103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Начало создания системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Создание узлов раннего обнаружения БР и комплекса ОС.

Началом создания первых радиолокационных станций (РЛС), составивших впоследствии комплекс раннего обнаружения (РО) баллистических ракет (БР) и обнаружения искусственных спутников земли (ИСЗ), а затем и надгоризонтную систему предупреждения (СПРН), очевидно, следует считать 1956 год.

3 февраля 1956 года вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР, которым академик А. Л. Минц был назначен главным конструктором РЛС дальнего обнаружения. До этого, начиная с 1953 года, А. Л. Минц и возглавляемая им радиотехническая лаборатория АН (РАЛАН) прорабатывали варианты РЛС метрового диапазона для зональной системы противоракетной обороны (ПРО). Параллельно в КБ-1 прорабатывались варианты создания РЛС дециметрового диапазона для объектовой системы ПРО. На совместном научно-техническом совете КБ-1 и РАЛАН, с участием представителей ВПК и Министерства обороны, предпочтение было отдано объектовому проекту ПРО с РЛС дециметрового диапазона, однако был высказана рекомендация о проведении дальнейших работ по РЛС метрового диапазона.

В декабре, созданный ранее на базе РАЛАН, Радиотехнический институт (РТИ) Академии наук СССР, директором которого стал академик А. Л. Минц, приступил к разработке РЛС ЦСО-П.

Опытный образец ЦСО-П был построен на полигоне Балхаш и к концу 1961 года прошел автономные испытания. Первоначально РЛС ЦСО-П, получившая впоследствии шифр 5Н15 «Днестр», разрабатывалась в интересах системы противоспутниковой обороны ИС. Однако после успешного завершения государственных испытаний в 1964 году, на РЛС «Днестр» были возложены более широкие задачи, в частности, не только по контролю космического пространства, но и по раннему обнаружению БР в полете.

Необходимость создания средств раннего обнаружения БР вызывалась стремлением США к мировой политической, экономической и военной гегемонии. Препятствием для достижения этих целей являлся Советский Союз. Поэтому подготовка к войне против СССР в Соединенных Штатах началась сразу же после окончания 2 Мировой войны.

Уже 14 декабря 1945 года Объединенный комитет военного планирования своей директивой поставил задачу на подготовку плана атомной бомбардировки 20 городов СССР. В 1948 году по плану Комитета начальников штабов на проведение ядерной войны против СССР намечалось сбросить уже 133 ядерных бомбы на 70 городов. Нанесение ядерных ударов по объектам на территории СССР должно было осуществляться стратегической авиацией. Однако анализ боевых действий показывал, что свыше 50% самолётов будут уничтожены, не выполнив боевой задачи, и цель войны не будет достигнута. Это заставляло руководство США отменять или переносить сроки начала войны.

Ситуация кардинально изменилась с принятием в США на вооружение баллистических ракет. В 1960 году были приняты на вооружение и поставлены на боевое дежурство 30 межконтинентальных БР «Атлас» и подводная лодка с 16 ракетами «Поларис-А1».

В 1961 году в США принимается стратегия «гибкого реагирования», по которой наряду с массированным применением против СССР ядерного оружия, допускалось и ограниченное его использование. По существу предусматривалось нанесение массированных или групповых ядерных ударов. Принятие стратегии «гибкого реагирования» дало толчок бурному росту межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ).

Военно-политическое руководство США стремилось создать такой количественный и качественный состав средств ядерного оружия, который позволил бы «гарантированное уничтожение» Советского Союза, как жизнеспособного государства. В середине 1961 года был разработан «Единый комплексный оперативный план» (СИОП – 2), по которому предполагалось нанесение ядерных ударов примерно по 6 тысячам объектов на территории СССР. Подлежали подавлению система ПВО и пункты управления государственного и военного руководства, уничтожению ядерный потенциал страны, крупные группировки войск и промышленные города.

К концу 1962 года на вооружение в США были приняты МБР «Титан» и «Минитмен-1», на боевом патрулировании в северной Атлантике находилось до 10 подводных лодок (ПЛ) с баллистическими ракетами «Поларис-А1» и «Поларис-А2». Все эти ракеты были оснащены ядерными головными частями (ГЧ). 

