦТ» вышел из печати сборник воспоминаний ветеранов «И в космос светится «Окно» (К 35-летию ОЭС «Окно». Воспоминания ветеранов).
       Книга повествует об истории создания и развития первого в стране оптико-электронного средства, предназначенного для обнаружения, распознавания и вычисления орбит всех классов космических объектов, в том числе геостационарных, а также космических объектов, находящихся на высоких и высокоэлептических орбитах.
       Ниже приводится вступительная глава Первого командира отдельного корпуса ККП и ПКО генерал-лейтенанта Суслова Александра Ивановича и глава командира части (1994-1996гг.) генерал-майора Байкина Владимира Андреевича.
Материалы для сайта подготовил Н.М. Письменный

Исторически проблема поиска, распознавания, определения местоположения и параметров высокоорбитальных космических объектов возникла с появлением в США к 1970 году космической системы из 6 космических аппаратов «Имеюс-2», на орбитах высотой 35-40 тыс. км., размещенных по два над акваториями Атлантического, Индийского и Тихого океанов. Дальний космос стал насыщаться и другими космическими аппаратами военного назначения. Основной причиной размещения их в дальнем космосе явилось исключение возможности поражения ввиду появления средств ПКО.

Существовавшая в то время сеть радиолокационных средств СПРН и ПРО непрерывно контролировала обширную область космического пространства и распознавала, как правило, все низкоорбитальные КО, проходящие через зоны контроля РЛС. Однако дальность действия РЛС довольно ограничена. Поэтому к решению задач наблюдения и контроля орбит космических объектов были привлечены средства оптического наблюдения Астросовета АН СССР и пункты оптического наблюдения (ПОН) Войск ПВО страны. Важнейшую роль сыграли оптические и оптико-электронные средства Академии наук СССР (РФ), с помощью которых началось систематическое слежение за геостационарными космическими объектами, особенно эта роль возросла с объединением этих средств в наземную сеть оптических средств.

С увеличением количества космических объектов, в том числе и космического мусора на высоких орбитах, появилась проблема обнаружения космического мусора с целью предупреждения столкновения его с высокоорбитальными КА.
Поток информации по КО и требования к её точности и высокой достоверности непрерывно возрастали, и в конце 70-х годов прошлого столетия началось масштабное строительство собственного специализированного средства СККП − оптико-электронного комплекса «Окно», основные задачи по созданию и строительству которого были возложены на Красногорский механический завод имени С.А. Зверева и главного конструктора В.С. Чернова.

Созданный комплекс «Окно», расположенный в горах Памира возле города Нурек Республики Таджикистан, позволяет полностью контролировать космические объекты на высокоэллиптических орбитах и получать измерительную информацию по геостационарным объектам в зоне ответственности, что значительно снизило зависимость отечественной СККП от иностранных источников.

Оптико-электронный комплекс «Окно» − это гордость России, это слава России, это наша гордость и слава. 24 июля 1980 года Директивой Генерального штаба ВС СССР была сформирована группа строящегося объекта. Этот день стал днем образования воинской части. 35-летию её создания посвящена эта книга. Она повествует о делах, успехах этой уникальной части. Замысел написания этой небольшой книги появился в Совете Московской областной общественной организации «Ветераны СККП» с целью вспомнить и показать жизнь людей, создававших и эксплуатировавших этот уникальный комплекс. Настоящая книга написана рядом авторов, которые сегодня являются ветеранами, соединения и части и рассчитана она, прежде всего, на широкий круг читателей, как военнослужащих части, соединения, так и ветеранов, а главное − на молодежь, которая сегодня не имеет права забывать величие дел своих отцов и дедов.

Авторский коллектив выражает благодарность всем генералам и офицерам. Нельзя не упомянуть и заслуги выдающихся ученых и людей, принимавших и принимающих участие в создании, руководстве и совершенствовании этого уникального оптико-электронного комплекса − это коллектив ФНПЦ ОАО «Красногорский завод имени С.А. Зверева».

      Генерал-лейтенант А.И. Суслов, первый командир отдельного корпуса
      ККП и ПКО
                                  
                                 *****

               ЖИЗНЬ ПРОЖИТЬ - НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ

       Генерал-майор В.А. Байкин, командир части (1994-1996 гг.)

