103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Структура управления узлами РО и ОС

Создаваемые объекты РО и ОС  являлись уникальными комплексами вооружения, не имевшими аналогов.  Все объекты представляли собой стационарные сооружения, в которых размещались приемные и передающие устройства, мощные вычислительные центры, вспомогательная технологическая аппаратура и спецтехническое оборудование.

Все объекты связывались быстродействующими системами передачи информации и должны были функционировать по боевым программам автоматически. Сроки их создания составляли несколько лет. В строительстве зданий и инфраструктуры, изготовлении, монтаже и наладке аппаратуры и оборудования принимали участие сотни организаций и предприятий различных министерств и ведомств страны.

Формирование групп строящихся объектов, а затем и войсковых частей на создаваемых объектах РО и ОС осуществляло Управление (РТЦ-154), в войсках больше известное, как Управление генерала Коломийца. Управление было сформировано 1 июля 1963 года на базе учебного центра авиации ПВО в подмосковном Красногорске. Ему непосредственно и подчинялись все войсковые части создаваемых объектов.

В свою очередь Управление (РТЦ-154) подчинялось начальнику 4 Главного управления МО, выступавшему в роли Генерального заказчика по созданию узлов РО и ОС. Фактически же 4 ГУМО являлось заказчиком той части узлов, которая выполнялась предприятиями Министерства радиопромышленности. Заказчиком спецтехнтческого оборудования, в состав которого входили системы высоковольтного и низковольтного электроснабжения, системы охлаждения, вентиляции и кондиционирования, системы пожаротушения и другое оборудование, обеспечивавшее нормальное функционирование радиотехнических средств, являлось Инженерное управление Войск ПВО. Оно отвечало за проектирование и выбор оборудования, его поставку, монтаж и наладку, а также за сдачу его в эксплуатацию войсковым частям. В состав документации, разрабатываемой Главным конструктором на РЛС, спецтехническое оборудование не входило, а составляло самостоятельный инженерный комплекс объекта, предназначенный для обеспечения работы технологической аппаратуры. Поэтому ни технических описаний, ни инструкций по эксплуатации достаточно сложных систем инженерного комплекса, а также всего инженерного комплекса, не существовало и на объект не поставлялось.

На офицеров Управления РТЦ-154 возлагались задачи по контролю и координации работ, связанных с организацией поставок на объекты большого количества технологической аппаратуры и оборудования, организации и обеспечения монтажных, наладочных и стыковочных работ, согласование и обеспечение испытаний. Наряду с этим Управление отвечало за освоение личным составом частей создаваемых комплексов вооружения, руководило административной и хозяйственной деятельностью войсковых частей объектов. К работам по созданию инженерного комплекса Управление РТЦ-154 имело косвенное отношение и в решении возникающих вопросов по инженерному комплексу выполняло скорее надзорные функции. Такое положение при создании объектов РО создавало определенные трудности, так как командир части не мог решать в полном объеме вопросы по инженерному комплексу с руководством Управления РТЦ-154, непосредственно которому он подчинялся. 

Технологический и инженерный комплексы принимались в эксплуатацию разными комиссиями практически автономно. И только на этапе Государственных или приемосдаточных испытаний проверялась совместная работа технологического и инженерного комплексов, когда все работы по созданию объекта фактически были завершены. При таком подходе к созданию объектов не всегда удавалось выявить и устранить скрытые дефекты взаимного функционирования технологической аппаратуры и инженерного комплекса. А ведь в будущем, выполнять боевые задачи по обнаружению баллистических ракет и космических объектов радиотехнический узел должен был как единый комплекс вооружения, без разделения на технологическую аппаратуру и спецтехническое оборудование.

Сложившаяся структура подчиненности, прав и обязанностей, возможно, была приемлемой на этапе создания объектов, но при несении боевого дежурства она могла привести к срыву выполнения боевой задачи. Да и изначально управление генерала Коломийца предназначалось для руководства созданием объектов. Для руководства боевым применением комплекса РО нужен был другой орган, который взял бы на себя всестороннее руководство частями на создаваемых объектах и всю полноту ответственности за результаты их работы при несении боевого дежурства.

