103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Эпоха РЛС «Дунай». Первый перехват БР – впервые в мире

01.03.2011

В.П. Сосульников – лауреат Ленинской премии, ведущий специалист в области создания уникальных радиолокационных комплексов, основателем научной школы по разработке надгоризонтных радиолокационных станций.

Конец 50-х — начало 60-х годов отмечены как начало космической эры и интенсивного развития ракетной техники для боевых целей. Возникла реальная необходимость в создании системы противоракетной обороны, которая позднее развилась в систему предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Такие системы требуют наличия в своем составе радиолокаторов дальнего обнаружения.

В 1959 году организуется филиал ЦНИИ-108 на базе ОКБ завода №37. От перебазируемых РЛС предприятие переходит к созданию стационарных сложных радиотехнических комплексов.

В 1960 году филиал ЦНИИ-108 и завод №37 преобразуются в Научно-исследовательский институт НИИ-37 с опытным заводом №37. В августе 1960 года директором и научным руководителем НИИ-37 был назначен Ф.В. Лукин, д.т.н., видный организатор, который внес заметный вклад в становление института. Директором опытного завода годом позднее был назначен Н.Д. Малышев.

Главным конструктором РЛС «Дунай-2» назначен Владимир Пантелеймонович Сосульников.

В.П. Сосульников Родился 5 октября 1921 года в г. Москве. Участник Великой Отечественной войны. После окончания Военной Краснознаменной академии связи продолжил службу в НИРТИ (нынешний НИИДАР) МРП СССР, кандидат технических наук, с 1973 г. – доктор технических наук.

В.П. Сосульников – лауреат Ленинской премии, является ведущим специалистом в области создания уникальных радиолокационных комплексов, основателем научной школы по разработке надгоризонтных радиолокационных станций.

Награжден орденами Ленина (1971 г.), Октябрьской революции, отечественной войны II ст., Красной звезды, знака почета.

Главный конструктор радиолокационных станций «Дунай-2», «Дунай-3», «Крона», «Интерферометр», 13Ж6Э.

В это время разрабатывается и монтируется на полигоне уникальный аппаратурный и программно-алгоритмический комплекс «Дунай-2» для дальнего обнаружения баллистических ракет, которому суждено стать прародителем целой серии РЛС подобного назначения.

Ранее в рамках НИР был разработан и простроен первенец этого семейства макетный локатор непрерывного излучения – «Дунай-1». Испытания его проводились в окрестностях Москвы в конце 1955 года, и их результаты намного превзошли все то, что было достигнуто на самых лучших отечественных импульсных станциях. Руководителем НИР был В.П. Сосульников, ставший впоследствии главным конструктором нескольких поколений «Дунаев».

РЛС «Дунай-2» дальнего обнаружения воздушных целей предназначалась для обнаружения боевых частей БР на дальностях до 1200 км. Работа по созданию РЛС «Дунай-2» привлекла значительные силы ЦНИИ-108. Особо трудная задача выпала на коллектив антеннщиков под руководством во главе с зам. главного конструктора В.П. Васюковым. Коллектив в составе А.А. Азатова, А.В. Дрозд, В.А. Кожанкова, В.В. Войцеховской, Г.А. Котельниковой, К.Я. Орловой, А.Г. Шубова, В.С. Горкина под общим руководством проф. Я.Н. Фельда разработал и создал АФУ РЛС.

А.А. Мыльцев, В.А. Гундоров, В.М. Клюшников обеспечили испытания АФУ в полигонных условиях.

П.Н. Андреев вместе с В.А. Квасниковым и Л.Н. Обориным создали новый резнатрон непрерывного действия мощностью 40 кВт, а П.П. Первушин, Б.В. Плодухин, И.Я. Лозовой, Н.В. Раннинский, Л.Г. Рассолова под руководством зам. главного конструктора В.К. Гурьянова создали двухканальный предусилитель с использованием металлокерамических тетродов.

