103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Строительство КП и создание комплекса РО.

Уже после начала строительства узлов РО стала более детально прорабатываться схема информационного взаимодействия между узлами и потребителями информации. Рассматривалось несколько вариантов передачи радиолокационной информации с узлов, в том числе и вариант передачи её непосредственно на командные пункты Генерального штаба.

Однако в ходе конструкторских испытаний РЛС 5Н15М на полигоне Балхаш было установлено, что РЛС имеет относительно низкую точность измерения угла места космических объектов, из-за этого происходит недостоверная классификация типа цели. Другими словами, искусственному спутнику земли РЛС может быть присвоен признак атакующей БР и наоборот, баллистической ракете, имеющей точку падения на территории страны, присвоен признак ИСЗ. Передавать такую недостоверную информацию непосредственно на ЦКП Генерального штаба было недопустимо.

Решить задачу повышения точности определения типа цели на узле не представлялось возможным из-за недостаточной производительности вычислительного комплекса. Наиболее приемлемым в сложившейся ситуации оказался выход – провести траекторную обработку, селекцию и объединение радиолокационной информации, поступающей от нескольких узлов по специальным программам, и уже достоверную информацию передавать на ЦКП Генштаба. Так возникла необходимость создания командного пункта комплекса РО.

Решение о строительстве КП РО было принято в 1965 году и уже в 1966году работы шли полным ходом. На командном пункте устанавливались два вычислительных комплекса. Один - для обеспечения взаимодействия с узлами и приема от них информации, управления аппаратурой командного пункта и формирования информации предупреждения. Другой - для траекторной обработки поступающей от узлов информации и вычисления достоверной информации предупреждения.

Алгоритмы обработки радиолокационной информации были разработаны во 2-м НИИ МО, алгоритмы управления – в РТИ АН.

Информация от узлов на КП РО должна была поступать по каналам системы передачи данных (СПД), разработанной в НИИ связи под руководством главного конструктора В. О Шварцмана. Аппаратура СПД обеспечивала передачу от узлов на КП РО необходимой радиолокационной информации в закодированном виде с темпом нескольких секунд, а в случае сбоев в каналах связи, её восстановление. Аппаратура устанавливалась на объектах комплекса РО, телефонные каналы арендовались у Министерства связи. С целью повышения живучести системы передачи данных информация от узлов одновременно передавалась по нескольким, территориально разнесенным каналам связи. Использовались для передачи информации и радиорелейные линии.

Информацию предупреждения с КП РО на оповещаемые командные пункты предполагалось вначале передавать телеграфом, впоследствии с использованием специальной аппаратуры «Крокус», разработанной под руководством главного конструктора В. П. Траубенберга.

Очень важным элементом всего комплекса РО являлась аппаратура службы единого времени, которая устанавливалась как на узлах, так и на командном пункте. При помощи этой аппаратуры вся передаваемая информация с узлов на командный пункт «привязывалась» по времени с точностью нескольких миллионных долей секунды, что позволяло на командном пункте достоверно объединять или отбраковывать данные, относящиеся к одному объекту, но получаемые от различных источников информации.

На узлах РО и командном пункте интенсивно проводились работы по монтажу, автономной наладке и стыковке аппаратуры. Продолжались работы по отладке боевых программ, по комплексной проверке функционирования объектов.

Однако работы на командном пункте шли с некоторым отставанием. Это объяснялось более поздним, по сравнению с узлами, началом работ по монтажу аппаратуры и сложностями отладки боевой программы на командном пункте, при одновременной доработке боевых программ на узлах.

Так же, как и на узлах РО и ОС, совместно с представителями научных и промышленных предприятий, самое активное и непосредственное участие в создании КП принимал офицерский состав войсковой части. Такая организация создания объектов РО и ОС была применена в Вооруженных силах, пожалуй, впервые. Только первоначальное проектирование РЛС и разработка боевых алгоритмов их функционирования проводились без участия личного состава войсковых частей. На всех остальных этапах создания объектов инженерно-технический состав войсковых частей принимал самое активное и непосредственное участие. Более того, в ходе монтажных, настроечных и стыковочных работ, написания и отладки боевых программ, инженерами частей были разработаны и представлены Главному конструктору и в 4 ГУ МО (ГУВ ПВО) несколько тысяч предложений по повышению характеристик создаваемых систем оружия и совершенствованию их эксплуатации. Следует сказать, что и заказчик и главные конструкторы серьезно рассматривали предложения из войск. Значительная часть таких предложений была внедрена в аппаратуру и боевые программы. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что офицерский состав является непосредственным участником создания узлов РО, ОС и командных пунктов. В последующем, при проведении работ по модернизации существующих и проектировании новых средств, сами главные конструкторы просили, чтобы войсковые специалисты представляли свои предложения по структуре аппаратуры и информационному обеспечению боевых расчетов, особенно на командных пунктах.