Таким органом стало сформированное в 1967 году управление дивизии предупреждения о ракетном нападении особого назначения (1 дивизия ПРН (ОН). В состав дивизии вошли Мурманский и Рижский узлы РО и командный пункт в Солнечногорске. Здесь же размещался и штаб дивизии. Командиром дивизии был назначен выпускник Академии Генштаба полковник Стрельников Владимир Константинович, впоследствии генерал-полковник, главным инженером полковник Романов Александр Кузьмич, до этого проходивший службу на узле ОС на Балхаше.

Кроме комплекса РО в это же время велись интенсивные работы по созданию комплекса ОС и центра контроля космического пространства, объектов противоракетной и противоспутниковой обороны, узлов загоризонтной радиолокации и космической системы предупреждения.

Для руководства созданием всех этих сложных систем вооружения в мае 1967 года в войсках ПВО на правах рода войск было сформировано Управление ПРО и ПКО. Начальником Управления был назначен Командующий 12 отдельной армией ПВО генерал-лейтенант Вотинцев Юрий Всеволодович. Управление ПРО и ПКО возглавило работы по развитию, строительству, испытаниям и вводу в строй всех создаваемых систем, впоследствии составивших войска ракетно-космической обороны (РКО). Таким образом были сформированы войсковые управления, на которые были возложены задачи организации и руководства боевой работой вновь создаваемых систем вооружения.

 К сентябрю управление 1 дивизии ПРН было полностью укомплектовано и включилось во все процессы испытаний и приемки объектов, составлявших дивизию ПРН. Так как практически все офицеры управления дивизии были незнакомы с техникой на создаваемых объектах, управление дивизии серьезно занялось изучением вооружения РЛС и КП, их боевых возможностей, алгоритмов и программ функционирования объектов, способов поддержания вооружения в постоянной боевой готовности.

И хотя на объектах дивизии в это время полным ходом шли монтажные, наладочные и стыковочные работы, подготовка к несению боевого дежурства стала главной задачей в деятельности командования дивизии и частей, всего личного состава. Здесь всё было впервые. В Войсках ПВО страны, в состав которых входила дивизия ПРН, опыта боевого дежурства в таких условиях не было. Да и в других видах Вооруженных Сил, таких как РВСН или ВМФ, боевое дежурство имело свои специфические особенности.

В комплексе РО обнаружение и сопровождение баллистических ракет и космических объектов в зоне обзора узлов, формирование информации обнаружения и передача её на командный пункт производились автоматически по боевой программе. На командном пункте информация от узлов, опять же автоматически по боевой программе, дополнительно обрабатывалась, проверялась на достоверность и, если она оценивалась как опасная, формировались сигналы предупреждения. Эти сигналы по специально выделенным каналам связи автоматически передавались на оповещаемые командные пункты.

Такой алгоритм боевого функционирования объектов комплекса РО утвержден на самом высоком уровне и реализован в боевых программах, записанных в памяти ЭВМ. Вносить изменения в боевую программу, кому бы то ни было, категорически запрещено. Если же, в силу самых различных причин, возникала необходимость корректировки боевой программы, то главным конструктором совместно с заказчиком выпускалось решение, которое после утверждения становилось основанием для доработки или изменения боевой программы. После внесения в боевую программу изменений, вновь проводились испытания или проверки, по результатам которых принималось окончательное решение.

И здесь впервые встал вопрос о роли и месте командира в выполнении узлом и командным пунктом боевой задачи. Весь предыдущий опыт ведения боевых действий устанавливал за командиром право и обязанность оценивать противника, принимать решение на ведение боевых действий и руководить ими, изменяя, в случае необходимости, первоначальный замысел в зависимости от складывающейся обстановки.

Противник для комплекса РО определен, процедура обработки информации и критерии оценки опасностей цели заложены в боевую программу, обмен информацией также автоматизирован. С таким способом боевого функционирования узлы и командный пункт приняты на вооружение и переданы войсковым частям для боевого применения. Комплекс РО должен непрерывно, длительное время функционировать с заданными характеристиками в боевом режиме. Допускался вывод из работы отдельного узла для проведения регламентных работ всего на несколько суток в течение года, при этом другие средства в это время должны были функционировать в штатном составе. Командный пункт разрешалось выводить всего на несколько часов в год. При этом графики вывода из боевой работы радиотехнических узлов утверждались Главнокомандующим Войсками ПВО страны, а командного пункта в Генштабе.