Уникальный широкополосный возбудитель ЛЧМ сигналов создали А.Н. МУсатов, Е.С. Абрамов, М.Е. Лейбман, В.А. Козырев на базе ферритового генератора с фазовым управлением через кварцевую линию задержки.

Приемный тракт РЛС, предложенный А.И. Ивлиевым, создавали и совершенствовали далее Н.Д. Лобышев, Л.Н. Ануфриев, В.Н. Марков, В.И. Корнилов, Б.М. Лурье, А.Р. Розенкранц, Ю.И. Бузинов.

Ф.М. Песелева с В.А. Аудером, К.П. Межохом, В.Н. Бурыкиным, В.М. Давидчуком, Г.И. Минаевым создали уникальный цифровой измеритель координат.

Вместе с главным конструктором работали над созданием РЛС руководители по направлениям Н.В. Кондратьев, М.А. Архаров, Г.И. Минаев, В.К. Шур, А.П. Борзило, В.М. Давидчук, В.М. Клюшников, Ю.А. Родионов, И.И. Полежаев, И.И. Белопольский, Ю.Н. Минин, Л.Г. Рассолова, Н.И. Гущин, которые являлись сотрудниками специально созданного сектора №1 во главе с Н.В. Кондратьевым.

Для выполнения работ РЛС была построена на полигоне системы «А» (Сары-Шаган). На испытаниях, в ходе боевой работы, при обнаружении баллистической ракеты или ее головной части, целеуказания с РЛС передавались на радиолокаторы точного наведения.

6 августа 1958 года экспериментальный образец РЛС «Дунай-2» вышел в эфир, впервые в СССР осуществив обнаружение баллистической ракеты Р-5 и ее головной части на расстоянии более 1000 км.

6 ноября этого же года состоялась первая проводка головной части ракеты Р-5 в режиме автосопровождения с измерением координат с формированием целеуказания радиолокаторам точного наведения.

4 марта 1961 года впервые в мировой практике экспериментальной системой противоракетной обороны был осуществлен перехват баллистической ракеты. Обнаружила ракету и выдала ее координаты другим средствам РЛС «Дунай-2». В обозначении НАТО станция «Дунай-2» получила название «Hen Roost». В ходе работы на РЛС «Дунай-2» стало ясно, что возросшие скорости космических объектов, малые отражающие поверхности и неопределенность появления космического аппарата во времени потребовали решения задачи автоматического обнаружения и сопровождения целей по информации от спектроанализов с помощью быстродействующей ЭВМ.

Под руководством к.т.н. Ф.М. Песелевой создается теоретическая лаборатория из молодых специалистов Ю.С. Ачкасова, А.Л. Григорьева, З.Н. Хуторовского, А.Н. Савинова, С.И. Сараева и др., которые разработали уникальную программу для ЭВМ, способную осуществлять обнаружение и сопровождение целей – ИС3 во всем секторе обзора РЛС с формированием траекторий их движения и выдачей координат с заданной точностью в реальном времени.

РЛС «Дунай-2» имела передающую антенну размерами 150х8 м., приемную – 150х25м. Достигнутая максимальная дальность обнаружения составила 1200 км, точность измерения дальности соответствовала заданной – 1 км.

Несмотря на то, что аппаратура делалась на элементной базе первого поколения, ученым, разработчикам, программистам, монтажникам и рабочим предприятия удалось создать станцию, которая стала научно-техническим достижением, не имевшим аналогов в мировой практике. По своим характеристикам от нее недалеко ушли РЛС более поздней разработки.

В 1966 году главному конструктору В.П. Сосульникову и его заместителю В.П. Васюкову за создание нового класса информационных средств, начало которым положил «Дунай-2», было присвоено звание Лауреатов Ленинской премии.

За этой высокой оценкой стоял упорный и нелегкий труд ученых, инженеров – разработчиков и алгоритмистов, рабочих и служащих института и опытного завода.

