103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

О первом пуске ракеты-носителя «Протон» рассказывает Лауреат Государственной премии, заслуженный испытатель «Байконура», бывший заместитель начальника 5 НИИП по научно-исследовательской и испытательной работе генерал-майор Завалишин Анатолий Павлович

16.07.2012

"15 июля 1965 г. А.Г. Захаров (начальник космодрома генерал-лейтенант) провел заседание Государственной комиссии. Вертикальные проверки прошли успешно, приступили к операции «заправка». Руководство пуском спустилось в бункер, гермодвери закрыли, включили сирену, стартовая площадка обезлюдела.

Операторы готовы к работе. Звучит команда А.И. Могилы (начальника испытательной стартовой группы по боевому расчету): «Заправить баки носителя окислителем». Системы и агрегаты заправочного комплекса включены. Началась заправка окислителем. Проходят 120 секунд, гаснет транспарант «НС расторможены» (наполнительные соединения), и сразу же следует доклад А.Н. Любимова с одновременным включением тумблера на повторную стыковку наполнительных соединений к ракете.
    В чём причина? При достижении в заправочных коммуникациях рабочего давления из-за незначительной деформации металлорукава наполнительное устройство в соединениях захватов отошло на незначительную величину от заправочной горловины центрального блока, в результате чего произошел выброс компонента топлива. Затем давлением воздуха (после включения ЭПК А.Н. Любимовым) соединения захватов были поджаты к горловине ракеты, и выброс прекратился. Наблюдающий в перископ конструктор Е.Н. Лесновский докладывает, что ракета окутана непроницаемыми парами бурого цвета.
    «Остановить заправку», - командует А.И. Могила. Группа осмотра из пяти человек во главе с испытателем И.Ф. Антроповым, надев защитные костюмы и изолирующие противогазы, сначала медленно, а затем решительно подошла к РН и опустилась на площадку обслуживания для осмотра. Вернувшись через 25 минут, И.Ф. Антропов доложил: «Место выплеска окислителя - наполнительное соединение в линии заправки бака второй ступени; все двигаели первой ступени носителя снаружи чистые; пневмо -, гидро- и электрокоммуникации наземного оборудования с ракетой внешних повреждений не имеют». Если бы А.Н. Любимов задержался с выдачей команды хотя бы на секунду, то, вероятно, РН была бы выведена из строя. И пуск не состоялся бы. Оперативность и знание техники для испытателя означают многое.
    Председатель Госкомиссии А.Г. Захаров и члены Госкомиссии В.Н. Челомей, В.П. Глушко с группой специалистов пожелали лично осмотреть место пролива окислителя. При повторном, более детальном осмотре с их участием было обнаружено разрушение хлорвиниловой защиты кабельной трассы двух двигателей и повреждение лакокрасочного покрытия насосных станций и рулевых машин первой ступени. Предохранить двигатели помогло то, что люки на двигательных установках по решению В.П. Глушко были прикрыты для уменьшения попадания в отсеки пыли в процессе заправки. В дальнейшем заправка обоими компонентами прошла успешно. 3 часа 3 минуты местного времени, до пуска осталось 30 минут.
    Идет набор предстартовой готовности… и вдруг отбой по неготовности датчика регулятора скорости. Срочно вызываются специалисты. Титаренко и Загребин облачаются в защитную одежду и изолирующие противогазы. Ночь не принесла прохлады: стоит та же жара, что и днем, около 40 градусов. Титаренко и Загребин поднимаются по башне к приборному отсеку, внизу - загазованная территория. Обливаясь потом (в обуви столько воды, будто форсировали речку), изнемогая от жары в защитных костюмах, испытатели добрались до прибора. Вскрыли 46 винтов люка. Отсоединили кабельную сеть. Наконец, прибор в руках, теперь скорее на землю, где следует его проверка. Затем всё в обратном порядке. Работали испытатели и конструкторы хладнокровно, как и подобает испытателям. В бункере все это время ждали окончания работ. На пусковом столе находится заправленная ракета, а это рискованно и опасно. И вот прибор на месте, люк закрыт, отводится башня.
    Готовность 30 минут к пуску - и снова отбой. Сказывается несовершенство схемы набора готовности. Совместными усилиями находится путь к решению вопроса, но для этого снова нужно снять прибор и привести его в исходное положение. Опять повторяют свой подвиг Титаренко и Загребин.
    В 14 часов 16 минут московского времени 16 июля 1965 г. ракета-носитель «Протон»  взлетает и выводит на орбиту искусственного спутника Земли космическую станцию «Протон-1», имевшую по тому времени рекордный вес 12 тонн. Испытатели более суток на ногах. Радио сообщает радостную весть: «На орбите тяжелая космическая станция «Протон». Это был подлинный переворот в исследовании и использовании космоса».
    Из книги «Байконуру – 50» История космодрома в воспоминаниях ветеранов».
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"