Так какие же функции должен выполнять командир в таких жестких условиях и как он должен руководить боем? Какие решения он имеет право принимать, если, как это и предусмотрено должностными обязанностями, именно командир отвечает за выполнение поставленной боевой задачи.

До постановки узлов и КП на боевое дежурство на эти вопросы необходимо было найти четкие ответы, в соответствии с ними разработать необходимые руководящие документы, утвердить их или получить разрешение на их применение и подготовить личный состав частей к самостоятельному боевому дежурству.

Сложность заключалась и в том, что все эти вопросы необходимо было решать впервые, так как в Войсках ПВО подобный опыт непрерывного боевого дежурства отсутствовал, а опыт других видов ВС, в силу своих особенностей, без кардинальной корректировки, не мог использоваться.

В результате тщательной, напряженной проработки и всестороннего, а порой и бурного, обсуждения, командование дивизии пришло к выводу, что в заданных условиях, для успешного выполнения боевой задачи, главной обязанностью командования частей и боевых расчетов становилось обеспечение непрерывного функционирования РЛС и КП по боевым программам. Для этого боевые расчеты должны самостоятельно поддерживать аппаратуру и оборудование в боеготовом состоянии и заданной комплектации, при возникновении нештатных ситуаций или отказе какого-либо устройства, восстановить штатную схему работы путем оперативных переключений и ввода резерва.

На боевые расчеты, возлагалась также задача постоянно проводить анализ влияния внешних условий на качество и достоверность формируемой узлами информации. Учитывая различные географические условия, в которых находились узлы, на их функционирование значительно влияли и помехи от полярных сияний, и активность Солнца, и рефракционные отражения от водной поверхности, и отражения от горных массивов, и целый ряд других явлений, предвидеть которые в начальный период создания объектов было просто невозможно.

И, хотя задача обнаружения космических объектов, формирование и выдача информации предупреждения решалась по программам автоматически, роль боевого расчета в обеспечении непрерывного функционирования средств, а значить и в выполнении боевой задачи, была исключительно высока. А точнее сказать, от их подготовки, знания боевых возможностей противника, внешних и внутренних условий функционирования РЛС и умения принимать правильные, как правило, нестандартные решения и зависел успех выполнения боевой задачи.

При подготовке боевых расчётов необходимо учитывать и тот факт, что комплекс РО является «коллективным оружием». Успех выполнения боевой задачи почти в одинаковой степени зависит от правильных или ошибочных действий любого номера боевого расчета, независимо от того, где он находится – на командном пункте или на узле, находящемся на расстоянии нескольких тысяч километров от командного пункта.

С учетом этих особенностей проводилось интенсивное изучение аппаратуры и оборудования, физических принципов их работы, порядок обмена данными между различными устройствами внутри узла и командного пункта, влияние сбоев и отказов на достоверность вырабатываемой информации, умение оценивать работоспособность аппаратуры по результатам проведения индивидуального и функционального контролей, способов устранения отказов и неисправностей.

Особое внимание уделялось психологической совместимости состава боевого расчета и его слаженности, так как в процессе несения боевого дежурства времени для оценки ситуации и принятия решения всегда было в обрез. Как, говорится, все должны были понимать друг друга с полуслова. Поэтому, в состав боевых расчетов, от оператора на узле до оперативного дежурного на командном пункте, в течение длительного времени входили одни и те же офицеры. А оперативный дежурный с одним и тем же дежурным инженером, как правило, несли боевое дежурство годами.

Но особенная ответственность возлагалась на боевой расчёт командного пункта, в первую очередь на оперативного дежурного и дежурного инженера. Именно дежурный инженер нёс персональную ответственность за непрерывное и штатное (правильное) функционирование всего комплекса РО, а при возникновении отказов или нештатных ситуаций, обязан был оценить их влияние на выработку сигналов предупреждения и принять меры по их устранению. Оперативный дежурный, по докладам о качестве функционирования аппаратуры узлов и командного пункта, систем связи и передачи информации, правильности обработки информации, должен оценить текущие возможности вероятного противника и геофизические условия функционирования средств и подтвердить выдачу информации предупреждения комплексом РО. Или классифицировать её как ложную, если для этого имеются объективные данные, связанные с внешними условиями функционирования средств, отказами аппаратуры или возможностями противника.