Ф.В. Лукин сумел привлечь к участию в работах института немало ученых и специалистов высокой квалификации, среди которых были А.И. Акушский, Д.И. Юдицкий. Их идеи были реализованы в первых образцах специальных вычислительных средств, обеспечивших оперативную обработку больших потоков информации. Следует подчеркнуть, что благодаря им и усилиям руководителя подразделения Л.В. Васильева, институт долгое время удерживал лидерство в этом направлении.

Появление службы надежности на предприятии связано с началом создания РЛС дальнего обнаружения «Дунай», когда впервые в ТТЗ на изделие появились количественные требования по надежности. Появилась реальная потребность в создании соответствующей службы.

В 1963 г. в составе тематического специального бюро (СБ-1) была организована лаборатория надежности во главе с к.т.н. В.В. Валентиновым, а после его ухода на преподавательскую работу лабораторию возглавил С.А. Симонов.

Лаборатория занималась обеспечением надежности РЛС 5Н11. Основной объем работ выполняли специалисты лаборатории: А.И. Юров, В.Н. Киселев, А.Я. Семидоцкий, И.Н. Котенев.

Дальнейшее развитие службы надежности было прямо связано с появлением новых тематических направлений.

В 1966 г. в составе тематического сектора 17, в котором велись работы по созданию загоризонтных РЛС, была образована группа в составе Н.М. Васильченко, В.Б. Бурдэ, П.А. Байкова во главе с Г.В. Соловьевым.

В 1970 г. в составе тематического сектора 8 была образована лаборатория надежности, во главе с к.т.н. В.В. Ивлевым. Ведущими сотрудниками лаборатории были В.К. Скотников, Е.А. Хоненев.

Все три подразделения службы надежности успешно работали по обеспечению надежности своих изделий.

По совместному решению руководства предприятия и заказчика, в целях улучшения координации работ по надежности, проведения единой технической политики в этом направлении и усиления взаимодействия со службами надежности в рамках ЦНПО «Вымпел», в январе 1979 г. была создана лаборатория надежности предприятия с непосредственным подчинением ее главному инженеру предприятия.

Руководителем лаборатории был назначен Г.В. Соловьев, бывший в то время начальником сектора надежности НИО-3. Созданная служба была призвана выполнять работы по обеспечению надежности всех разработок предприятия от эскизного проекта до сдачи изделий заказчику.

Сложившая в ходе создания РЛС «Дунай-2» организация работ на многие годы предопределила структуру предприятия, равно как и структуру тематических подразделений.

В начале 60-х годов под руководством В.П. Сосульникова были развернуты работы по созданию крупнейшей по тем временам РЛС «Дунай-3». Эскизный проект был защищен и принят заказчиком в 1962 году. В 1965 году на объект, размещенный в районе подмосковной станции Кубинка, стали поступать первые образцы аппаратуры, и был развернут ее монтаж.

Структура и аппаратурный облик приемной позиции РЛС были разработаны коллективом под руководством А.И. Ивлиева.

На одном из этапов разработки возникли немалые трудности с обеспечением заданных требований к АФУ. И вот тогда совсем еще молодые инженеры А.С. Самусев, Е.А. Старостенков, В.А. Рогулев, Е.В. Кукушкин сумели в довольно сжатые сроки решить эту непростую задачу.

РЛС была задумана и спроектирована полностью автоматической. Задача автоматизации решалась с помощью технических средств с настройкой и вводом которых в эксплуатацию успешно справились И.В. Горностаев, Э.Д. Петракова, О.М. Новикова, Л.В. Крючкова и др.

Вспоминает Гундоров Вилен Александрович - старший научный сотрудник.

Весной 1958 года большая группа выпускников Военно-воздушной академии им. проф. Н.Е. Жуковского была распределена в ЦНИИ-108 Министерства обороны СССР.

Придя в отдел кадров ЦНИИ-108, я был направлен на собеседование к начальнику лаборатории Кондратьеву Н.В. и научному руководителю темы «Дунай-2» Сосульникову В.П. Разговор был не долог. Узнав, что дипломный проект я писал по антеннам, меня включили в состав одной из антенных лабораторий под руководством Васюкова В.П.

