103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

НАЧАЛО ЭКСПЛУАТАЦИИ КОСМОСА

13.10.2015

Недавно в ИПО «У Никитских ворот» вышел сборник «Ветераны космоса. Управление эксплуатации космических средств», в котором помещены воспоминания и статьи ряда специалистов Военно-космических сил. Ниже приводится статья бывшего заместителя командующего ВКС по вооружению,  заслуженного испытателя космической техники, действительного члена Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского генерал-лейтенанта Власюка В.М. Владимир Матвеевич ныне возглавляет межрегиональную общественную организацию «Ветераны космоса», является заместителем Председателя Центрального совета Союза ветеранов космических войск.

Система эксплуатации космических средств

В исторической и специальной терминологии принято считать началом космической эры 1957 год. Хотя общеизвестно, что теоретическая база освоения космического пространства закладывалась значительно раньше. Одним из основоположников этих фантастических идей был наш соотечественник К.Э. Циолковский. Практика, следуя за теорией, востребовала целый ряд гениальных конструкторов, испытателей, инженеров. 4 октября 1957 года был запущен первый искусственный спутник Земли, началась интенсивная работа по освоению космического пространства.

Сменилось несколько возрастных поколений, прежде чем пришло осознание того, что первопроходцы космоса открыли для человечества совершенно новую сферу деятельности, что космические аппараты (КА), ракеты-носители (РН), стартовые (СК), технические (ТК) и ракетно-космические комплексы (РКК) − это только элементы большой совокупности, называемой космической системой, которую люди создали в процессе развития для получения от нее пользы в своей жизни.

Существует научное определение понятия системы − это совокупность отдельных элементов при их достаточно сильном и устойчивом взаимодействии.

Сегодня можно выявить два больших этапа космической деятельности, которые проходило и проходит человечество на пути во Вселенную:
        Первый этап − это отработка возможности выхода в Космос, ближний и дальний, и отработка серийных технологий для дальнейшей космической экспансии человечества.
        Второй этап − устойчивая эксплуатация ближнего космоса и подготовка освоения дальнего космоса и планет Солнечной системы.
Мы были свидетелями и участниками того, как происходила отработка отдельных элементов космической деятельности, и осуществлялся переход к серийным технологиям использования космического пространства.
Не секрет, что во все времена человеческой истории выполнение мега-проектов государство поручало военным. Это происходило по одной простой причине: военнослужащих можно использовать в работе без особых экономических затрат.

Так было и в СССР. На одном из знаковых совещаний о развитии космической структуры государства Маршал Советского Союза Г.К. Жуков произнес такую фразу: «Эту работу могут выполнить только военные».
Далее по известной схеме: приказ − выполнение. Нам посчастливилось служить с людьми, которые ради великой цели, годами, десятилетиями служили (термин «работали» здесь не подходит) там, где, как в русской пословице «Макар телят не гонял», а они, при +50°С и -50°С, готовили хрупкие создания человеческого разума к полету в неизвестность сами осваивали космическое пространство.

Среди них и Герман Степанович Титов, «космонавт − два», и Виталий Григорьевич Соколов, начальник расчета, запускавшего в космос первого в мире космонавта − Юрия Алексеевича Гагарина, и начальник ГУКОС, ветеран Великой Отечественной войны Александр Александрович Максимов, и другие ветераны космоса, которых многие из нас помнят и любят.

Часто вспоминаю генерал-майора Самонова В.И., который в перерыве футбольного матча между отделами Главного управления космических средств рассказывал о характере службы на Байконуре. Известна история про генерал-лейтенанта Соколова В.Г., о том, как он сам пришел на заседание межведомственной аварийной комиссии и доложил, что причина аварии в ошибке его и его подразделения. Потом все это не подтвердилось, но С.П. Королев не уставал повторять − «...вот с такой совестью надо работать». А ведь за спиной «сознавшегося» уже стояли молчаливые люди с малиновыми околышами и ждали приказа, но приказа так и не последовало...

Сколько создано фильмов о военных, и сколько о конструкторах? Но сегодня нет ни одного, который бы внятно показал: вот на чьих плечах мы первыми вышли в космос, вот кто не допустил третьей мировой. Однажды академика Чертока Б.Е. друзья спросили, почему он, являясь консультантом фильма «Укрощение огня», допустил, чтобы на старте и в МИКе работал персонал в красивых комбинезонах, а не военные в черной «спецухе»? Он сказал, что в противном случае его бы просто выгнали со съемок.