Учитывая районы патрулирования ПЛ и тактико-технические характеристики БР, вероятнее всего налёт БР следовало ожидать с северного и северо-западного направлений.

Идея создания барьера раннего обнаружения БР на севере, принадлежавшая академику А. Л. Минцу и поддержанная академиком

В. Н. Челомеем, была одобрена Д. Ф. Устиновым, в то время председателем Военно-промышленной комиссии при СМ СССР.

В ноябре 1962 года постановлением ЦК КПСС и СМ СССР Радиотехническому институту на базе РЛС «Днестр» была задана разработка комплексов раннего обнаружения баллистических ракет (РО) и комплексов обнаружения спутников (ОС), являвшихся источником информации для системы противокосмической обороны (ПКО). Академик А. Л. Минц был назначен Генеральным конструктором этих комплексов, главным конструктором РЛС был назначен Ю. В. Поляк.

Проведение монтажно-настроечных работ на этих комплексах поручалось Головному производственно-техническому предприятию (ГПТП) «Гранит». Разработкой вычислительных машин для комплексов РО и ОС занимался институт электронных управляющих машин (ИНЭУМ), аппаратуры и систем передачи данных Центральный НИИ связи (ЦНИИС). Этим же постановлением предписывалось создание центра контроля космического пространства (ЦККП).

Генеральным заказчиком комплексов РО и ОС было назначено 4 Главное управление Министерства обороны (4 ГУ МО), которым в то время руководил генерал-полковник Г. Ф. Байдуков. Впоследствии это управление перешло в подчинение Главнокомандующему Войсками ПВО и стало Главным управлением вооружения ПВО (ГУВ ПВО). Организацией разработки, испытаний и передачей войскам в эксплуатацию создаваемых комплексов, непосредственно занималось 5 управление, начальниками которого были генерал М. Г. Мымрин, а с 1964 года

генерал М. И. Ненашев 2-му НИИ МО (г. Тверь) было поручено определить принципы работы будущего комплекса РО, возможные характеристики информации предупреждения и способы её формирования. При этом главным требованием к информации предупреждения являлась её высокая достоверность. В результате проведенных во 2-ом НИИ МО научно-исследовательских работ было определено, что для комплекса РО основным принципом работы должна быть полная автоматизация обнаружения, обработки и выдачи информации, а для обеспечения высокой достоверности информации предупреждения необходима модернизация РЛС «Днестр», направленная на улучшение её характеристик. С этими выводами согласились в Генеральном штабе, руководство Войск ПВО и Главный конструктор. После этого 2-ой НИИ МО был назначен головным по разработке боевых алгоритмов узлов РО и ОС.  

С самого начала тематикой предупреждения о ракетном нападении в институте занимался Е. С. Сиротинин, сначала как ответственный исполнитель, а затем в качестве начальника отдела и начальника специального управления по СПРН. Обладая обширными знаниями, он твердо и убедительно отстаивал свою позицию в любой аудитории, не смущаясь высоких чинов и званий присутствующих, его предложения всегда носили деловой и конструктивный характер и были направлены на повышение боевых характеристик создаваемых комплексов и систем предупреждения.

Для ввода в строй создаваемых систем и комплексов, в 1962 году было принято решение о создании специального управления РТЦ – 154, начальником которого был назначен генерал М. М. Коломиец, и который непосредственно подчинялся начальнику 4 ГУ МО.

В 1963 году были выбраны места дислокации узлов ОС и РО, созданы группы строящихся объектов, состоящие из нескольких офицеров и небольшого числа солдат, подчинявшихся управлению РТЦ – 154. В начале 1964 года развернулось строительство первых двух объектов для комплексов ОС (Балхаш и Иркутск) и двух объектов для комплексов РО (Мурманск и Рига). Работы вели строительные организации министерства Обороны.

РЛС 5Н15 «Днестр».