В войсковой части на КП сформировался грамотный и ответственный инженерный коллектив, возглавляемый главным инженером подполковником И. С. Федосеенко. Ведущие отделы возглавляли инженеры с академическим образованием подполковники Л. И. Гуторин и Г. Н. Николаев, майоры И. Т. Запорожец, П. С. Сивак, Л. Н. Чарушников. Я в это время возглавлял отдел боевых алгоритмов и программ. Отдел боевых алгоритмов, совместно со специалистами научных организаций, в полном составе участвовал в разработке и отладке боевых программ. Офицеры отделов вычислительных машин, службы единого времени, систем передачи данных, управления и отображения информации вместе с представителями промышленности монтировали, налаживали, стыковали и испытывали аппаратуру. Личный состав энерго-механического отдела самостоятельно эксплуатировал все оборудование и тем самым обеспечивал проведение на создаваемом КП всех работ. 

Все работы выполнялись по единому, обязательному для всех организаций плану, утверждаемому командиром части, начальником объекта от ГПТП и ответственным представителем главного конструктора. Именно такая организация работ с жестким контролем и ежедневной оперативной корректировкой планов, позволила в сжатые сроки подготовить командный пункт к работе в составе комплекса РО в установленные сроки.

 Близилась 50 годовщина Октябрьской революции, и были приняты дополнительные меры по ускорению работ на объектах комплекса РО. Руководством Военно-промышленной комиссии при СМ СССР было принято решение, чтобы генеральные и главные конструкторы значительную часть своего рабочего времени контролировали и координировали работы непосредственно на создаваемых объектах. Так, достаточно длительное время ежедневно на КП комплекса РО работал генеральный конструктор РТИ, легендарный академик А. Л. Минц. Прибыв в Солнечногоск, Александр Львович поселился недалеко от КП в Доме творчества художников и каждое утро в 8 часов уже был на объекте. Пришлось и всем остальным организациям, участвующим в создании КП изменить свой распорядок. 

А. Л. Минц обходил все помещения, в которых проводились работы, заслушивал доклады руководителей работ, после чего проводил так называемые «планерки», на которых сразу же принимались решения по устранению выявленных недостатков и меры по ускорению работ на объекте. Нас всех, кому довелось непосредственно общаться и работать в это время с А. Л. Минцем, поражало, с каким вниманием он выслушивал замечания и предложения не только от руководителей, но и от рядовых исполнителей, не только от сотрудников промышленных предприятий, но и от представителей войсковой части. Пожалуй, к замечаниям и предложениям офицеров он относился особенно внимательно. В большинстве случаев он тут же поручал своим сотрудникам проработать возникшие вопросы, подчеркивая, что именно офицерам предстоит нести боевое дежурство, и они должны получить устойчиво функционирующую технику. Такое отношение к запросам войсковых частей было в то время характерным для специалистов РТИ Особенно внимательно относились к таким предложениям главный конструктор Ю.В. Поляк и его заместители О. В. Ошанин, Л. И. Глинкин, А. А. Васильев, В. М. Иванцов, Ю. В. Очкин. Они всегда четко обосновывали невозможность или нецелесообразность реализации высказанных предложений или принимали решение на их внедрение, если предложения были дельными.

Присутствие на создаваемых объектах генеральных и главных конструкторов, конечно, способствовало ускорению работ. Однако сложность создаваемых объектов и новизна решаемых задач требовали более тщательной и всесторонней проработки всех вопросов, связанных с разработкой алгоритмов, отладкой боевых программ, проведением наладочных и стыковочных работ на аппаратуре, проведением испытаний, на что требовалось время.

После завершения строительства, автономной наладки и стыковки аппаратуры РЛС и обеспечивающих систем, отладки боевой программы встал вопрос – соответствует ли созданные узлы заданным требованиям. Другими словами нужно было дать ответ, сумеет ли узел обнаружить одиночный, групповой или массированный налет БР в реальных условиях геофизической и космической обстановки и выдать информацию о налете на командный пункт? Сможет ли боевая программа командного пункта объединить информацию от двух узлов и выработать достоверные сигналы предупреждения о налете БР? На эти вопросы необходимо было дать четкие ответы, прежде чем принимать узлы и КП на вооружение и в последующем поставить их на боевое дежурство.

Уже в ходе конструкторских испытаний узлы уверенно обнаруживали и сопровождали ИСЗ. Возможность обнаружения одиночной и даже небольшой группы БР можно проверить по реальным пускам БР с подводных лодок. А как проверить качество функционирования комплекса РО и достоверность выдаваемой им информации предупреждения в условиях группового или массированного налета БР. Понятно, что натурные испытания для таких проверок не могут быть применены.

Новая методология проведения испытаний была разработана в СНИИ – 45 под руководством А. С. Шаракшанэ. Были разработаны методы имитации различных геофизических и помеховых условий и аналитико-статистические методы оценки основных характеристик узлов и комплекса РО, разработаны модели вариантов налета БР. По результатам пусков БР и космическому фону была проведена проверка соответствия результатов моделирования данным натурных испытаний. Применение разработанных моделей, именуемых «моделями подыгрыша» и имитирующих в реальном масштабе времени различные варианты налетов, различные геофизические и помеховые условия при реальном функционирования узлов, позволили осуществлять проверку боевых программ и оценивать характеристики радиотехнических узлов и комплекса РО в целом. Это обеспечило проведение испытаний комплекса РО в широком диапазоне условий в сжатые сроки. Был создан универсальный инструмент для оценки создаваемых средств.