Трудно себе представить, какая ответственность ложилась на боевой расчет командного пункта. Ведь по существу, доклад оперативного дежурного являлся одним из источников информации для принятия высшим руководством страны решения о начале ракетно-ядерного удара.

Методы и способы организации боевого дежурства, состав боевого расчета, его права и обязанности отрабатывались и уточнялись на научно- технических конференциях, семинарах и занятиях, на которых принимали участие и выступали главные конструкторы, представители оперативных управлений Генерального штаба и Войск ПВО страны, заказывающего управления, представители научно-исследовательских институтов МО и военных академий.

По мере разработки проектов руководящих документов для боевого расчета и групп регламентных работ, проводились многочисленные тренировки по отработке действий боевых расчетов и групп регламентных работ, в различных условиях обстановки, которые могут возникать при несении боевого дежурства. При этом не оставалась без внимания ни одна мелочь. Так, например, отрабатывался вопрос действий боевого расчета при прибытии на командный пункт прямых начальников. Было установлено, что в таких случаях встает и кратко докладывает только оперативный дежурный. Остальные номера боевого расчета сидят на своих рабочих местах и продолжают выполнять свои обязанности. Вначале это вызывало у больших начальников недовольство, однако затем такой режим работы был признан целесообразным.

В результате проведенных работ было установлено, что для успешного выполнения боевой задачи необходимо 4 боевых расчета, каждый из которых несет дежурство в течение 12 часов по специальному графику. Боевой расчет несет только дежурство, все остальные работы на технике по регламентным работам и техническому обслуживанию, в том числе и устраняют отказы и неисправности, возникающие в ходе несения дежурства, специальные группы регламентных работ, из состава которых назначаются на каждое дежурство группы восстановления техники. Возглавляет боевой расчет оперативный дежурный, назначаемый из штатных помощников начальника штаба по боевому управлению, его помощником является дежурный инженер из штатного состава заместителей главного инженера. В состав боевого расчета включался алгоритмист, в задачу которого входил анализ функционирования средств по боевой программе и анализ результатов боевой работы. Боевые расчеты на всех видах аппаратуры и оборудования назначались из состава отделов, предназначенных для эксплуатации этой аппаратуры. На каждое дежурство боевой расчет отдавался приказом по части. До того, как заступить на боевое дежурство, боевой расчет проходил специальную подготовку и от каждого номера был принят зачет на допуск к несению боевого дежурства.

Отработав все вопросы организации боевого дежурства, решением командира дивизии боевые расчеты были поставлены на опытное дежурство, соблюдая весь ритуал и правила, как на боевом дежурстве. И когда пришло время заступления на настоящее боевое дежурство, никаких сложностей или непредвиденных обстоятельств не возникло.

Организовал и возглавил всю работу по подготовке боевых расчетов, необходимых документов и боевых постов, ставший к этому времени генералом, командир дивизии В. К. Стрельников. Он лично сформулировал и обосновал все основные положения по организации боевого дежурства. Впервые была разработана и практически реализована методика организации боевого дежурства в сложной системе, элементы которой разнесены на многие тысячи километров друг от друга, но функционирующие синхронно, в едином временном цикле.

Генералу Стрельникову В.К. удалось, возможно, впервые в Вооруженных силах, сформулировать, а затем и реализовать на практике, права и обязанности командира, боевого расчета, штаба и остальных отделов и служб частей и соединений при несении боевого дежурства в автоматической системе по выполнению боевой задачи и автоматизированной по боевому функционированию. Такая организация боевого дежурства в комплексе РО прошла суровую многолетнюю проверку и практически без изменений внедрялась в последующем во всех частях и соединениях предупреждения о ракетном нападении по мере их создания и включения в боевую работу.

Основные положения по организации боевого дежурства были включены в диссертацию, написанную генералом Стрельниковым В. К. и с блеском защищённую им в Калининской академии ПВО. Командир дивизии ПРН стал первым в войсках предупреждения кандидатом военных наук.

После напряженной и кропотливой подготовительной работы были уточнены, откорректированы и утверждены боевые задачи узлов, командного пункта и дивизии в целом, разработаны и утверждены Главнокомандующим Войсками ПВО и в Генеральном штабе боевые документы, регламентирующие действия управления дивизии, боевого расчета и остальных отделов и служб ходе выполнения боевой задачи. Всё было готово к тому, чтобы комплекс РО был поставлен на боевое дежурство.

Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"