Узлы ОС-1(Иркутск) и ОС-2 (Балхаш) создавались на базе РЛС 5Н15 «Днестр» и предназначались первоначально для обнаружения искусственных спутников Земли (ИСЗ). На каждом узле предполагалось строительство четырёх РЛЦ, каждый из которых представлял по существу две РЛС 5Н15 «Днестр», с единым командным пунктом и вычислительным комплексом. Эти узлы совокупно создавали широтный радиолокационный барьер протяженностью более 4000 км, позволявший обнаруживать на высотах до 1500 км все ИСЗ, пролетающие над территорией СССР. Информация от всех четырёх создаваемых РЛС поступала на командно-вычислительный центр, где она объединялась и затем передавалась потребителям. Главным потребителем информации от узлов ОС являлась служба контроля космического пространства, эскизный проект и принципы ведения главного каталога которой в 1965 году были разработаны в СНИИ-45 МО. Создание службы контроля вызывалось, в первую очередь, необходимостью селекции «опасных» ИСЗ и точного определения параметров их движения для энергично создававшейся системы противокосмической обороны (ПКО). Возможно, поэтому и строительство центра контроля космического пространства было выбрано рядом с командным пунктом системы ПКО, недалеко от г. Ногинска в Подмосковье. Однако все увеличивающееся количество запусков различных ИСЗ в разных странах, потребовало создания национальной службы контроля космоса.

В мае 1967 года были завершены государственные испытания головной РЛС 5Н15 «Днестр» на узле ОС-2 на Балхаше. Это была первая РЛС дальнего обнаружения, разработанная Радиотехническим институтом под руководством академика Минца А. Л. Главным конструктором РЛС 5Н15 «Днестр» являлся

Ю. В. Поляк, его первым заместителем В. М. Иванцов.

Председателем Государственной комиссии был назначен начальник Харьковской радиотехнической академии Маршал артиллерии Ю. П. Бажанов. В то время Харьковская академия являлась ведущим учебным и научным центром в области радиолокации в Министерстве обороны. В качестве экспертов к работе комиссии были привлечены специалисты из академии. В ходе испытаний РЛС подтвердила соответствие полученных результатов заданным требованиям. Однако у части комиссии и председателя возникли сомнения в целесообразности рекомендаций о дальнейшем строительстве аналогичных РЛС до устранения замечаний. Основные из них касались порядка доработок и оценки влияния ионосферы на точность определения параметров движения ИСЗ. Ю. В. Поляк и его заместитель В. М. Иванцов представили чёткий порядок устранения указанных замечаний при строительстве серийных РЛС, кроме этого Поляк сослался на разговор с начальником Генерального штаба, который выразил желание не затягивать испытания, так как РЛС очень нужна для Вооруженных Сил. Комиссия согласилась с доводами и обязательствами Главного конструктора и РЛС 5Н15 «Днестр», размещенная на РЛЦ № 4, была принята на вооружение. Большой группе специалистов, принимавших участие в разработке и создании РЛС «Днестр» была присвоена Государственная премия. После принятия в эксплуатацию РЛЦ № 3, в 1968 году началась передача информации об обнаруживаемых узлом ОС-2 (Балхаш) ИСЗ на ЦККП. Так началось функционирование системы ОС совместно с ЦККП.

В 1968 году были приняты в эксплуатацию РЛЦ № 3 и РЛЦ № 4 на узле ОС – 1 (Иркутск) и РЛЦ № 2 на узле ОС- 2 (Балхаш). В этом же году на базе узлов ОС была сформирована отдельная дивизия разведки космического пространства (2д РКП). Командиром дивизии был назначен полковник, впоследствии генерал-майор Г. А. Вылегжанин , главным инженером дивизии назначен выпускник Харьковской академии подполковник А. А. Водоводов. 

РЛС 5Н15М «Днестр – М».

Узлы РО создавались на базе модернизированной РЛС «Днестр – М». Первый узел создавался на Кольском полуострове (Мурманский узел РО – 1), второй в Прибалтике (Рижзский узел РО – 2). После успешного завершения государственных испытаний РЛС «Днестр – М» на полигоне в 1965 году началось энергичное строительство этих двух узлов.