Вот у таких людей мы учились работать, служить и просто жить.
Даже сейчас, в XXI веке, когда уже 10 лет существует правдивый сценарий, написанный одним из ветеранов эксплуатации космических средств, не нашлось продюсеров и режиссеров, взявшихся за съемки фильма о жизнедеятельности наших военных космодромов.
Тогда, конечно, мы не только открывали рты, но задумывались и теребили «стариков» вопросами − «а дальше что»? Нам было понятно, что красивые слова о специфике деятельности космических частей, их «опытно-боевой работе» уже не отражают то, чем действительно мы заняты. О какой опытно-боевой работе можно говорить, если количество запусков в год превышает 110-115, а на орбите выполняет задачи орбитальная группировка более, чем из полутора сотен КА, управление которыми осуществляют более 14 ОКИК, и 16 судов ОМКИК.
Из этого множества вопросов и проблем выросло и родилось простое слово «эксплуатация».

Противников было много. Забивала всё чисто военная терминология − «боевое применение» и т.п. Но в этот момент у руля управления ГУКОС МО, занимающегося эксплуатацией космических средств, были настоящие профессионалы, которые не только знали, что это такое, но и могли под свои слова подвести науку − генерал-майор Соколов В.Г. и полковник Дмитриев Н.Е.
Этот руководящий тандем сумел убедить руководство ГУКОС МО, что возглавляемое ими подразделение следует называтьУправлением эксплуатации космических средств. Работа, которой они занимаются − это создание и использование системы эксплуатации космических средств. Вот здесь и «обрушился потолок». В бой пошла и тяжелая артиллерия − Главные конструктора.
       Особо жаркие споры проходили в процессе разработки и утверждения технического задания и эскизного проекта МТКК «Буран». Но и здесь они выстояли и сумели доказать разработчикам: эксплуатацию сложнейшей космической системы необходимо проектировать заранее, а не в процессе использования, когда любая ошибка эксплуатанта (тогда и родился этот красивый термин) будет очень дорого стоить. После долгих споров все единодушно пришли к выводу: отдельному тому «Система эксплуатации» в проекте МТКК «Буран» быть.

Можно смело сказать, что созданная в ВКС и действующая в период 1970-1992 гг. система эксплуатации космических средств, стала высокоэффективной и оптимальной организационной системой − одной из лучших в мире.
О внутренних событиях, происходивших в это время можно рассказывать очень долго. Остановлюсь на некоторых из них.

1. Техническое обеспечение действий ВКС

Так получилось, что 1 отдел управления являлся в Управлении эксплуатации головным, отвечая в том числе и за систему руководящих документов по эксплуатации.
Постоянные споры и обсуждения роли Управления эксплуатации в действиях ВКС, участие в рабочих группах по разработке руководящих документов, наконец, поставили твердую точку − эксплуатация это одна из составных частей технического обеспечения действий ВКС в различные периоды оперативной обстановки. А на командном пункте и на различных тренировках и учениях, свои доклады руководство управления проводило на картах, где в заголовках значилось, что эта карта должностного лица технического обеспечения действий ВКС. И их доклады заслуживались одними из первых при анализе обстановки и предложений по ведению действий.

