103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Тринадцать лет во главе ЦККП.

11.03.2015

Трудно вспомнить через 21 год с лишним в деталях события, происходившие на протяжении тех 13 лет, когда мне довелось руководить коллективом Центра контроля космического пространства (ЦККП). Лица многих офицеров, прапорщиков, служащих того времени (особенно более молодого поколения) вспоминаются с трудом. Что ж, таковы особенности человеческой памяти (помню, что было в детстве, но забываю, что было вчера). Однако непосредственных своих подчиненных, других офицеров и прапорщиков, с которыми доводилось вместе работать, память моя ещё способна удерживать их на долгие годы. Я остановлюсь на отдельных наиболее значимых эпизодах деятельности ЦККП, которые мне запомнились.

Полковник ЮХНЕВИЧ И.Ю.,
начальник ЦККП (1973-1986 г.г.)

Итак, 27 ноября 1973 года я прибыл на КПП Дуброво в качестве вновь назначенного начальника ЦККП. Встретил меня дежурный по части майор с узла связи (фамилии не помню). После моего представления он куда-то позвонил, и вскоре подошел полковник П.Е. Ясныковский (зам. по тылу), который и определил меня в гостиницу. На следующий день приступил к приёму хозяйства части у сдающего мне должность полковника Мостового Георгия Демидовича, а 3 декабря после представления меня личному составу части состоялся мой первый развод на занятия нового учебного года. Здесь я познакомился со своими заместителями: подполковником И.Д. Коваленко, полковниками А.Ф. Стрелковым, В.П. Смирновым, Б.И. Кузнецовым, П.Е. Ясныковским, начальниками отделов и командирами рот. Так началась моя служба в ЦККП. Встретили меня вполне, на мой взгляд, хорошо, помогли мне вникнуть в боевые, служебные и хозяйственные дела. Особенно с благодарностью вспоминаю полковника В.В. Вовченко (в то время подполковник, начальник 5 отдела), начальника штаба полковника А.Ф. Стрелкова, начальника политотдела части полковника Б.И. Кузнецова и многих других, которые оказали мне большую помощь во всех делах жизнедеятельности части.

И вот первый эпизод. 19 декабря 1973 года позвонил по «кремлевке» командующий генерал-полковник Ю.В. Вотинцев и сообщил: «Прошла информация о том, что в нашем направлении должен проезжать Л.И. Брежнев и, возможно, посетит ЦККП. Вы готовы доложить ему боевую задачу Центра (прошло всего 15 дней после моего вступления в должность)? Если вы не уверены, пусть докладывает ваш заместитель или начальник штаба, в помощь я направляю вам полковника Ю.И. Шишкина». Я твердо ответил, что буду докладывать сам. Ю.И.Шишкин, конечно, приехал; побеседовали по содержанию моего доклада. Но Генеральный секретарь, очевидно, проехал мимо, ему в этот день было не до нас, у него был день рождения.

Дальше началась практическая работа по контролю космического пространства. Особое внимание уделялось обнаружению, распознаванию и сопровождению ИСЗ обеспечивающих космических систем военного назначения США, а также работам по аварийным (падающим) ИСЗ. Так, в статье командующего ПРО и ПКО Ю.В. Вотинцева «Неизвестные войска исчезнувшей сверхдержавы» (Военно-исторический журнал № 11 за 1993 г.) дана высокая оценка работам ЦККП по ИСЗ в аварийных ситуациях.