Не успел я оглядеться, как меня в составе группы под руководством Азатовой А.А., направили в г. Казань, где изготавливалась антенна для РЛС «Дунай-2».

Встреча с заводом была впечатляющей. Это был авиационный завод, где изготавливались огромные реактивные бомбардировщики ТУ-16. В сборочном цеху для нас выгородили высоким забором специальную площадку метров 40 на 40. Наша группа занималась измерением некоторых характеристик секций волноводов для антенны «Дуная-2» перед отправкой их на полигон. Там же я узнал, что место сборки станции — берег озера Балхаш. В ту пору эти сведения были секретными.

На авиационном заводе был создан цех по изготовлению секций огромных волноводов. Мне, выпускнику академии, изучившему наземные и самолетные радиолокаторы с волноводами размером единицы сантиметров было поразительно видеть волноводы размером в метр и длиной десятки метров. И все это делалось впервые для создания РЛС нового поколения, способной обнаруживать небольшие головные части баллистических ракет на небывалой для локаторов дальности!

В августе 1958 года я был командирован на полигон Балхаш для проведения измерений характеристик приемной, а затем и передающей антенн. Там, где размещалась РЛС «Дунай-2», а это были площадка № 14 (приемная позиция) и площадка № 15 (передающая позиция), возвышались 100 метровой длины ажурные антенны, рядом с ними располагались двухэтажные здания, где размещалась технологическая аппаратура станции.

Шла стыковка и настройка аппаратуры. Между шкафов аппаратуры стояли железные кровати и раскладушки. Чтобы не терять время, приступили к монтажу и настройке, не дожидаясь готовности жилья. Тут же на электроплитках готовилась еда. Энтузиазм был настолько велик, что инженеры не гнушались выполнением любой черновой работы.

В середине 1959 года мы стали постепенно переезжать сначала в жилые дома (трехкомнатная квартира на 9–11 человек), а позднее построили и гостиницу. Это была уже райская жизнь.

Измерения параметров передающей антенны пришлись на середину зимы 1958–1959 года. Измерительная аппаратура находилась в 40–50 метрах перед антенной. Работать приходилось при температуре минус 25–30 градусов и сильном ветре. До сих пор в памяти сохранились моменты, когда главный конструктор выносил мне поесть бутерброды, так как прерывать измерения было нельзя и работа переходила в ночь.

Измерения на приемной антенне пришлись на лето 1959 года. Вот тогда-то я почувствовал, что такое горячий сухой ветер, от которого просто некуда было деться. И даже находящаяся в 20 метрах вода озера не приносила никакого облегчения.

В апреле 1959 года из ЦНИИ-108 была выделена тема по созданию РЛС «Дунай-2» в только что созданный Филиал ЦНИИ-108. Мы разместились на территории завода № 37, куда переселили коллективы, занимающиеся разработкой «Дуная-2».

В конце 1959 года на станции «Дунай-2» начались первые работы по баллистическим ракетам. Это был период, когда понятие «рабочий день» перестало что-либо обозначать. Баллистические ракеты, чтобы их видели оптические средства на Балхаше, запускались в 3–4 часа ночи, чтобы они летели в солнечных лучах, а наземные средства были в тени. При пусках ракет на полигоне было задействовано более семи основных средств. Чтобы их подготовить к совместной работе приходилось выходить на работу за три — четыре часа до пуска. Нередко разработчики какого-либо средства просили задержки на устранение появившейся неисправности. Иногда пуски ракет отменялись. А днем необходимо было вести текущий ремонт и модернизацию аппаратуры. Но все работали с увлечением и интересом. Такого еще никто не делал.

Сколько было радости, когда на экране индикатора мы смогли увидеть отметки от цели, потом научились наводить на эти отметки измеритель координат и выдавать координаты на центральную вычислительную станцию. Всегда первым видел отметку от цели на фоне шумов главный конструктор Владимир Пантелеймонович Сосульников. Он же собственным примером задавал темп работы и, конечно, ее качество. Окончательным триумфом стало совпадение координат головной части, выдаваемых «Дунаем-2» с данными наблюдения оптическими средствами. Возможность обнаружения и сопровождения головных частей баллистических ракет была доказана и стала реальностью.