         Жизнь пройти − не поле перейти,
         Но, а если это поле боя?
         И другого нет уже пути,
         Ни для труса и ни для героя.
                  Ты меня пословица прости,
                  Но я знаю истину простую,
                  Лучше поле боя перейти,
                  Чем растратить эту жизнь впустую!

Более 50 лет жизни, из них свыше 33 лет в армейском строю, с учётом льготной выслуги больше 47 лет военной службы. Что за этими цифрами?
Крестьянский сын, родившийся в Пензенской области, средняя школа, военное училище, служба в войсках − Подмосковье, Камчатка.
Военная командная академия ПВО, вновь служба в войсках − Таджикистан, Подмосковье. Военная академия Генерального штаба. И опять служба в Подмосковье.
       Ротный, начальник штаба, заместитель командира, командир части, начальник боевой подготовки армии, командир соединения ПРН и заместитель командующего отдельной армии РКО. От курсанта до генерал-майора. В этих строках и уложилась вся автобиография.
       С соединением ККП и ПКО моя судьба пересеклась в 1990 году после того, как я, окончившим с отличием ВКА ПВО имени маршала Советского Союза Г.К. Жукова, неудачно пошутил при распределении. После этой шутки вместо Серпухова мне посчастливилось более 6 лет служить в солнечном Таджикистане на должностях заместителя командира, а затем командира отдельного оптико-электронного комплекса (ОЭК «Окно).
       В аэропорту города Душанбе я с семьей (жена и сын) приземлились на самолете гражданской авиации вечером 13 августа 1990 года. В то время я был в воинском звании «майор». На следующий день был представлен личному составу части и приступил к выполнению обязанностей заместителя командира части.
Воинская часть располагалась на нескольких так называемых «площадках». Жилой городок находился на берегу реки Вахш у въезда в город Нурек, рядом с автовокзалом. На противоположном берегу реки была площадка № 4 (бывший строительный городок). На этой площадке находились временный автопарк, казарма автороты, вещевой склад и два складских помещения, в которых хранилась часть технологического оборудования.
       На площадке № 5, месторасположение которой − окраина кишлака Кибил, находился водозабор (станция первого подъема воды). Жилой городок, площадки № 4 и 5 находились на высоте 600 метров над уровнем моря.
Площадка № 3 − это штаб части и временные казармы, в которых проживали рота охраны и химзащиты, рота обеспечения и технологическая рота; гостиница, электро-котельная, станция второго подъема воды; склад с оружием и боеприпасами, караульное помещение и КПП, войсковое стрельбище. Эта площадка находилась в 19 километрах от жилого городка на высоте 1780 метров над уровнем моря.
        Технологическая позиция располагалась на высоте 2320 метров над уровнем моря, на удалении 11 километров от штаба и 30 километров от жилого городка. На технологической позиции размещались оптико-электронные станции системы, трехэтажное здание командно-вычислительного центра, метеостанция, станция космической связи, караульное помещение и КПП, пожарное депо.
К моему прибытию на объект основное технологическое оборудование было смонтировано, на нем проводились наладки, стыковки, прогоны и испытания. Личный состав части принимал непосредственное участие во всех перечисленных работах совместно с представителями промышленности, готовился к самостоятельной эксплуатации вооружения и военной техники, нёс дежурство на станциях подъема воды и спец-технического оборудования. Были подготовлены к работе несколько оптико-электронных станций, вычислительный комплекс и система передачи данных.
Уже к лету 1991 года часть была практически готова к выполнению ряда задач по предназначению. Это относилось как к технике, так и к личному составу.
К сожалению, распад СССР и начавшаяся гражданская война в Республике Таджикистан не позволили нам выполнить своевременный ввод в строй важного военного объекта.
        На территории республики пахло порохом и грядущими переменами во власти еще с февраля 1990 года, когда в её столице городе Душанбе прошли волнения, сопровождавшиеся, в том числе, погромами в отношении нетаджикского населения. С этого времени русскоязычное население почувствовало себя неуютно во всех областях некогда интернациональной горной республики. Печальные февральские события формально не задели жителей города Нурека, в том числе и семьи российских военнослужащих, но определенное недоверие в отношения между местными жителями и русско-язычным населением внесли.
