103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

О Сергее Павловиче Королёве вспоминает генерал-майор Кириллов Анатолий Семёнович, Герой Социалистического труда, в своё время заместитель начальника космодрома «Байконур» по испытаниям.

12.01.2012

«Когда «Байконур» был уже введен в строй, и с апреля месяца началась подготовка к пуску первой межконтинентальной ракеты, с Сергеем Павловичем  Королевым приходилось встречаться почти ежедневно. Он все дни находился на испытательном месте, все держал в своих руках, и если отлучался на короткое время, то это уже было ЧП… Я докладывал о результатах испытаний, о просмотре всех пленок. Он часто задавал вопросы, которыми ставил в тупик. Приходилось после этого делать дополнительные испытания, если что-то показалось ему неудовлетворительным или были серьезные замечания. В общем, это была текущая работа…
    

Видел я Сергея Павловича и взбешенным, от которого в этот момент нужно было бежать подальше, и улыбающимся, который готов был гладить тебя по головке за то, что ты хорошо работаешь. Он был неоднозначной фигурой, очень противоречивой, но именно это и создавало какой-то своеобразный ореол вокруг его имени. Но во всяком случае, как бы он себя ни вел, какие бы ни были столкновения, никто и никогда не оставлял у себя в сердце обиды на него, потому что знали, что сегодня он взбешен, а завтра ты будешь его лучшим другом. Это относилось только к тем, естественно, кто отдавал себя целиком делу, которому отдавал себя сам СП…
    Я знал и другое. Королев любил подминать под себя всех руководителей, с которыми он работал, но уважал он только тех, кто не позволял ему сесть себе на шею, кто умел отстаивать свою точку зрения и действовать не по его желанию, а в интересах дела. И я сразу понял, что мне поддаваться никак нельзя, у меня были предшественники, которые попадали в такое положение, и из этого ничего хорошего не выходило. Я должен сказать, что в течение полутора-двух лет у нас с ним возникали серьезные размолвки, очень серьезные скандалы, разговоры, все, что хотите. Но когда Сергей Павлович убедился, что я скандалю не ради простого упрямства, а только в интересах дела, он быстро это понял, оценил, и мы стали настоящими друзьями.
    Королев, подбирая себе людей для работы, прежде всего, смотрел на рабочие качества человека. Наблюдал, насколько этому человеку можно доверять, насколько он способен шевелить мозгами. Он говорил:
    - Если вы хотите подвести главного конструктора, выполните в точности его указания. И вы добьётесь желаемого.
    Этим он подчеркивал, что кроме раболепства и желания выполнить указания, надо еще думать, как поступить в интересах дела, и тогда Главный конструктор был доволен. Вот тут мы с Королевым всегда находили общий язык. В общем, работа с Королевым была не из лёгких. Другой раз я приходил домой настолько взбешенным, что не хотелось на следующий день ехать на работу. И когда жена видела моё настроение, она всегда спрашивала: «Что, с Королевым сцепился? Ну, у него, завтра все пройдет». На следующий день приезжаю к себе в кабинет и через 15 минут входит Сергей Павлович, причем приоткрывая дверь и спрашивая разрешения. Встаю, иду ему навстречу, здороваемся, и он, как будто вчера ничего не случилось, говорит:
    - А что у нас сегодня по графику?
    Хотя прекрасно знает, что там творится: ему спать его подчиненные не давали, регулярно сообщая течение всех ночных и утренних работ. А он делает вид, что ничего не знает, выслушивая мой доклад: какие  замечания отмечены в ходе испытаний, какие меры приняты, какие результаты, и потом, как ни в чем не бывало, обнимая, как медведь, за плечо, говорит:
    - Ну, Анатолий Семенович, не вспоминайте, что вчера было, мало ли
что между друзьями бывает. И тут сердце оттаивало после такого прошения о пощаде, никакой злости не оставалось, и дальше всё шло как по маслу. Если Королев был не прав, он всегда, в любом случае, независимо от ранга партнеров по работе, шел на мировую первый и извинялся первый, не считая при этом, что пострадает его авторитет…
        Последний раз нам довелось встречаться с ним 5 октября 1965 года. Мы сидели у него в домике на нашей стартовой площадке, обсуждали с ним дела, по которым я к нему пришел, и наше обсуждение как-то незаметно перешло на личные вопросы, и мы просидели с ним с трех часов дня до одиннадцати вечера. Сергей Павлович был в подавленном состоянии. Очередная попытка запустить лунник «Луна-8» окончилась неудачей, он чувствовал себя плохо и приоткрыл щелочку к себе в душу. Сказал, что ему, наверное, придется лечь на операцию, и откровенно говоря, он этого очень боялся. Я о его болезни знал, стал его успокаивать,сказал, что эту операцию хирурги сделают «одной левой» и нечего волноваться. На что он ответил, что если бы вы знали, что у меня внутри, вы бы ужаснулись. И тут я распустил язык, желая уточнить,что же у него, и он моментально ушел в скорлупу и резко оборвал этот
разговор.
    Потом, когда в январе Королева не стало, из рассказов моих друзей стало ясно, что он знал о той страшной болезни и тех последствиях, которые его ожидали, и он оказался в своем прогнозе прав. Я как-то спросил у его матери, почему обычно день рождения её сына отмечали не 12 января, когда он родился, а 14. Она ответила, что так с детства было заведено – 14 января его именины, и мы всегда совмещали эти дни. 14 января 1965 года мы с женой были на 58-летии Королёва у него дома.  Утром, когда разъезжались, мне было сказано, что каждое 14 число января мы должны быть в этом доме, за нами будет приходить самолет, машина, и чтобы мы не вздумали отказываться. К сожалению, ровно через год, 14 января его не стало».

Из книги «Начало космической эры» Выпуск 2. М: РНИИЦКД, 1994
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"