Вспоминаю 4 марта 1961 г. К этому дню очень тщательно готовились, ждали реального пуска баллистической ракеты Р-12.

И этот миг наступил. Впервые в мировой практике на Балхашском полигоне экспериментальная система ПРО по целеуказанию РЛС «Дунай-2», главного конструктора Сосульникова В. П., осуществляет перехват баллистической ракеты.

В мае 1960 года Филиал ЦНИИ-108 был преобразован в НИИ-37. К этому времени было принято решение о разработке боевой РЛС дальнего обнаружения «Дунай-3» и размещении ее у поселка Кубинка под Москвой.

Меня ориентировали на работу по созданию РЛС «Дунай-3». Я распрощался с «Дунаем-2», Балхашом и увлекся новой небывалой радиолокационной станцией.

Вспоминает Петракова Эмма Дмитриевна – ведущий инженер-специалист НТЦ-3

В 1957 году окончила Московский авиационный институт, радиотехнический факультет и по распределению была направлена в ОКБ-37.

После образования «НИРТИ» работала по теме «Дунай-2». Сначала занималась техническим обслуживанием аппаратуры «магнитной записи», а затем была переведена в лабораторию вычислительной техники, которой руководил Васильев Леонид Викторович.

Моей обязанностью на объекте «Дунай-2» было обеспечение работы синхронизатора приемной позиции и входных и выходных устройств станции.

Перед началом очередной работы проводился Х-план станции: проверка работоспособности устройств станции.

Владимир Пантейлемонович Сосульников перед работой ставил задачу для всех руководителей устройств и по завершению работы каждый докладывал свои наблюдения.

Во время боевой работы после прохождения голосовых команд: «3,2,1, протяжка, старт», я должна была фиксировать с помощью осциллографа прохождение «Стартового» импульса и доложить его прохождение на КП. После завершения работы воспроизводилась запись с магнитной ленты и по информации на индикаторах КП производился анализ результатов работы.

Успешные работы сопровождались банкетом, тем более 04.03.1961 г.

Вспоминает Сабаев Лев Васильевич, работает в НИИДАР с августа 1960 г.

Николай Иванович Родионов попросил меня вспомнить то уже далекое от сегодняшнего дня время и те события, свидетелем и участником которых мне довелось быть.

Еще будучи студентом Московского электротехнического института связи (МЭИС) в августе 1960 г я пришел на преддипломную практику в п/я 4077 (будущий НИИДАР). Одновременно стал работать в должности старшего техника. С’агитировал меня и моего сокурсника Сенявского А. Л. на работу Хухлаев К. К, который в то время был ведущим инженером лаборатории, начальником которой был Межох К. П. Лаборатория занималась разработкой аппаратуры автомата сопровождения цели по азимуту станции «Дунай-2». Лаборатория была молодежной – сотрудникам было по 25 – 30 лет. Их по тематике лаборатории называли “азимутангами” в отличие от “дальнозавров” – тех, кто работал в лаборатории измерения дальности. Первый автомат азимута был еще разработан ранее и успешно функционировал в составе станции на Балхашском полигоне А-35. Аналоговая и цифровая часть его были выполнены на лампах. Второй автомат азимута только проектировался. Аналоговая часть новой автомата разрабатывалась в самой лаборатории в ламповом варианте, а цифровую часть передали на разработку и изготовление в другой отдел в лабораторию, которой руководил Андрианов Е. С. Эта часть аппаратуры разрабатывалась на полупроводниковых транзисторах. Мне было поручено заниматься вопросами организации контроля аппаратуры автомата азимута, одновременно я должен был поддерживать регулярно контакты с разработчиками цифровой аппаратуры, изучать ее и участвовать в настройке.