В 1977 году был запущен ИСЗ «Космос-954» с энергетической ядерной установкой в интересах ВМФ на высоту около 280 км (оптимальная высота для ведения разведки акваторий морей и океанов). Известно, что на такой высоте продолжительность активного существования ИСЗ сравнительно невелика. Поэтому, после завершения спутником своих функций, во избежание падения на Землю ИСЗ с ядерной установкой, что может повлечь радиационное заражение местности, последняя по соответствующей команде отделяется от ИСЗ и забрасывается на высоту длительного существования (около 900-1000 км). Так вот, в данном случае команда была выполнена «наоборот» и «Космос-954» начал резко тормозиться и снижаться вместе с ядерной установкой. Таким образам создалась аварийная ситуация.
ЦККП была поставлена задача непрерывного слежения за данным спутником и определения его места и времени падения.
Работы проводились по разработанным алгоритму и программе 45 ЦНИИ МО совместно со специалистами отделов ЦККП полковников Л.К. Оляндэра, А.Н. Солозобова, Л.А. Абрамовича, В.И. Тяглова, программиста майора Ю.Г. Арзамаскина. Однако практическая работа осложнилась тем, что на практике разработанная программа еще не использовалась (не была испытана).
Самый интересный эпизод - в процессе выполнения поставленной задачи в ЦККП прибыл Главнокомандующий войсками ПВО страны Маршал Советского Союза П.Ф. Батицкий, и, чтобы не сопровождать Главкома на КП на третий этаж пешком по ступенькам, было решено подготовить грузовой лифт (учтены габариты Главкома). Я встретил его у входа в ЦККП, доложил, как положено по Уставу о состоянии дел и сопроводил к лифту, у которого толпилась большая группа встречающих: специалистов 45 института во главе с начальником Управления А.Д. Курлановым, представителей ЦНПО «Вымпел», командующего ПРО и ПКО с группой офицеров. Когда я с Главкомом поднялся на третий этаж, то вся оставшаяся группа уже ждала нас у выхода из лифта. Думаю, не трудно вычислить, с какой скоростью надо было бежать по ступенькам целых два этажа (предлагаю желающим на досуге решить эту задачку).
Главкому на КП ЦККП докладывал о ходе работ начальник Управления 45 ЦНИИ МО А.Д. Курланов. После его доклада и ответов на поставленные вопросы Главком снял трубку Кремлевского аппарата, кому-то позвонил и сказал, что здесь (в ЦККП) люди работают подготовленные и своё дело знают, и по всем вопросам в дальнейшем обращаться по этому аппарату к командиру ЦККП И.Ю. Юхневичу.

Работа была сложной, особенно в начале, когда до момента падения ИСЗ оставалось еще много времени, а в Главном штабе искали эту точку падения на глобусе после прохождения спутником каждого витка и теперь представьте себе, что на одном витке отмеченная точка отличалась от точки на втором витке на половину глобуса. Вышестоящий штаб был в недоумении от моих докладов. Всё это надо было терпеливо, грамотно и доходчиво объяснять высшему руководству. Наконец, время и место падения ядерной установки было спрогнозировано - 24 января 1979 года в 15часов 12 минут в горах на территории Канады. Наш прогноз практически совпал с американскими данными. Как развивались события дальше по результатам падения этого объекта у нашего правительства с правительством Канады, мне точно неизвестно.

В своих воспоминаниях в этой же статье Ю.В. Вотинцев описывает и второй подобный случай. Это случилось 30 августа 1982 года, когда был запущен ИСЗ «Космос-1402» с аналогичными задачами ИСЗ «Космос-954». Эта работа ЦККП по оценке места и времени падения ИСЗ мне запомнилась хорошо: весь процесс работы и сегодня стоит у меня перед глазами потому, что она отличалась от вышеуказанной большей продолжительностью, напряженностью, ответственностью и некоторыми сюрпризами на конечном этапе её завершения.
Боевые расчеты КП ЦККП были усилены оперативными группами, сформированными в алгоритмических и аппаратурных отделах, которые посменно несли круглосуточное дежурство на своих рабочих местах. Я и начальник штаба полковник А.Н. Ларин постоянно посменно находились на рабочих местах, так как необходимо было через каждые 4 часа докладывать результаты выполнения поставленной задачи вышестоящему руководству. Поэтому я попросил, чтобы мне в кабинет принесли кровать для короткого отдыха в промежутках между докладами. Работа велась с декабря 1982 г. по 7 февраля 1983 года. В Генеральном штабе ответственным за состоянием поведения ИСЗ «Космос-1402» на орбите был назначен генерал-полковник Пикалов, которому я или начальник штаба и докладывали обстановку через каждые 4 часа, кроме докладов по оперативной линии на ЦКП Главкома войсками ПВО страны.
Я опускаю подробности и отдельные особенности этой работы. Они правдиво и в полном объеме изложены начальником штаба ЦККП А.Н. Лариным в книге «Смотрим в космические дали», выпущенной к 40-летию ЦККП. Остановлюсь только на отдельных моментах. Когда я докладывал генералу Пикалову через каждые 4 часа, у него, естественно, возникал вопрос (особенно на начальном этапе): «Почему прогнозируемые точки падения каждый раз имеют разное значение, по которым невозможно пока дать однозначного ответа?». Я очень много потратил сил и настойчивости, чтобы добиться понимания генералом этого вопроса и чтобы он не торопился докладывать «наверх» каждый раз новые данные, значительно отличающиеся от предыдущих. Но генерал оказался умным, понял меня и «наверх» докладывал с большой осторожностью. После успешно завершенной работы он позвонил мне, поблагодарил за совместную работу и сказал: «Вы, товарищ Юхневич, наверное, очень добрый человек - предостерегая меня от поспешных непродуманных докладов в Правительство, помогли мне свою часть работы закончить без существенных замечаний».

