103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

ЧЕЛОВЕК В КОСМОСЕ . .......... 60 ЛЕТ.

ОТ ПЕРВОЙ БАЛЛИСТИЧЕСКОЙ ДО ПЕРВОЙ ОРБИТАЛЬНОЙ.

В 1945 году впо поручению ЦК ВКП(б) генерал-майоры А.И. Соколов и Л.М. Гайдуков объединили группы специалистов-ракетчиков, направленных в Германию из разных ведомств, в Советскую техническую комиссию. Возглавил её начальник штаба армейской опергруппы гвардейских миномётов 2-го Прибалтийского фронта 30-летниий инженер-подполковник Г.А. Тюлин. В комиссии работали полковник П.Е. Трубачёв, подполковники А.И. Семёнов, А.Г. Мрыкин, П.С. Александров, майор Я.И. Трегуб, капитан К.А. Керимов, старший лейтенант Ю.А. Мозжорин и другие, ставшие в последствии видными ракетно-космические деятелями. Они трудились вместе с такими будущими корифеями – учёными и конструкторами как Б.Е. Черток, В.П. Бармин, Л.А. Воскресенский, В.П.Мишин, Н.А. Пилюгин, М.С. Рязанский. В этот коллектив влились С.П. Королёв, В.П. Глушко и другие специалисты, освобождённые из заключения.

В это время и началось формирование так называемого Совета главных конструкторов во главе с Королёвым – ставшего в последствии неформальным, но самым влиятельным органом во всей отечественной ракетно-космической отрасли. Предложения Совета, поддержанные военными организациями, были поняты и приняты руководством страны. 13 мая 1946 года вышло Постановление ЦК партии и Совнаркома, по которому создавалась практически вся инфраструктура ракетной отрасли: от руководящих, научных и конструкторских органов до производственных и испытательных организаций.

В этой системе важнейшее место заняли военные структуры. В частности, создавался ракетный Государственный центральный полигон (ГЦП), начальником которого был назначен генерал-полковник В.И. Вознюк, прошедший всю войну с гвардейскими миномётными частями. Строился полигон военными строителями в Капустином Яре под Сталинградом на голом месте. Офицеры кое-как размещались в глинобитных хатах посёлка, солдаты жили в землянках и палатках. Но работали все с большим напряжением и энтузиазмом, не считаясь ни с погодой, ни со временем суток. К испытаниям приступили, в прямом смысле, с колёс специального поезда, в котором гражданские специалисты и ракетная техника прибыли из подмосковного НИИ-88.

В октябре 1947 года были начаты запуски ракет А-4, ещё немецкого происхождения и, как отмечали участники этих работ, очень низкой надёжности. А в 1948 году уже на обустроенном полигоне была успешно испытана первая отечественная баллистическая ракета Р-1, а затем её модификации и продолжения до Р-5М, которая и стала первой стратегической.

Эти работы обеспечивали военные испытатели, прошедшие подготовку ещё в Германии, где на основе гвардейской миномётной части была сформирована бригада особого назначения (БОН) под командованием генерала А.Ф. Тверецкого. Из офицерского состава бригады выросло немало специалистов, чья последующая деятельность оказала существенное влияние на развитие ракетной, а затем и космической техники. На ГЦП помощником начальника электроогневой группы начинал карьеру будущий руководитель Главного управления ракетного вооружения генерал-лейтенант Н.Н. Смирницкий, а его заместителем был капитан В.И. Меньшиков - будущий начальник 50 ЦНИИ. Возглавлял стартовую команду будущий заместитель главного конструктора В.П. Мишина по испытаниям космических объектов майор Я.И. Трегуб.

Серия испытаний на полигоне Капустин Яр показала способность наших конструкторов и промышленников не только повторить зарубежные достижения в ракетной технике, но и значительно их перекрыть. Вопрос о том, насколько наша ракетно-космическая техника произошла от немецкой, возникает иногда и теперь. Наиболее объективное мнение по этому поводу, которое высказывают ветераны, в обобщённом виде состоит в следующем. В остатках ракетной техники и документации, доставшихся им после американской «зачистки», наши ракетчики и, прежде всего, С.П. Королёв, воплощения каких-либо существенно новых идей не увидели. Они с сожалением констатировали, что немцы реализовали на практике то, что могло бы быть реализовано у нас гораздо раньше. Что касается специалистов, которые остались в советской зоне, то сам Вернер фон Браун отозвался о них так: «… СССР всё же удалось получить главного специалиста по электронике Гельмута Греттрупа… Но он оказался единственным крупным из специалистов Пенемюнде, оказавшихся в их руках».

И всё же немецкий опыт, во-первых, послужил большим стимулом для активных действий руководства страны по развитию ракетной отрасли и, во-вторых, стал для наших специалистов хорошей школой, прежде всего, по эксплуатации, технологии и производству ракет. Что касается научно-технических проблем, то в их решении активное участие принимали военные организации. В Главном артиллерийском управлении Минобороны было создано 4-го управление под руководством А.Г. Мрыкина, будущего генерал-лейтенанта Героя Социалистического Труда. Офицеры управления формировали требования к разработчикам ракетной техники, сопровождали научно-исследовательские и проектные работы, выполняемые конструкторским бюро С.П. Королёва и его смежниками. Результаты излагались в обстоятельных заключениях и рекомендациях. А когда рождалась реальная техника, заказчики буквально рука об руку с разработчиками проводили её испытания.