2. Экономическая работа Управления эксплуатации космических средств

Незадолго до развала СССР произошло событие, которое послужило толчком к началу серьезных работ по экономике ВКС. На одном из совещаний у Министра обороны СССР генерал-полковнику Максимову А.А, был задан вопрос: сколько стоит космическая съемка 1 кв. км, и что дороже − аэрофотосъемка или космическая съемка. Естественно, «подогрела» вопрос и ремарка Главкома ВВС, утверждавшего, что оптимально пользоваться самолетами. Максимов А. А., никогда особенно не считавший деньги, перевёл спор в русло глобальности и всеохватное, но у Министра не забалуешь: было поручено в 3 дня доложить этот экономический вопрос конкретно. За месяц перед этим совещанием генерал Соколов В. Г. докладывал об экономическом состоянии и денежных средствах, необходимых для эксплуатации космических средств. Вспомнив это, Максимов А. А. приказал Соколову В. Г. в течение двух суток представить необходимый анализ. Все попытки «перевести стрелки» на заказывающие управления успеха не имели. Дело осложнилось тем, что после первичного доклада Соколов В. Г. приказал выбросить (уничтожить) эти бумажки. Надо сказать, он всю жизнь недолюбливал всего, что было связано с деньгами.
Задача была поручена начальнику 1 отдела полковнику Казякину А.Д., который в качестве исполнителя взял меня с собой. Я, конечно, не к месту доложил, что все бумаги уничтожены. Но В. Г. Соколов не зря считался «зубром» старой закваски, он знал, что уничтожают секретные документы раз в квартал, и время, естественно, не вышло. Приказал перерыть все мешки с подготовленными для уничтожения документами, найти доклад, сесть с финансистами за работу, Кязякину А.Д. − закрыть за нами дверь и ключ принести ему, а через два дня, «оставшимся в живых», доложить ему свои предложения.
Всё, в том числе и доклад Министру обороны, прошло штатно, но с той поры генерал-полковник Максимов А.А. стал периодически докладывать Министру обороны по экономическим вопросам. А поскольку Министр обороны почти никогда не предупреждал, что он потребует в следующий раз, мы разработали план защиты своей головы от любопытства Министра. План этот назывался «Экономический мониторинг действий ВКС», что Министру обороны тоже понравилось. А поскольку он понял, что в ВКС всерьез занимаются этим вопросом, стал всё реже озадачивать Максимова А.А.
Однако теперь мы уже и сами поняли необходимость и актуальность такой работы и поставили ее на серьезные рельсы. Подключили финансовые органы, 50 ЦНИИ КС МО, потребовали от войсковых частей и военных представительств доклады по расходованию денежных средств, постоянно имели отчетные данные и отслеживали их оперативные изменения на текущую дату.
В последующем эта работа нам очень помогала вписаться в новую систему экономических отношений, возникших после развала СССР. Катастрофическое недофинансирование и новые принципы взаимодействия с предприятиями промышленности заставило нас жестко поставить вопрос об оплате космических услуг (заказ, контроль, изготовление, хранение, транспортировка, подготовка к запуску, запуск и эксплуатация в полете) предприятиям, организациям и ведомствам промышленности. Правда, для этого необходимо было почти 2 года согласовывать, убеждать и утверждать в Центральном финансовом управлении Минобороны «Инструкцию о порядке планирования и использования внебюджетных средств...». Этот небольшой документ позволил ВКС не оказаться банкротом в лихие 90-е годы.
Очень интересная и знаковая экономическая работа проводилась Управлением эксплуатации в рамках повышения качества и надежности летной эксплуатации КА. Суть ее состояла в том, что во времена «холодной войны» (1975-1990 гг.) было очень большое количество запусков КА детальной и обзорной разведки (до 40-45 КА в год). Естественно надежность этих КА очень влияла на экономику ГУКОС МО. Совместными усилиями управления эксплуатации, 50 ЦНИИ МО и ряда военных представительств были разработаны предложения об экономических мерах повышения качества КА видовой разведки. Суть этих предложений состояла в следующем:
1.    Работа КА сверх гарантийного срока активного существования должна была быть дополнительно оплачена разработчикам и изготовителям КА, эксплуатирующим войсковым частям и ВКС. Конкретные проценты от стоимости КА позволяли инженерам и офицерам получать неплохую прибавку к своим должностным окладам. Кстати, учет этих выплат велся на ЭВМ служащим СА Ювенским Ю.Н. − весьма добросовестным и скрупулезным исполнителем.
2.    В техническом задании на космический комплекс должен был быть указан период, а, следовательно, и предполагаемое количество КА, которым ВС СССР собирались выполнять задачу разведки вплоть до принятия на вооружение нового космического комплекса. Уменьшение количества КА, которыми эти задачи выполнялись, должны были бы премироваться весьма существенными бонусами.
Однако наступил 1991 год, и все благие предложения были забыты. Как и практически свернутая на сегодня рекламационная работа, которая была поставлена в Управлении эксплуатации на автоматизированный учет, чем весьма удивляла знакомящихся с ней представителей различных ведомств (прокуратуры, контрразведки и др.)

3. «Хочешь служить — купи коня и шашку»

Этот принцип использовался давным-давно при комплектовании казачьих войск. Примерно такой ответ ВКС получили после докладов в верхние эшелоны власти по поводу изменения статуса космодрома Байконур и необходимости создания второго российского космодрома, распложенного на широте, аналогичной широте Байконура.