В результате ЦККП успешно справился с поставленной задачей и точнее американцев определил место и время падения ядерной энергетической установки ИСЗ «Космос-1402» - 7 февраля 1983 года в 14 часов 06 минут в Атлантическом океане в районе о. Вознесения. И этот факт подтвердила американская сторона телеграммой в ГРУ ГШ ВС. Копию данной телеграммы я получил на следующий день после окончания работы. В телеграмме было отмечено, что в Советском Союзе имеются высококвалифицированные специалисты, способные определять место и время падения ИСЗ в аварийных ситуациях (я долго хранил эту телеграмму, но при сдаче дел она затерялась). Спустя несколько дней генерал Пикалов позвонил Главнокомандующему войсками ПВО Главному маршалу авиации А.И. Колдунову, поблагодарил за успешную совместную работу и добавил: «Неужели полковник Юхневич никогда не спал в течение всего времени - когда не позвоню ему в любое время дня и ночи, он всегда был на рабочем месте». И это было правдой, так как я жил всё это время в кабинете. Периодически этой работой интересовался ЦК КПСС через Дубровского. В дальнейшем я часто общался с этим человеком, отвечая на интересующие его вопросы по космическим делам.

Работа прошла успешно благодаря высокой квалификации специалистов ЦККП - полковников А.Н. Ларина, А.Н. Солозобова, Л.К. Оляндэра, М.Ц. Шпитальника, Л.А. Абрамовича, майора Ю.Г. Арзамаскина, оперативных дежурных - подполковников В.И. Грибанова, В.В. Степаненко, В.В. Иванова, А.А. Бакалина и целого ряда других офицеров и прапорщиков.

До окончания моей службы оставалось ещё более 3-х лет. За этот период было много подобных событий. Например, спасение орбитальной станции «Салют-7» при наведении транспортного корабля «Союз Т-13» с космонавтами на борту В.А. Джанибековым и В.П.Савиных для проведения стыковки корабля со станцией «Салют-7» и ряд других работ.

ЦККП в течение ряда лет признавался одной из лучших частей в Войсках ПВО страны и был единственным коллективом в войсках ПРО и ПКО, награжденным Вымпелом Министерства обороны СССР за мужество и воинскую доблесть. Об этом всем известно. Я только хочу остановиться на одном эпизоде в момент вручения этой награды. Вымпел Министра обороны вручал член Военного Совета - начальник Политуправления войск ПВО страны генерал-полковник Сергей Андреевич Бобылев. Для проведения этой процедуры весь личный состав части был собран в гарнизонном доме офицеров. После церемонии вручения «Вымпела» должен был выступать я. И всё бы ничего, к этому я был готов, но у меня практически пропал голос, и я с трудом закончил своё выступление со «страшным сипением». Мне очень было неловко перед генералом, так как у меня появилось внутреннее убеждение, что член Военного Совета обо мне, как командире, подумал не в мою пользу (мне так показалось). Хотя после окончания службы мои убеждения по этому поводу были напрасными. Но об этом ниже.

