103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

Ястребов Владимир Дмитриевич об особенностях обеспечения полётов первых космонавтов.

23.07.2011

Сложнейшие задачи баллистико-навигационного обеспечения полётов первых искусственных спутников Земли и космических кораблей решались 4-м Научно-исследовательским институтом Минобороны. О работе вычислительного центра этого института рассказывает доктор технических наук, профессор полковник Ястребов Владимир Дмитриевич, в то время руководивший одним из отделов этого ВЦ.  

…В создании ВЦ, равного которому в то время в стране не было, его становлении и развертывании работ на полную мощность большую роль сыграли многие сотрудники института… В эти годы все работали с огромным энтузиазмом, не считаясь ни со временем, ни, к сожалению, со здоровьем. И некоторые из моих товарищей по работе в довольно молодые годы безвременно ушли из жизни. Но и труды наши не пропали даром, и уже к 1960 году ВЦ был полностью готов к работе, и в дальнейшем баллистическое обеспечение полетов всех ИСЗ и других космических полетов производилось в институте. Первой основательной проверкой этой готовности были работы по обеспечению полета второго беспилотного корабля-спутника 19-20 августа 1960 года. И все же основной экзамен готовности ВЦ к оперативным работам по баллистическому обеспечению ИСЗ и других космических объектов состоялся при пусках первых пилотируемых космических кораблей.

  При пуске Ю. А. Гагарина перед нами была поставлена весьма сложная в то время задача: определения орбиты «Востока» по части измерений пунктов Командно-измерительного комплекса с тем, чтобы успеть с пункта, расположенного на Камчатке, в районе г. Елизово, сообщить космонавту факт выхода на орбиту и её параметры. Необходимо заметить, что в то время не было прямого ввода результатов измерений в память ЭВМ… Несмотря на внедрение методов анализа качества результатов измерений, получение правильного решения задачи определения орбиты в то время еще зависело от квалификации оператора-баллистика. Поэтому решение этой задачи было поручено, после тщательного отбора, двум бывшим морякам - В.Н. Быкову и В.В. Пшеничникову. Тренировка проводилась по информации, полученной при пусках беспилотных кораблей-спутников, и переносилась на ЭВМ по реальному временному графику поступления её с пунктов. Такие интенсивные тренировки проводились в течение примерно месяца до пуска корабля «Восток». И вот наступило 12 апреля 1961 года, ставшее в дальнейшем Днем космонавтики. Прошли томительные часы ожидания, состоялся старт ракеты-носителя корабля «Восток», по приемнику системы связи с экипажем «Заря» в нашем ВЦ также прозвучали последние для меня в этот день слова Гагарина: «Поехали». С этого момента мое место - в машинном зале ЭВМ М-20, где на двух машинах работали невозмутимый, спокойный и внешне медлительный, но работающий безошибочно Володя Пшеничников, и порывистый, горячий по натуре Слава Быков. Перфокарты с результатами измерений, поступившие в ВЦ, они использовали последовательно, мне в процессе решения вмешиваться не пришлось. За несколько минут орбита была определена практически одновременно на двух машинах, и ее параметры были доложены генералу Соколову (начальнику 4 НИИ). Тут же, за несколько минут до входа в зону радиовидимости Камчатской станции слежения, они были переданы на командный пункт Командно-измерительного комплекса и на полигон С.П. Королёву для сообщения Гагарину…

  В этом же году, 6-7 августа, состоялся полет «Востока-2» с космонавтом Г.С. Титовым на борту. Этот экзамен был ещё более сложным: все-таки первые сутки полета пилотируемого корабля. Конечно, и мы были уже не те, накопили опыт работы при полете других спутников различного назначения. Однако в этом полете нас ждал очень неприятный и весьма редкий сюрприз. Впервые, и в моей более чем 35-летней практике это был единственный случай. Станция системы единого времени страны в районе г. Горького (ныне Нижний Новгород) дала сигнал единого времени с ошибкой в одну секунду. К этим сигналам привязались пункты, находящиеся в Казахстане и Сибири. В то же время камчатский пункт, имея плохую слышимость европейских станций, привязался к единому времени по сигналам японской станции. В довершение картины оказалось, что тестовое ручное управление, произведенное Титовым по программе на первом витке, дало импульс скорости в направлении движения корабля. Из-за этого все измерения на втором, третьем и последующих витках были сдвинуты по времени на несколько десятых секунды, причем этот сдвиг нарастал пропорционально числу витков относительно первого витка орбиты.

Все это привело к тому, что совместная обработка всех измерений первого витка и измерений первого и последующих витков была невозможной. К счастью, к этому времени мною была разработана методика уточнения ошибок временной привязки измерений всех пунктов относительно измерений одного, принятого за опорный. Не сразу, но стало ясно, что измерения некоторых пунктов не стыкуются по времени. Были найдены измерения на витках, где такого явления не наблюдалось… После этого была определена уточненная орбита корабля, что дало возможность получить точный прогноз его движения и в дальнейшем достаточно точно спрогнозировать район посадки спускаемого аппарата и катапультирования космонавта.

Из книги «Начало Космической эры». Воспоминания ветеранов ракетно-космической техники и космонавтики. Выпуск 2. М.: РНИЦКД, 1994.


Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"