На узлах РО планировалось построить по одному РЛЦ, при этом направление излучения и зоны обзора выбирались таким образом, чтобы контролировать северное и северо-западное ракетоопасные направления, откуда вероятнее всего следовало ожидать налет БР, запускаемых как с территории США, так и акватории северной Атлантики.

Конструктивно РЛС «Днестр» и «Днестр-М» состояла из двух секторных РЛС, объединенных вычислительным комплексом и командным пунктом, составлявшим вместе с инженерным комплексом, радиолокационный центр (РЛЦ). Аппаратура РЛС и оборудование инженерного комплекса размещались в стационарном двухэтажном здании. Приемопередающие рупорные антенны, длиной 250 м и высотой 15 м, монтировались в пристройках с двух сторон основного здания. Аппаратура системы передачи данных (СПД), службы единого времени (СЕВ), узел связи и другие службы со своим инженерным комплексом, размещались в отдельном здании командно-вычислительного центра (КВЦ) и являлись общими для всего узла. Зона обзора РЛС составляла 30 градусов по азимуту и 20 градусов по углу места. По сравнению с РЛС «Днестр», модернизированная РЛС имела большую дальность обнаружения, лучшую точность определения параметров движения цели, увеличенную пропускную способность и улучшенную помехозащищенность. Дальность обнаружения целей увеличилась до 3000 км. Кроме этого учитывалось и то, что Мурманский узел должен работать в условиях полярной ионосферы.

Поскольку потребляемая мощность РЛЦ составляла от нескольких до десятков мегаватт, к каждому узлу прокладывалось несколько линий электропитания (ЛЭП) высокого напряжения. На узлах строились понижающие подстанции, монтировались распределительные устройства высокого и низкого напряжения, системы автоматики и управления. Для надёжной работы мощных передатчиков, высокочувствительных приемников, вычислительных комплексов требовалось водо-воздушное охлаждение, следовательно, строились насосные станции, системы фильтрации и очистки воды, водоводы к РЛЦ, мощные системы охлаждения и кондиционирования воздуха.

Радиотехнический узел представлял собой комплекс, состоящий из одного или нескольких РЛЦ, общего для узла КВЦ с узлом связи, а также целого ряда автономных спецтехнических систем. Поскольку узлы РО и ОС располагались в различных климатических зонах, то для создания заданных условий функционирования РЛС, для каждого узла спецтехнические системы проектировались и строились по индивидуальным проектам. Таким образом, каждый радиотехнический узел являлся уникальным комплексом вооружения.

Узлы строились вдали от населенных пунктов и создавались, практически на пустом месте. Для размещения солдат и сержантов нужны были казармы, дома для офицеров и вся необходимая инфраструктура: штабы, столовые, автопарки, котельные, склады, детские сады, школы и другие необходимые сооружения для обеспечения полноценной жизни многочисленных коллективов военнослужащих и их семей. На этапе создания объектов, а это несколько лет, необходимо было создать приемлемые бытовые условия для размещения нескольких сотен гражданских специалистов, представителей институтов, заводов, монтажных и других организаций.

Так на каждом узле создавались военные городки, уменьшенные копии населенных пунктов, полновластным руководителем и хозяином которых фактически являлся командир части. Многим тысячам офицеров со своими семьями в таких городках предстояло прожить многие годы, и даже десятилетия, переезжая из одного в другой, находящийся в другом конце страны, такой же городок для дальнейшего прохождения службы. И хотя для жизни в городках многих услуг, доступных жителям больших городов, и не хватало, зато в них было нечто такое, что было присуще только для отдаленных гарнизонов. Это дух коллективизма и творческой инициативы в организации общественной и культурной жизни, взаимопомощи и взаимовыручки, уважения и требовательности. В городках активно работали женсоветы, библиотеки и клубы, художественные и спортивные кружки и секции, а детские сады и школы, как правило, были лучшими в округе. В условиях взыскательности и уважения формировались высокие нравственные качества и гражданственность у всех жителей военных городков. И недаром, большинство офицеров, и их семьи вспоминают свою жизнь в военных городках с теплотой и ностальгией.

