103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Воспоминания подполковника Иванова Владимира Васильевича-участника подготовки и осуществления полета первого космонавта планеты Земля Юрия Гагарина

29.03.2011

  С той  эпохальной даты - 12 апреля 1961 года прошло уже 50 лет. Но те дни всеобщего ликования советского народа и гордость за свое социалистическое Отечество остались в моей памяти навечно. 108 минут космического полета советского парня Юры Гагарина потрясли весь мир…

«108 минут космического полета Ю.А. Гагарина, которые потрясли весь мир»

В период с 19 по 25 марта 1961 года войсковая часть 14058 (Научно-измерительный пункт (НИП-4) - г. Енисейск), в которой я возглавлял расчет подвижного варианта РЛС «Кама-Е1» в воинском звании старший инженер-лейтенант, успешно провела обеспечение испытательных полетов возвращаемых на Землю космических кораблей (КК) «Восток-3А» с манекенами на борту. В шутку мы называли их «Иванами Ивановичами» и они были просто напичканы телеметрическими датчиками.

12 апреля 1961 года личный состав НИП-4 как обычно готовился к обеспечению космического орбитального полета КК «Восток-3А» с манекеном на борту и с тем же полетным заданием (одновитковый 108-минутный орбитальный полет вокруг Земли и его приземление в заданном районе СССР).

Старт КК намечался на 09 часов 07 минут по московскому времени (13 часов 07 минут по местному времени). Подготовка командно-измерительных средств к работе началась по 6-ти часовой готовности, в том числе и подвижного варианта РЛС «Кама-Е1», т.е. с 07 часов утра по местному времени. На Командном пункте (КП) в/ч 14058 присутствовало командование в лице командира – инженера-полковника Лана Н.Г. и его заместителей. Координацию подготовки командно-измерительных средств НИП-4 к обеспечению испытательного полета КК «Восток-3А» по громкой циркулярной связи осуществлял заместитель командира части по измерениям инженер-майор Герастовский Ф.А.

Мой позывной был «Первый». Он соответствовал важности траекторных измерений в навигационном обеспечении орбитального полета космических аппаратов (КА) и кораблей. На циркуляре моей РЛС «Кама-Е1» дежурил техник станции – техник-лейтенант В. Батычко, в обязанности которого входило поддержание устойчивой связи с КП, а также отсчет времени по секундомеру, ноль которого соответствовал моменту старта КК. Антенна РЛС «Кама-Е1» была выставлена в первую точку целеуказаний по азимуту и углу места в направлении ожидания появления асинхронных сигналов передатчика-ретранслятора КК «Восток-3А» при его траекторных измерениях на активном участке полета РЛС «Кама-Е1», входящих в состав полигона «Байконур».

Старт ракеты-носителя КК «Восток-3А» прошел в точно назначенное время. В зону видимости НИП-4 КК «Восток-3А» вошел также в точно указанное время и был взят на автоматическое сопровождение РЛС «Кама-Е1» по дальности и угловым координатам. Данные траекторных измерений на преобразующее, осредняющее и запоминающее устройство (ПОЗУ) «Темп» надежно поступали по линиям связи со станции «Кама-Е1» в течение всего времени нахождения КК «Восток-3А» в зоне видимости НИП-4. Дальность, азимут и КК «Восток-3А» надежно фиксировались на фотопленке фотоблоков станции «Кама-Е1». Совпадение дальности, азимута и угла места КК «Восток-3А» с целеуказаниями свидетельствовало о том, что активный участок полета КК проходил по расчетной траектории в соответствии с полетным заданием. Сигнал с борта был устойчивым и на «Темп» постоянно выдавалась информация: «надежный сигнал», что позволяло в темпе приема в течение всего сеанса связи с КК передавать на ВЦ надежные траекторные измерения.