Когда в мае 1954 года на основании предложений Совета главных конструкторов вышло постановление о разработке принципиально новой ракеты Р-7, ныне легендарной «семёрки», потребовался и принципиально новый полигон для её испытаний. После изыскательских работ из соображений наибольшей дальности полёта и необходимого разноса пунктов управления был выбран район станции Тюра-Там в Казахской ССР. В проектировании и строительстве нового полигона приняли участие многие организации различных министерств, но основная доля была отдана Министерству обороны. Начальником полигона был назначен генерал-лейтенант А.Н. Нестеренко, во время войны – заместитель командующего артиллерией Ленинградского фронта по ГМЧ, начальником штаба - полковник А.Г. Карась, командовавший на фронте полком «катюш», а в последствии - начальник Главного управления космических средств Министерства обороны. Основная тяжесть возведения полигона легла на плечи военных строителей, руководимых полковником Г.М Шубниковым, во время войны обеспечивавшим действия 1 Белорусского фронта. Создание будущего «Байконура» происходило в экстремальных природных условиях и максимальном напряжении сил личного состава. Ни у нас, ни в мире не было опыта проектирования и строительства столь сложных, по существу, уникальных сооружений и комплексов. И благодаря героическим усилиям многотысячного, но единого военно-гражданского коллектива, в кратчайшие сроки – за 28 месяцев – такой комплекс был создан.

Ещё до полного окончания строительства, вступили в дело военные испытатели новой ракеты. Вместе с промышленниками они тоже работали с предельным напряжением физических и моральных сил. Испытания «семёрки» складывались не легко. Первые три пуска оказались неудачными. И только 21 августа 1957 года из сообщения ТАСС Мир узнал об успешном испытании советской межконтинентальной баллистической ракеты, способной достичь любого района земного шара.

Конечно, развивая ускоренным темпами ракетную отрасль, руководство страны, прежде всего, стремилось к военно-стратегическому паритету с США. И ракета Р-7 предназначалась для доставки в «заданный район» термоядерного заряда, параметры которого были заданы учёными, руководимыми А.Д. Сахаровым. Но разработчики, руководимые С.М. Королёвым, как говориться, в уме держали и возможность запуска «объекта» в космическое пространство. Тем более, что научно-технические предпосылки для этого были подготовлены. Ещё в 1955 году в 4-ом НИИ, начальником которого тогда был генерал А.Н. Нестеренко, работала группа подполковника М.К. Тихонравова, в последствии выдающегося учёного, имя которого было присвоено светлой памяти 50 НИИ Военно- космических сил. Этот колектив одним из первых начал разрабатывать практические проблемы выхода в Космос. Когда стало ясно, что малыми силами таких проблем не решить, группа перешла в ведение С. П. Королёва.

И вот появилась реальная возможность технического решения космических проблем – уникальная ракета Р-7. Сразу после её успешного запуска Сергей Павлович, обращаясь к главным конструкторам, руководителям полигона и ведущим испытателями, заявил: «Не использовать нашу баллистическую ракету в интересах науки было бы непростительно. Думаю, что вы меня поддержите. Так что теперь на очереди спутник».

Постановление Правительства о запуске первого ИСЗ, принятое в январе 1956 года, ставило перед военными структурами новые задачи. В частности, 4-й НИИ определялся головным по созданию командно-измерительного комплекса (КИК) для обеспечения полёта спутников. При подготовке постановления специалисты Минобороны были против такого поручения, как не свойственного этому ведомству. А учёные и промышленники понимали, что построить, оснастить, укомплектовать кадрами и эксплуатировать измерительные пункты (ИП), разбросанные в труднодоступных местах по всей стране – по силам только военным. Споры по этому вопросу прекратил министр обороны маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Предвидя в будущем важную роль космического пространства в обеспечении безопасности страны, он принял КИК в ведение Минобороны. Сложнейшие задачи и в самые короткие сроки (поджимали работы американцев по их первому спутнику) пришлось решать коллективу 4-го НИИ, начальником которого в ту пору стал генерал-лейтенант А.И. Соколов. Под руководством уже упоминавшихся полковников Г.А. Тюлина и Ю.А. Мозжорина были доработаны существующие и разработаны новые измерительные средства, ими были оснащены ИПы, размещённые преимущественно в удалённых районах и укомплектованные военными специалистами. Первым начальником Командно-измерительного комплекса был генерал-майор А.А. Витрук, закончивший войну членом Военного совета – начальником политотдела армии, штурмовавшей Берлин и работавший затем в 4-ом НИИ. Эти коллективом были решены задачи доставки траекторных измерений на тысячекилометровые расстояния и обработки их в темпе текущего времени. И когда 4 октября 1957 года в Советском Союзе на орбиту Земли был выведен первый ИСЗ, его полётом управляла единая система ИПов, расположенных в разных районах страны и оснащенных новейшей отечественной радиоэлектронной аппаратурой.  

Труженики космоса,© 2010-2019
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"