        В начале 1992 года резко обострились отношения между руководством республики и оппозицией, а с апреля-мая молодое постсоветское государство было ввергнуто в гражданскую войну между враждующими группировками. С одной стороны выступили «кулябцы» (уроженцы г. Куляба), поддержавшие руководство республики и президента, а с другой − орджоникидзеабадцы (уроженцы г. Орджоникидзеабад), поддержавшие оппозицию и исламское движение. В дальнейшем, одних стали называть «юрчиками», других − «вовчиками». Жители Нурека и ближайших кишлаков на начальном этапе всех событий поддерживали нейтралитет.
        Дважды в период с мая по август 1992 года со стороны боевиков оппозиции предпринимались попытки захвата оружия и боеприпасов в нашей части, но мы успевали развернуть охрану и оборону объектов части площадок № 3 и № 1 в полном объеме.
7 мая в район дислокации части по республиканской дороге выдвинулись два БТРа, на броне которых было до трех десятков вооруженных боевиков. Не дойдя 300 метров до перевала Шар-Шар, они были вынуждены развернуться назад − возможно, кто-то предупредил о нашей готовности к их встрече.
Вторая попытка была осуществлена вечером 17 июля. Группа, в составе которой было около 70 вооруженных боевиков, на трех КамАЗах выдвинулась в наш тыл уже по «новой» дороге. И вновь мы их своевременно обнаружили и успели занять круговую оборону площадок.
        С мая по сентябрь 1992 года офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты части несли круглосуточное дежурство в окопах на маршрутах возможных нападений бандформирований. Вооруженными патрулями охранялся и городок. Работы на техническом оборудовании пришлось прекратить, оборудование было законсервировано, представители промышленности и большая часть жен и детей военнослужащих были эвакуированы на территорию России и других стран СНГ.
Личный состав части был разделен на два расчета. Один расчет нес дежурство в горах (на площадках № 1 и № 3), второй осуществлял охрану жилого городка. Еженедельно в среду и четверг производилась их смена, по 50 % личного состава в день.
        Личный состав, поднимавшийся в горы, выполнял задачу по прикрытию технологической позиции и АХЗ. С этой целью на наиболее вероятных участках внезапного нападения боевиков несли круглосуточное дежурство так называемые «временные караулы». В составе каждого караула в окопах несли службу с солдатами и сержантами старшие и младшие офицеры. Постоянно совершенствовалось инженерное оборудование охраняемых объектов. Постепенно одиночные окопы превращались во взводные опорные пункты, строились блиндажи для укрытия личного состава, устанавливались СПМ (сооружения пулемётные металлические), разворачивались МЗП (малозаметные препятствия). С личным составом проводились занятия по стрельбе из автоматов, снайперских винтовок, ручных и станковых пулеметов, гранатомётов (РПГ-7, РПГ-26, ГП-25, АГС-17 «Пламя»), метанию боевых ручных гранат.
         На личный состав, выполнявший задачи в жилом городке, возлагались, в первую очередь, задачи охраны и обороны жилых домов, стоянки автотехники. Также, как и в горах, на подступах к жилому городку сооружались окопы, позиции и опорные пункты. Вокруг жилых домов своими силами строились заграждения из колючей проволоки. Наиболее опасные участки прикрывались малозаметными препятствиями. Из мешков с песком создавались огневые точки на крышах самих домов. Часть оружия и боеприпасов круглосуточно находилась у офицеров и прапорщиков, остальное вооружение − в специально оборудованной комнате в одной из квартир дома № 10.
         Для быстрого оказания помощи при нападениях боевиков из состава наиболее подготовленных офицеров, прапорщиков и военнослужащих-контрактников была создана группа быстрого реагирования в количестве 20 человек. Она, в свою очередь, делилась на два расчета по 10 человек в каждом. В их задачи входила также охрана и оборона колонн с личным составом и материальными средствами.
       Личному составу части стало немного легче физически и морально только в конце сентября 1992 года, после прибытия для охраны и обороны наших объектов двух рот спецназа, которых в дальнейшем сменил батальон из состава Кулябского мотострелкового полка. Но и затем мы по-прежнему продолжали выполнять задачи непосредственного прикрытия объектов части.