В апреле 1994 года вышла директива Министра обороны, а в марте 1996 года − Указ Президента Российской Федерации, в соответствии с которыми был сформирован Второй Государственный испытательный космодром Министерства обороны РФ — космодром Свободный. Однако, в связи с отсутствием необходимых средств в казне строительство на нем РКК «Рокот» было приостановлено.

Но в ВКС подумали, посчитали и решили «привести на службу и коня и шашку». Состоялась серия совещаний с промышленностью, «завели» Генерального конструктора и генерального директора НПО «Прикладной механики» Козлова Альберта Гавриловича, были прибавлены средства, полученные от коммерческих запусков. Уже через год состоялся первый запуск с нового российского космодрома нового российского КА «Зея», названного, по предложению красноярских конструкторов, по имени реки, протекающей в этом регионе.
Я подчеркнул: «российского КА», ведь уже к этому времени нам приходилось совещаться по запускам КА не только с нашими российским структурами, но и с зарубежными представителями. Так, на одном из совещаний с американскими коллегами нам была предложена помощь в создании нового космодрома. Взамен просили передать эксклюзивное право на все запуски с него. Мы, естественно, ответили отказом, на что американцы едко заметили: «... космические аппараты без денег не летают». Поздравляя наших женщин в 1997 году с их традиционным праздником, второй тост мы поднимали за то, что у русских космические аппараты летают и без денег − КА «Зея» был запущен 4 марта 1997 года.

С того дня прошло 17 лет. В районе, где располагался космодром Свободный, интенсивно ведётся строительство космодрома Восточный, пуск с которого планируется провести в 2015 году. Хотелось, чтобы не было забыто название − Свободный, и после этого события было упомянуто, что продолжается традиция первых пусков, которые здесь делали военные из Военно-космических сил.

4. Лётная эксплуатация КА

Большие сложности и непонимание вызывали целый ряд терминов. Например − «летная эксплуатация». Причем не только летная эксплуатация отдельных КА, но и летная эксплуатация орбитальных систем. Тяжело принималось и категорирование по техническому состоянию КА, находящихся на орбите. Это расценивалось как нарушение всех сложившихся канонов космической деятельности. До сих пор, вместо понятных для всех «технарей» пяти категорий техники, придумываются непонятные термины: «по программе Главных конструкторов». Вместо «неисправен» или «неработоспособен».
Ну, а когда мы ввели понятие «техобслуживание» и «ремонт», нас просто обсмеивали. Вплоть до сего дня они так и не вошли в обиход. Замечу, что сегодня, спустя 15 лет, нам приходят предложения от западных инженеров и менеджеров о необходимости рассмотреть разработку «новых» орбитальных процессов − обслуживания, ремонта и инспекции технического состояния КА на орбите. Действительно, «нет пророков в своем отечестве».
Следует сказать, что в те бурные 90-е годы родилась еще одна «крамольная» мысль − какие дивиденды деятельность ВКС приносит и Вооруженным силам, и государству? И, вообще, зачем он этот космос? В феврале 1995 года в Академии им. А.Ф. Можайского была проведена межвидовая конференция «Роль и место космических сил и средств в современных операциях вооруженных сил». До этого только отдельные «горячие» головы задумывались над этим. Посыпались новые вопросы и проблемы: как довести результаты космической деятельности до подразделения, до каждого бойца.
Большой эффект произвело принятие в эксплуатацию космической системы «ГЛОНАСС». Начали разрабатываться различные концепции о группах космической поддержки, космическом обеспечении Вооруженных сил. Стало ясно, что дальнейшее развитие без изменения теории применения космических средств просто невозможно. Казалось бы, разработаны, опробованы в войсках, сформированы новые принципы и положения о развитии Вооруженных сил, осталось только внедрять их в практику войск.

И выводы из этой гигантской работы были сделаны. Правда − трагические. Был уволен Командующий ВКС В.Л. Иванов, якобы по выслуге лет, а ВКС включены в состав РВСН, что привело к искусственно (не хочется сказать «специально») созданному противоречию между межвидовым характером космических сил и средств и их видовой подчиненностью. Это стало ни шагом, а тремя шагами назад.

Исправление допущенных ошибок происходит медленно, с учётом объективных обстоятельств. Космические соединения и части были введены в состав вновь созданных Космических войск, затем в войска Воздушно − космической обороны. Такие организационные мероприятия надолго отодвигают дальнейшее развитие и обустройство космического театра военных действий.

Ветераны надеются, что накопленный ВКС опыт будет востребован.

Материал для размещения на сайте подготовил
Н.М. Письменный
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"