После защиты дипломного проекта в декабре 1960 года я остался работать в лаборатории, начальником которой в конце 1960 г стал Хухлаев К. К, а Межох К. П. был назначен начальником отдела №33.

В отдел входили лаборатории:

автомата дальности (начальник капитан-лейтенант Архаров М. А, затем стал капитан-лейтенант Маркешкин Ю. Ф.);

автомата азимута (начальник Хухлаев К. К, с ним работал ведущий инженер Проценко Л. Н.);

автомата широкополосного захвата (начальник майор Сливницкий О. Б, у него некоторое время работали капитан Миронов С. И, ведущий инженер Хмелев А. Ф.);

имитационной аппаратуры (начальник майор Беремцев И. Б.).

Кроме меня и Сенявского А. Л. на работу в п/я 4077 были распределены еще несколько человек, которые попали в другие лаборатории: Соломатин В. В. - в лабораторию Архарова М. А, Хорьков В. - в лабораторию оперативной памяти (начальник Матвейцев С. Ф.), Сорочкин М. Ю. - в лабораторию спектрального анализа (начальником, кажется, был Корнилов В. И. или Лобышев Н. Д).

Весь отдел 33 располагался в 17-м корпусе и входил в состав 3-го сектора, которым руководил Ивлев А. И. Там же в 17-м корпусе находился кабинет Главного конструктора РЛС “Дунай-2”, главного инженера п/я 4077 полковника к.т.н. Сосульникова В. П.

В сектор 3 входил также отдел, занимавшийся разработкой аппаратуры измерения углов места (начальник полковник Шур В. К.). В этом отделе начальником лаборатории “грубого” измерения угла места (амплитудным методом) был капитан-лейтенант Минаев Г. И, начальником лаборатории “точного” измерения угла места (фазовым методом) был Бурыкин В. Н.

В сектор 3 входили отделы и лаборатории, осуществляющие разработку:

приемников и аппаратуры коммутации сигналов (Лурье Б. М, Бузинов Ю. И.);

аппаратуры спектрального анализа (Корнилов В. И., Лобышев Н. Д, Марков В. Н, Ануфриев Л. Н.):

аппаратуры отображения, управления и документирования (начальник Степанов В. С, Родионов В. М, Шапошников В. Н, Барышников, Жалинский Э. З.);

аппаратуры электропитания (начальник к.т.н. Белопольский И. И, Долгов, Тихонов, Сосонко С. М, Гейман Г. В, Пикалова Л. Г).

В конце февраля 1961 года вторые комплекты аппаратуры измерения дальности, азимута, углов места, были отправлены самолетом на Балхашский полигон на станцию «Дунай-2». Коллектив разработчиков, в том числе и я, был направлен туда же для проведения монтажно-настроечных работ. Вылет в командировку, так же, как и во всех последующих случаях, осуществлялся со Внуковского аэродрома самолетами ТУ-104 или ИЛ-14.

Процесс отправления в командировки происходил очень организованно, дружно, большим коллективом из всех подразделений института. Билеты закупались централизованно. До аэродрома и с аэродрома довозили всех институтским автотранспортом. Летали как правило на одних и тех же самолетах с постоянными экипажами и бригадами бортпроводников. Списки командируемых контролировались самим главным конструктором Сосульниковым В. П.