Город Нурек в ходе гражданской войны переходил из рук в руки четыре раза, причём практически все бои за него велись в районе нашего жилого городка. Поэтому командованию и личному составу постоянно приходилось проявлять высочайшую бдительность, чтобы не допустить каких-либо провокаций в отношении военнослужащих и объекта и не быть втянутыми в «разборки» воюющих сторон. Естественно, в сложившихся условиях не удалось полностью избежать обстрелов колонн, сооружений, жилых домов, постов, захватов военнослужащих в качестве заложников. Часто приходилось участвовать в переговорных процессах с различными сторонами вооруженного конфликта. Хочется отметить, что в целом наши военнослужащие с честью выходили из различных ситуаций.
         Связь со столицей республики, где находилась 201 мотострелковая дивизия, поддерживалась с помощью «больших караванов» − так мы называли наши колонны, которые каждый четверг выходили в составе 20-30 единиц автомобильной техники из Душанбе и в тот же день возвращались обратно. Эти колонны перевозили военнослужащих, членов их семей, русско-язычное население, которое эвакуировалось из республики, а также материальные средства, в том числе и продукты для жителей Нурека. Начальником колонны назначался один из заместителей командира части. Прикрытие каждой колонны составляло два танка Т-72, две БМП-2 и бронетранспортер. Офицеры, прапорщики и контрактники части также входили в состав охраны колонн.
        31 мая 1995 года при следовании командирского УАЗа по маршруту Душанбе-Нурек в районе перевала Чормазак мы попали в засаду бандформирования афгано-таджикской оппозиции. В результате боестолкновения я и мой заместитель по воспитательной работе майор Андрей Белимов были тяжело ранены. Ранен был и водитель автомобиля ефрейтор Евгений Наенко. Через засаду нам удалось прорваться, но, к сожалению, от полученных ранений майор Белимов скончался. Получив два пулевых ранения, я более двух месяцев находился на излечении в Душанбинском госпитале, затем вернулся в часть.
За тот бой в горах я, майор Андрей Белимов (посмертно) и ефрейтор Евгений Наенко были награждены орденами Мужества. Именем майора Белимова названа улица в военном городке.
        Завершая эту статью, мне бы хотелось поблагодарить своих боевых товарищей: полковников В. Тарадая, А. Сурикова, В. Катрича, В. Доброреза, О. Пигасова, А. Сниховского, В. Чешко, С. Пахомова, О. Звездина; подполковников В. Нефедова, О. Левадного, В. Нестерова, И. Радченко, В. Шаповалова, С. Желтунова, Ю. Бочкарева, Н. Бусел, Ю. Василенко, И. Дубовского, П. Прудковского, А. Удодова; майоров А. Бобрышева, А. Зайцева, А. Красова, К. Бражного, В. Мищенко, К. Войтковского, М. Шпака, капитанов С. Зенина, В. Иванюк; старших лейтенантов С. Солонинко, И. Синкевича, А. Рудковского, И. Педан, А. Василенко; старших прапорщиков В. Киндякова, А. Дегтярева и многих других за то, что они ценой своего здоровья, а иногда и жизни, спасли уникальный объект − будущую гордость России. Отдельный оптико-электронный узел «Окно» в настоящее время успешно выполняет поставленную перед ним боевую задачу по контролю космического пространства.
        Я благодарен генерал-лейтенантам А.И. Суслову и С.С. Мартынову, генерал-майорам Г.А. Доброву, А.П. Зайцеву, И.А. Василенко, полковникам В.В. Никольскому, СМ. Аверкину, В.А. Крутякову, А.Н. Недопёкину, М.М. Дорощуку, которые поверили в меня и доверили командовать Нурекским узлом в такое тяжёлое время.
        За период службы в Республике Таджикистан в 1993 году я представлялся к награждению медалью «За отвагу», в ноябре 1993 года мне было досрочно присвоено воинское звание «полковник», а в феврале 1996 года был награжден орденом Мужества.
        13 августа 1996 года, ровно 6 лет спустя после прибытия в Таджикистан, меня провожали перед строем части в связи с убытием к новому месту службы. В конце августа 1996 года я принял под свое командование командный пункт комплекса противокосмической обороны (комплекс «ИС-М»), где служил до поступления в Академию Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Но это уже другая история...
Я горжусь годами своей службы в соединении контроля космического пространства и тем, что на протяжении 20 лет оно успешно выполняет поставленную боевую задачу.
        Вечная память военнослужащим отдельного оптико-электронного узла, погибшим при выполнении воинского долга.

Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"