В 1964 году в эти части были направлены для прохождения службы первые выпускники Харьковской радиотехнической академии и Киевского высшего инженерно-технического училища, прошедшие серьезную теоретическую подготовку и получившие фундаментальные знания по основам автоматизированных систем управления, радиолокационных станций большой дальности и вычислительной технике. Пройдя суровые будни создания, испытаний и боевого применения узлов РО и ОС, эти специалисты в последующем составили костяк руководящего инженерного состава СПРН, а также плодотворно трудились в научно-исследовательских институтах, высших учебных заведениях и других организациях Министерства обороны. Однако, ни выпускники академии, ни выпускники училища создаваемые радиотехнические комплексы вооружения в своих учебных заведениях не изучали. Лишь незначительная часть выпускников, в основном направляемых на узлы РО, прошла 3-х месячную подготовку в Радиотехническом институте и институте электронных вычислительных машин (ИНЭУМ).

Всем остальным инженерам и техникам изучить новую технику и освоить её эксплуатацию предстояло в ходе монтажных, настроечных и стыковочных работ непосредственно на объектах, а также при проведении заводских, государственных и приемосдаточных испытаний. Но до этого было ещё далеко. А пока вновь прибывшие офицеры должны были как-то устроиться на новом месте службы и начать осваивать строительные специальности, чтобы понимать, что и как сооружают военные строители для будущих объектов.

Примерно так же, с нуля начиналась работа и на других объектах РО и ОС. Только на каждом объекте приходилось сталкиваться со своими особенностями.

Узел РО-2 (Рига) располагался среди хуторов в 6 км от поселка Скрунда, где до последних дней войны была сосредоточена Курляндская группировка немецких войск. Здесь же находились и латышские подразделения, воевавшие на стороне немцев. Часть из них, после разгрома немецких войск и сдачи в плен остатков группировки, осела на хуторах или подалась в леса, другая была арестована и отправлена в лагеря. К 1965 году многие репрессированные вернулись домой, оставаясь ненавистниками Советской власти. Со стороны этих людей имели место случаи угроз расправиться с военнослужащими и членами семей. И хотя в целом отношение населения к строительству РЛС было благоприятным, принимались необходимые меры по предупреждению возможных провокаций с их стороны. В то же время партийные и советские органы власти в Латвии строительству РЛС оказывали всяческую поддержку и помощь.

Свои особенности и трудности были и на узле ОС-2 (Балхаш), расположенном в степи в 60 км от ближайшего города и железнодорожной станции Балхаш и на узле ОС-1 (Иркутск), строительство которого велось в глухой тайге.

В 1965 – 67 годах на всех узлах РО и ОС полным ходом проводились работы по монтажу и наладке технологической аппаратуры, отладке боевых программ, проведению автономных проверок и испытаний. Во всех этих работах наряду с представителями главного конструктора и специалистами промышленных предприятий самое активное участие принимал офицерский состав частей, особенно инженеры и техники. В это же время завершались работы по вводу в строй агрегатов, устройств и систем инженерных комплексов, после чего они сразу же передавались в эксплуатацию войсковым частям.

По напряженности, масштабам и новизне работ все участники создания объектов столкнулись впервые. Не все проходило гладко. Были и промахи, и неудачи, связанные с отсутствием опыта создания таких объектов, и задержка сроков выполнения работ, и вынужденная необходимость дорабатывать аппаратуру и вносить изменения в боевые программы. Однако все эти трудности преодолевались в результате согласованной работы представителей промышленных предприятий, участвующих в создании объектов, военных строителей и личного состава войсковых частей. Непосредственно на объектах планирование, организацию и руководство работами осуществляли заместители главного конструктора, главные инженеры частей и начальники объектов от Головного производственно-технического предприятия (ГПТП), принимавшего участие совместно с бригадами заводов-изготовителей монтаж аппаратуры и её и наладку, а также отладку боевых программ совместно с представителями главного конструктора. Первыми главными инженерами узлов РО и ОС были: на Мурманском узле – подполковник В. Ф. Абрамов, на Рижзском узле – подполковник Ю. М. Климчук, на Иркутском узле – подполковник И. Г. Лапузный, на Балхашском узле – майор А. Д. Сотников. Эти офицеры внесли заметный вклад в создание объектов и подготовку их к боевой работе.