За мою службу много было посещений ЦККП вышестоящими органами и другими должностными лицами, учеными, которые интересовались деятельностью этой уникальной организации. Особенно вспоминается посещение генерала В.И. Варенникова - начальника Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных сил СССР, который после моего доклада глубоко старался вникнуть в деятельность Центра по выполнению боевой задачи. Это я к тому, что отдельные крупные руководители не любили, чтобы их учили, как они выражались, а докладывали по стойке «Смирно».
Хочу с чувством высокой благодарности отметить моих заместителей, руководителей подразделений, которые были моей опорой в обучении, воспитании и укреплении воинской дисциплины личного состава части, без которой немыслимы были наши успехи.
Политический отдел ЦККП во главе с его начальником Л.А. Закурнаевым (до 1978 года - полковник Кузнецов Борис Иванович) со своим аппаратом поднял на высокий идейный уровень работу партийных и комсомольских организаций по воспитанию всех категорий военнослужащих.
Штаб ЦККП во главе с его начальником А.Н. Лариным (до 1977 года - полковник А.Ф. Стрелков) сумел организовать несение постоянного круглосуточного боевого дежурства в строгом соответствии с требованиями руководящих документов. Задача боевым расчетам, заступающим на дежурство, ставилась оперативным дежурным (периодически присутствовали я или начальник штаба), развод к рабочим местам проводился строго по установленному ритуалу с исполнением Государственного гимна. В результате по вине лиц боевых расчетов не было срывов в выполнении поставленной боевой задачи.
Служба главного инженера, возглавляемая главным инженером ЦККП В.В. Никольским (до него - полковник А.В. Якимук), успешно справлялась с задачами поддержания техники в исправном и боеготовом состоянии. Я не помню ни одного серьёзного сбоя в её работе. Всё это было возможным благодаря высокой технической подготовке офицеров во главе с главным инженером В.В. Никольским. Он с группой специалистов разработал и внедрил новый метод обслуживания техники, позволяющий по результатам предварительной диагностики узлов и блоков, не дожидаясь возникновения неисправности, соответствующий блок заранее отправлять в ремонтно-поверительную базу, заменив его новым из ЗИПа.
В этой важной и ответственной работе по поддержанию техники в боеготовом состоянии хотелось бы отметить полковников В.Б. Турчина, А.В. Скобелева, А.А. Беляева, Б.Г. Гомзикова, начальников аппаратурных отделов полковников А.И. Солодова, А.П. Тымченко, Ю.С. Нерпина, Б.А. Белозера.
Работниками тыла под руководством заместителей по тылу полковников П.Е. Ясныковского, B.C. Котова, а потом Э.Н. Краснорецкого были созданы все необходимые условия для несения боевого дежурства и нормальной повседневной жизни и деятельности личного состава ЦККП. Было организовано своевременное и качественное питание боевых расчетов, караула, а также сержантов и солдат срочной службы в оборудованной столовой. Обеспечен отдых в благоустроенной и уютной казарме. Форма одежды рядового и сержантского состава соответствовала требованиям воинских уставов. В этих вопросах также большая заслуга командиров и старшин подразделений.

Несколько слов хочу сказать о спорте и физической культуре. Под руководством наальников физической подготовки и спорта майоров В.И. Арова и A.M. Турока, благодаря умелой организации работы по физическому воспитанию всего личного состава, были достигнуты видимые результаты в соревнованиях по различным видам спорта в масштабе части, гарнизона, Ногинского района и др. Особенно в памяти остались лыжные виды спорта, участником которых был и я. Два раза в неделю все офицеры и прапорщики с 11 до 13 часов становились на лыжи. Помнится такой эпизод. В один из таких дней встречаю на лыжне в лесу группу офицеров в полевой форме и в противогазах. Со мной стало плохо - такое впечатление, что в наш Дубровский лес залетели инопланетяне. Первого в команде лыжников останавливаю и подаю команду: «Снять противогаз». И что вы думаете, кто это был пришельцем из космоса? - уважаемый Ю.С. Нерпин. Этим всё сказано, на лыжне нашим спортсменам не было равных.