По циркулярной связи расчет «Кама-Е1» слышал доклады с других командно-измерительных средств НИП-4. Я обратил внимание на доклад начальника станции приема телевизионной информации «Топаз-10» инженер-капитана Манилюка А.Н. следующего содержания: «Вижу лицо манекена. Идет регистрация телевизионного изображения на фотопленку. Сигнал в пределах нормы». Т.е. у меня не было никакого сомнения в том, что на космическую орбиту выведен еще один манекен. Тем более, что личный состав НИП-4 был ориентирован на работу КК «Восток-3А» с манекеном на борту. В точно назначенное время с телеметрической станции поступил доклад об отсечке двигателя последней ступени ракеты-носителя КК «Восток-3А». Было совершенно ясно – полет проходит нормально, КК выведен на расчетную орбиту полетного задания, т.е. запуск прошел успешно. Программа связи всех командно-измерительных средств НИП-4 с КК «Восток-3А» была выполнена, КК вышел из зоны радиовидимости всех средств, и с КП последовала команда «Отбой».

Всем средствам НИП-4 давались целеуказания на 2-й контрольный виток на тот случай, если прогнозируемая точка приземления КК «Восток-3А» не совпадала с расчетной. Эти данные были выданы и на станцию «Кама-Е1», т.е. планировалась работа РЛС на двух витках.

Поскольку КК при нарушении в работе его тормозных двигателей посадки должен был бы войти в зону радиовидимости НИП-4 примерно через 120 минут, РЛС «Кама-Е1» была выключена на охлаждение после команды «Отбой». Была открыта дверь изолированной от внешнего света кабины РЛС «Кама-Е1» и сюда хлынул свежий воздух и солнечный свет. Весна в этом году в Сибири была теплой и приветливой, а настроение расчета после успешного сеанса чудесным.

Вдруг по циркуляру прозвучал радостный голос руководителя работ на КП инженер-майора Герастовского Ф.А.: «Внимание, внимание! Включаю в циркуляр информацию из Москвы». Известный мне с детства голос Левитана торжественно доложил неординарное для всех присутствующих сообщение о том, что в Советском Союзе впервые в истории человечества на космическую орбиту выведен космический корабль «Восток» с человеком на борту – летчиком-космонавтом майором Гагариным Юрием Алексеевичем. Эта информация для всего расчета РЛС «Кама-Е1» была настолько неожиданной, сенсационной и настолько радостной, что все, не сговариваясь, одновременно закричали: «Ура-а-а-а»! Ведь на НИП-4 ни слова, ни полслова не говорилось о том, что мы сегодня будем обеспечивать полет человека в космос. Да и начальник ТВ станции инженер-капитан Манилюк А.Н. доложил на КП, что он видит манекен…

Кроме того, при предыдущих запусках КК «Восток-3А» ТАСС объявлял об успешном выполнении полетного задания только после возвращения КК на Землю. Воистину мы были свидетелями настоящего чуда. Советский Союз опередил США! Неслыханно! Очевидное-невероятное…

Помнится, что я сразу же побежал на ТВ станцию к Манилюку А.Н. Ему была дана команда о немедленном проявлении фотопленки с изображением Ю.А. Гагарина. В фотолаборатории части, на специальном фотопроявочном устройстве пленка была проявлена и отправлена на КП. Позже Манилюк А.Н. подарил мне один кадрик фотопленки с изображением лица Ю.А. Гагарина. Этот кадрик я многие годы носил в обложке своего удостоверения личности, гордясь этой простенькой фотографией, запечатлевшей великое историческое достижение советского народа за столь короткое время после Великого Октября. После опустошительной гражданской войны и иностранной интервенции Антанты, после ужасных разрушений в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Ю.А. Гагарин стал символом исторического прорыва России от сохи к звездам! Гордость за нашу Отчизну переполняла сердца всех участников этого эпохального события. Мы были по-настоящему счастливы.

С энтузиазмом и восхищением расчет по часовой готовности и предполагаемому возможному моменту появления КК «Восток-3А» (на случай отказа тормозного двигателя) включил все системы РЛС «Кама-Е1» и начал подготовку станции к работе по второму контрольному витку. Операторы азимута и угла места, ориентируясь на время отсчета, последовательно переводили антенну в предполагаемые направления расчетных целеуказаний на 2-й виток КК «Восток-3А» в зоне его радиовидимости НИП-4. Сигнал с КК не просматривался. Было ясно, что тормозные двигатели КК сработали нормально, и Ю.А. Гагарин вернулся на родную Землю. С КП поступила команда «Отбой» всем командно-измерительным средствам НИП-4 и сообщение инженер-майора Герастовского о том, что летчик-космонавт майор Ю.А. Гагарин успешно приземлился в заданном районе СССР. И, конечно, горячие поздравления личного состава от командования .