После приземления самолета на балхашском аэродроме сразу бросилась в глаза необычность местности. Голая каменистая заснеженная степь-пустыня. Никакой растительности. По дороге от аэродрома до полуострова, где оформлялись пропуска, было три или четыре КПП с проверкой документов у пассажиров. Вооруженные солдаты. Колючая проволока. Все это свидетельствовало о серьезности и важности проводимых здесь работ. На самом полуострове больших зданий не было, были одноэтажные строительные бараки. Большие дома появятся позже. Возникнет город Приозерск. В тот момент времени дорога от полуострова до места прибытия не была еще полностью заасфальтирована. Около 14-й площадки - приемной позиции РЛС “Дунай-2”, и около 15-й площадки – передающей позиции и военном городке, дорога была грунтовой и иногда при сильном ветре, при шторме, волны захлестывали ее. Позже дорогу поднимут и заасфальтируют. Сам городок, куда мы прибыли, представлял собой несколько двух и трех этажных зданий, где размещались: штаб воинской части, казарма роты охраны, квартиры офицеров, гостиница для командированных. Гостиница – это тоже типа “барак”, туалеты есть, но горячей воды не было. Поместили в комнату с разбитой фрамугой, а на улице -200, заткнули подушкой. В тот же день вечером пошли на площадку. Вошли в автоматный зал. Верхний свет выключен. Слегка гудит вентиляция. Аппаратура включена. Светятся и мигают разными цветами лампочки. Это впечатляло. На следующий день началась разборка ящиков с аппаратурой, подготовка к монтажу.

Но четвертого марта 1961 г произошло событие, важность которого была осознана позже. В этот день впервые в мире по данным целеуказания станции “Дунай-2” был осуществлен перехват баллистической ракеты, стартовавшей с полигона Капустин Яр, и ее уничтожение противоракетой. Мне довелось стать свидетелем этого факта. В процессе работы обнаружение цели осуществлялось визуально на экране монитора по данным спектроанализатора. Наведение меток автоматов дальности и азимута на цель осуществлялось офицером-оператором Вервейко с помощью системы ручного наведения. Координатные данные автоматов и аппаратуры измерения угла места передавались через радиорелейную станцию на общеполигонную ЭВМ, которая управляла радиолокаторами точного наведения и выводом противоракеты. Работа проходила ночью под утро. В небе отчетливо был виден след от уничтоженного ракеты. В этот же день В. П. Сосульников организовал торжественный вечер, поздравил всех с успехом. Не обошлось и без “наркомовских” 100 грамм. Позже В. П. рассказал и о приеме у Н. С. Хрущева, но не помню точно – по этому или по другому поводу.

perexvat.JPGВторые комплекты измерителей были введены в строй где-то в мае 1961 г и в дальнейшем на протяжении ряда лет использовались при проведении комплексных испытаний изделия и системы А-35 в целом. В течение все этих лет мне пришлось по несколько раз в году летать на Балхаш и проводить там по 2-3 месяца, поддерживая работоспособность аппаратуры автомата азимута и системы ручного наведения, участвуя тем самым в проведении комплексных экспериментальных работ. Работ, подобных проведенной 4 марта 1961 года, было в дальнейшем очень много. Так, например, в октябре 1961 и октябре 1962 г.г. довелось участвовать в испытаниях К1 – К5 по воздействию высотных ядерных взрывов на функционирование станции «Дунай-2» и системы ПРО в целом. Днем работа на объекте сводилась, как правило, к поддержанию аппаратуры в состоянии боеготовности, к ремонту выходящих из строя узлов, а ночью – приходилось обеспечивать проведение боевых работ. Вначале выходы из строя случались довольно часто из-за имевших место схемно-техничеких недоработок. И ни каким “качем” напряжения эти узкие места не выявлялись. Так, например, имелось большое количество транзисторных усилителей в эммитерных цепях которых были поставлены высокоомные резисторы. Из-за этого транзисторы часто оказывались запертыми и сигналы не усиливались. Приходилось выявлять такие места и заменять резисторы на низкоомные. Были и другого рода неисправности. Но благодаря наличию разветвленного контроля эти неисправности быстро обнаруживались и устранялись.

Постепенно аппаратура приработалась и отказы стали редкими.

Послесловие.

К сожалению, нынешнее состояние дел с разработками современной РЛ техники, с ее организацией, с состоянием отечественной элементной базы, не идет ни в какое сравнение с тем, как это было тогда. Остается только надеяться на то, что изменения к лучшему все же наступят. Но короток век, слишком короток век.

Председатель межрегиональной общественной организации ветеранов системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и противоракетной обороны (ПРО)
Генерал лейтинант Родионов Николай Иванович
заместитель председателя центрального совета ОСВКВ

Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"