С некоторой грустью подхожу к концу своих воспоминаний. О делах ЦККП за мой 13-летний период службы можно написать тома. Поэтому я хочу искренне поблагодарить авторский коллектив за подготовленную и выпущенную к 40-летию ЦККП книгу «Смотрим в космические дали»: Л.А. Закурнаева, Л.К. Оляндэра, В.И. Тяглова, В.В. Зайцева и других товарищей, принявших участие в её подготовке, и, отдельно, Пучковского Игоря Владиславовича и Горобчука Юрия Борисовича за оказанную материальную помощь в издании книги. Сегодня для меня она является настольной. Просматриваю её постоянно и, встречая фамилии и имена офицеров, прапорщиков, служащих, вспоминаются и их лица, что для меня очень важно.

И несколько о личном. После увольнения из Вооруженных Сил СССР в мае 1986 года никак не решался мой квартирный вопрос. Я остался без документов и без жилья, все обещания непосредственных начальников были забыты. В августе 1986 года с этим вопросом я обратился к Ю.В. Вотинцеву и получил такой ответ (дословно): «Иполит Юльянович! Ведь под лежащий камень вода не течет». И тогда я окончательно понял, что надо действовать самому – «рыть землю». Были написаны письма в Министерство обороны и Главное политическое управление Минобороны. «Верха» зашевелились, но не с целью мне помочь, а как я посмел такое писать в «верха». И вот тогда на помощь пришли политработники: полковник Л.А. Закурнаев, И.А. Слухай - старший инспектор политуправления и С.А. Бобылев - член Военного Совета, начальник Политуправления Войск ПВО страны.
Мне был организован прием к генералу С.А. Бобылеву. После того как я изложил свою просьбу и когда он увидел, что на мне «нет лица», тут же пошел к Главкому, оставив меня дожидаться в приемной. Ждал долго. И когда генерал вернулся, я понял, что нелегкий разговор состоялся у него с Главкомом, хотя результат был положительным. Прощаясь со мной, Сергей Андреевич Бобылев с некоторой напряженностью в голосе спросил: «А где же были ваши командиры (имелись в виду Ю.В. Вотинцев и Е.С. Юрасов), почему не обратились раньше ко мне, прежде чем писать в вышестоящие инстанции?». Что я на это мог ответить? С.А. Бобылев тут же сказал, чтобы я немедленно в этот же день с резолюцией Главкома ехал к В.И. Кузикову и через 3 дня переехал к новому месту жительства. Вот так. Неизвестно, как бы сложилась моя судьба в дальнейшем без решения этого важного для меня жизненного вопроса. Низкий мой поклон этим людям.

В заключение выношу величайшую признательность за совместную ратную службу Б.И. Кузнецову, Л.А. Закурнаеву, А.Ф. Стрелкову, А.Н. Ларину, В.В. Вовченко, А.П. Зайцеву, В.В. Никольскому, B.C. Котову, Э.Н. Краснорецкому, Ю.С. Нерпину, А.П. Тымченко, В.Б. Турчину, Л.К. Оляндэру, В.А. Обрядину, Л.А. Абрамовичу, К.Г. Худякову, А.Н. Солозобову, Б.А. Белозеру, А.В. Скобелеву, М.Ц. Шпитальнику, А.Ю. Шиманскому, А.В. Войнову, В.И. Тяглову, А.И. Солодову, А.А. Беляеву, А.Г. Пурикову, А.С. Кленовскому, А.А. Борисенко, А.А. Шахову, И.В. Пучковскому, Б.Г. Гомзикову, А.А. Бакалину, В.З. Абдурзакову, В.И. Грибанову, В.М. Земцовскому, В.К. Крекотню, В.В. Башмакову, В.Ф. Варламову, В.Д. Коваленко, А.К. Светличному, Ю.А. Герасимову, В.Ф. Мусатову, Г.М. Синюшину, В.И. Шулике, П.П. Черному, B.C. Шевченко, В.Н. Малышеву, В.В. Степаненко и многим-многим другим.

  • Памятные даты

  • 12.12.2017

    12 декабря – День Конституции Российской Федерации.

    «Действующая Конституция - это не просто одно из главных правовых достижений постсоветской эпохи. Это - крупное завоевание в борьбе за право, потребовавшее больших усилий и жертв от нескольких поколений российских граждан. И к этому завоеванию надо относиться бережно».
    В. Зорькин, Председатель Конституционного суда России.
    см. далее


            |  

    Декабрь 2017


    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    27 28 29 30 1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"