Забегая вперед, следует сказать, что и все остальные средства, вводимые в состав системы предупреждения или сопрягаемые с нею информационно, а также комплексная СПРН в целом, проходили испытания с использованием предложенных методик и разрабатываемых моделей, получивших общее название комплексных испытательно-моделирующих стендов (КИМС).

В проведении испытаний создаваемых средств и оценке их характеристик важнейшую роль играли отделы боевых алгоритмов и программ войсковых частей. Они выполняли основную работу по сбору, обработке и анализу всевозможной статистической информации, необходимой для оценки тактико-технических характеристик и боевых возможностей создаваемых средств.

По заданиям Генерального штаба, зная состав и дислокацию МБР и районы патрулирования подводных лодок с БР на борту, офицеры отделов совместно со специалистами научных институтов разрабатывали возможные варианты налётов, закладываемых в КИМСы. Участвуя совместно с представителями промышленных предприятий в разработке и отладке боевых программ, они больше, чем кто-либо в частях, знали логику обработки радиолокационной информации и критерии формирования сигналов предупреждения. Именно поэтому, членами всех комиссий по проведению испытаний создаваемых средств, в обязательном порядке являлись офицеры отделов боевых алгоритмов. И хотя все стороны, участвующие в испытаниях стремились к созданию средств предупреждения, соответствующих заданным требованиям, всё же нередко возникали конфликтные ситуации, связанные с различной оценкой отдельных результатов испытаний. В таких случаях грамотное обоснование и убедительная аргументация, приводимая офицерами отделов боевых алгоритмов частей, как правило, позволяла принять наиболее объективное решение. В целом отделы боевых алгоритмов на этапе создания комплекса РО показали себя с наилучшей стороны и заняли ведущие позиции в вопросах боевого применения средств. Успешно руководили отделами боевых алгоритмов в комплексе РО и внесли значительный вклад в подготовку его к боевому дежурству майор В. П. Черетов на Мурманском узле, майор Н. А. Атуров на Рижском узле, майор В. И. Моторный на командном пункте.

На Мурманском узле работы шли с некоторым опережением. Государственная комиссия по приемке узла на вооружение приступила к работе в 1968 году. Возглавлял комиссию заместитель командующего ПРО и ПКО генерал А. М. Михайлов. Учитывая, что Мурманский узел должен был работать в условиях интенсивных полярных сияний, комиссия высказала сомнение о возможности обнаружения узлом космических объектов в приполярной зоне. И хотя в ходе испытаний была доработана программа, позволившая производить селекцию космических объектов на фоне полярных сияний, комиссия оставалась при своём мнении. И только успешное обнаружение двух баллистических ракет, запущенных с подводных лодок в Баренцевом море в условиях воздействия полярных сияний, рассеяло сомнения комиссии. В 1968 году Мурманский узел на базе РЛС 5Н15М «Днестр М» был принят на вооружение. В январе 1969 года завершились приемосдаточные испытания Рижского узла.

В высоком темпе продолжались работы по завершению создания командного пункта. Весь офицерский состав, полностью к этому времени сформированной части объекта, принимал непосредственное участие в наладке и стыковке аппаратуры, в проведении всех предусмотренных испытаний. К середине 1970 года все работы на узлах и командном пункте, необходимые для постановки комплекса РО на боевое дежурство были завершены.

В августе 1970 года комиссией под председательством заместителя начальника Генштаба генерала В. В. Дружинина комплекс раннего обнаружения был принят на вооружение Советской Армии, узлы и командный пункт были переданы войсковым частям. Теперь задача заключалась в том, чтобы подготовить узлы, командный пункт и личный состав частей к самостоятельной эксплуатации аппаратуры и оборудования и длительному, непрерывному боевому дежурству комплекса РО.

По замечаниям и предложениям комиссий силами промышленных предприятий проводились доработки аппаратуры и боевых программ. Совместными бригадами войсковых частей и промышленных предприятий были проверены на соответствие заданным требованиям вся аппаратура и оборудование и проведены необходимые настройки и регулировки. Личным составом частей проведены регламентные и ремонтные работы, проверена готовность ремонтных органов. Проведена дополнительная проверка контрольно-измерительных приборов и ЗИПа. Пополнены необходимые запасы расходных материалов, специальных жидкостей и масел.

Наконец, все подготовительные работы на узлах и командном пункте были завершены, отлажено взаимодействие между узлами и КП по линиям системы передачи данных, опробованы каналы передачи информации предупреждения на оповещаемые пункты. Разработаны и утверждены боевые документы и инструкции для лиц боевого расчета. Личный состав частей был подготовлен и сдал зачеты на допуск к самостоятельной эксплуатации вооружения. Комплекс РО был готов к постановке на боевое дежурство.

Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"