В ходе монтажных и настроечных работ интенсивная учеба инженерного и технического состава, составлявших абсолютное большинство среди офицерского состава частей, была организована непосредственно в частях. В качестве преподавателей выступали ведущие разработчики аппаратуры и алгоритмов её функционирования, руководители заводских монтажных и настроечных бригад. При каждом посещении создаваемых объектов занятия с руководящим офицерским составом проводили главные конструкторы и их заместители. Помимо серьезной теоретической подготовки, Харьковская академия, да и другие учебные заведения, научили своих выпускников самостоятельно учиться, повышать свои знания в процессе создания объектов. Важно было определить и разработать эффективную методику профессиональной подготовки офицеров.

Конечной задачей офицерских коллективов создаваемых частей являлась самостоятельная эксплуатация техники радиотехнических узлов и несение боевого дежурства после завершения их строительства. И к этому необходимо было серьезно готовиться. Была разработана двухэтапная схема подготовки специалистов. На первом этапе офицер сдавал теоретический экзамен на знание закрепленной за ним аппаратуры (оборудования) и её информационные связи с другими устройствами. После этого он включался в состав промышленных бригад для проведения регламентных работ или обеспечения функционирования аппаратуры в ходе стыковочных работ и проведения всевозможных испытаний. После такой стажировки офицер сдавал экзамен на право самостоятельной эксплуатации техники. Экзамены принимала комиссия, в которую входили представители части, главгого конструктора и промышленных предприятий.

Смешанные расчеты обеспечивали проведение работ на создаваемых объектах при проведении стыковочных работ, конструкторских и заводских испытаний. Но уже на этапе опытного дежурства эксплуатацию техники и её функционирование обеспечивали, в основном, расчеты, сформированные из специалистов войсковых частей. И к моменту постановки на боевое дежурство первых радиотехнических узлов, в частях было подготовлено необходимое количество расчетов, способных самостоятельно обеспечить боевое функционирование радиотехнического узла.

Узлы РО и ОС создавались практически без опытных образцов. Монтаж, настройка и стыковка аппаратуры и оборудования производились непосредственно на узлах, здесь же дорабатывались аппаратура и боевые программы бригадами заводов-изготовителей и разработчиков. Таким образом, принимая участие во всех этих работах, личный состав частей приобретал дополнительные неоценимые знания устройства и функционирования РЛС. Таким же образом осваивали боевую технику и выпускники академии и училищ в последующие годы. Только в 1970 году в части пришли специалисты, прошедшие подготовку по тематике СПРН в своих учебных заведениях.

Такая система подготовки офицеров, а впоследствии и младших специалистов из состава солдат и сержантов, оказалась весьма эффективной. Забегая вперед, необходимо сказать, что основные положения методики подготовки специалистов, утвердившейся на начальном этапе строительства узлов, сохранились, с небольшими изменениями, в частях на многие годы. В последующем она стала более эффективной, так как большинство офицеров прибывают в части уже после изучения конкретных образцов вооружения в училищах и академиях, а в частях накоплен серьезный положительный опыт в подготовке специалистов к самостоятельной эксплуатации радиолокационной техники.

После завершения Государственных испытаний РЛС «Днестр-М» в 1969 году, в 1970 году были приняты в эксплуатацию РЛЦ-1 на Балхашском и РЛЦ-1 и РЛЦ-2 на Иркутском узлах уже с модернизированной РЛС «Днестр-М». Таким образом, к концу 1970 года была создана система ОС. В 1971 году она была принята на вооружение и поставлена на боевое дежурство в составе первой очереди СККП. В её состав входило 5 РЛЦ на базе РЛС 5Н15 «Днестр» и 3 РЛЦ на базе модернизированной РЛС 5Н15М «Днестр-М».

Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"