Вот так осуществилась МЕЧТА всего человечества нашей Голубой Планеты о полетах к звездам, и вершителем этой мечты стал могучий Советский Союз – самая эффективная человеческая цивилизация, опирающаяся на социалистическую экономику, и порожденные ею социалистические отношения между людьми…

Напоминаю о том, что американцы смогли совершить орбитальный полет спустя почти год после полета в космос Ю.А. Гагарина. Их космический корабль «Меркурий» был намного легче и меньше КК «Восток». Их космонавт Джон Глен приводнился в океане 20 февраля 1962 года, что технологически было легче исполнить, чем приземление Ю.А. Гагарина.

Надо сказать, что НИП-4 расположен в чрезвычайно удачном месте, т.к. в его зоне радиовидимости при запуске космических объектов происходит отсечка последней ступени ракеты-носителя, и объект переходит в невесомость, начиная свой орбитальный полет в центральном гравитационном поле Земли. Всегда до 12 апреля 1961 года на НИП приезжали весьма квалифицированные специалисты НИИ-4 (в/ч 25840), чтобы в случае нештатных ситуаций оказать расчетам методическую помощь. На этот раз к нам никто не приехал. И, несмотря на это обстоятельство, личный состав НИП-4 успешно сдал экзамен на «аттестат инженерно-технической зрелости, вписав в историю Отечества еще одну золотую страницу истории побед науки и техники в Советском Союзе.

За надежную работу по подготовке и осуществление космического полета летчика-космонавта Ю.А. Гагарина на КК «Восток» Указом Президиума Верховного Совета СССР командование в/ч 14058 было награждено орденами Красной Звезды. Несколько начальников командно-измерительных средств НИП-4, в том числе и я, были награждены медалями «За боевые заслуги».

С той воистину эпохальной даты прошло уже 50 лет. Но те дни всеобщего ликования советского народа и гордость за свое социалистическое Отечество остались в моей памяти навечно. 108 минут космического полета советского парня Юры Гагарина потрясли весь мир…

Примечания:

1. КК «Восток-3А» (в СМИ «Восток-1») имел следующие начальные элементы орбиты:

- высота перигея 181 км;

- высота апогея 327 км;

- период обращения 89,3 мин;

- наклонение орбиты 65 град.

2. В августе 1961 года я также был участником навигационного обеспечения полета КК «Восток-2» с летчиком-космонавтом Титовым Г.С. Тогда я обратил внимание на резкое отличие в поведении Ю.А. Гагарина и Г.С. Титова при мгновенной отсечке двигателя последней ступени ракеты-носителя, когда ускорение КК падает до нуля также мгновенно, и человек переходит в состояние невесомости неожиданно для него. Космонавт, не осознавая это мгновение, помимо своей воли, мгновенно реагирует на это обстоятельство, переходя в невесомость. Как позже говорили космонавты, у них возникало чувство, что их подвесили за ноги к «потолку» вниз головой, и они непроизвольно пытались своими беспокойными движениями головы и тела выйти из этого неприятного ощущения.

Почему Ю.А. Гагарин не отреагировал на это мгновение перехода в состояние невесомости, для меня остается загадкой…

3. Вес КК «Восток» и КК «Меркурий» (США) соответственно равнялся 4725 кг и 1125 кг.

Участник навигационного обеспечения

первого в истории человечества орбитального полета

советского летчика-космонавта

Ю.А. Гагарина,

ныне пенсионер Министерства обороны РФ, ветеран военной

службы и соединения в/ч 32103, кандидат технических наук,

старший научный сотрудник, Почетный радист СССР,

мастер управления беспилотными космическими аппаратами,

подполковник в отставке

24марта 2011 г. В.В. Иванов

Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"