103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

О ТРАГИЧЕСККОЙ СТРАНИЦЕ В ИСТОРИИ КОСМИЧЕСКОГО ФЛОТА

02.12.2015

Вспоминает Ветеран Космических войск Бугаев  Вячеслав  Тимофеевич

    С первой половины 90-х годов у граждан России заметно упал интерес к собственным успехам в освоении космоса. А не так давно мы гордились этими успехами. Правда, тогда у нас на страницах газет, как правило, освещалась лишь парадная сторона космических будней.
     Хочу напомнить о трагическом моменте в истории космических полётов.  Исполнилось более 40 лет со дня гибели экипажа космического корабля «Союз-11» в составе: Г.Т.Добровольского, В.Н.Волкова, и В.И.Пацаева.

     Мне приходилось принимать участие в обеспечении не одного десятка космических экспериментов, как с необитаемыми, так и с пилотируемыми космическими аппаратами. Многое уже стёрлось в памяти, но незабываемым остался космический полёт «Союза-11».
     Весной 1971 года нам, сотрудникам Службы космических исследований Академии наук СССР,  предстояло выйти в первый рейс на научно-исследовательском судне (НИС) «Академик Сергей Королёв» (АСК). Начальником экспедиции был назначен И.Н.Поздняков.
     17 марта мы покинули причал порта Одессы и взяли курс на Кубу. В конце марта прибыли в Гавану. В советской печати сообщалось о том, что нам предстоит работа по пилотируемым космическим аппаратам серии «Союз» в Северной Атлантике. Мы тщательно готовились к предстоящей работе, не забывая при этом и отдыхать в кубинских портах. Подробностей о первых проведённых нами работах, к сожалению, не помню. Но достоверно могу сказать, что до конца мая 1971 года мы приняли участие в обеспечении полёта космического корабля «Союз-10».
     Примерно за неделю до старта космического корабля «Союз-11» мы зашли в канадский порт Галифакс. 1-го июня 1971 года в местной канадской газете появился снимок нашего судна «Академик С.Королёв». Как раз в этот день Георгий Добровольский, командир экипажа готовящегося к старту космического корабля «Союз-11», за пять суток до своего первого космического полёта отмечал последний в своей жизни день рождения.
     Незадолго до старта «Союза-11» была выведена космическая научная станция «Салют», намечалась стыковка корабля «Союз-11» со станцией «Салют».
     Приблизительно за сутки до старта «Союза-11» «Академик С.Королёв» бросил все три якоря на Ньюфаундлендской банке, в нашей рабочей точке, неподалёку от острова Сейбл. Нам предстояло измерять параметры орбиты пилотируемого космического корабля, принимать с него телеметрическую информацию, передавать на борт корабля необходимые команды (в том числе и на коррекцию орбиты), обеспечивать связь космонавтов с Центром управления полётами (ЦУП).
     Траекторную и телеметрическую информацию мы должны были передавать в ЦУП в темпе приёма.
     Старт космического корабля «Союз-11» с тремя космонавтами на борту состоялся 6 июня 1971 года. Хорошо помню его космический позывной – «Янтарь» (у ЦУП постоянный позывной – «Заря»).
     В экспедиции чувствовался эмоциональный подъём: нам первым предстояло участвовать в испытании космического комплекса – орбитальной станции «Салют» и транспортного корабля «Союз-11».
     На вторые сутки полёта, 7 июня 1971 года, командир корабля Г.Добровольский причалил космический корабль «Союз-11» к станции «Салют». Произведя стыковку, космонавты перешли в помещение станции – спутника Земли. Начался полёт, в котором была поставлена задача, превысить прежний мировой рекорд длительности пребывания человека в космосе, принадлежавший Андриану Николаеву (18 суток).
     Это было началом нового этапа в исследовании Вселенной – этапа обитаемых долговременных станций, космических «баз», с создания которых К.Э.Циолковский предполагал начать завоевание околосолнечного пространства.
     Космонавт Г.Добровольский, В.Волков и В.Пацаев стали первыми людьми, поселившимися в «космическом доме». Помню, как с нашего судна поздравляли с днём рождения космонавта Виктора Пацаева (19 июня, за одиннадцать дней до его гибели). А потом, когда пошли 19-е сутки полёта, «Янтарей» поздравили с новым рекордом длительности пребывания человека в космосе.
     Всё шло по плану. Интенсивная работа была и на борту космического комплекса и у нас, в лабораториях НИС «Академик Сергей Королёв». Космонавты испытали все системы станции «Салют», провели важные научно-технические и медико-биологические исследования, выполнили навигационные и астрономические эксперименты, возможные только за пределами атмосферы.
     Коллективы экспедиции и экипажа трудились круглосуточно, не жалея сил. Смешались понятия «день» и «ночь». Люди буквально валились с ног от постоянного недосыпания, проводя по 5 – 7 витков каждые сутки. В минуты короткого отдыха их не могли разбудить даже слишком частые и громкие гудки судна, подаваемые в целях безопасности в непроглядном густом тумане.
     На последнем «витке» с нашего судна «Янтарям» пожелали мягкой посадки. Сотрудники экспедиции и экипажа облегчённо и удовлетворённо вздохнули, почувствовав, как с их плеч свалился груз. Всё было сделано как надо. В успешном выполнении программы полёта была и наша заслуга.
     Как всегда, ожидали из ЦУПа оценку экспедиции по завершающемуся витку. Почти всегда эта оценка была у нас отличной. Особенно хвалил нас ЦУП за точность траекторных измерений. Они были эталоном даже для наземных стационарных измерительных пунктов. В этом была главная заслуга технического руководителя измерительного комплекса судна, молодого талантливого инженера Ю.А.Ганивцева, «выжимавшего» из нашей отечественной аппаратуры всё, на что она была способна.
        И вот на очередной запрос с судна об оценке, впервые за 24-ро суток из ЦУПа нам ответили: Подождите! Сейчас не до Вас! Через некоторое время нам сообщили, что при спуске произошла разгерметизация спускаемого отсека космического корабля, в нём резко упало давление, что привело к практически мгновенной смерти трёх космонавтов – Г.Добровольского, В,Волкова и В.Пацаева. Поисковая группа после открытия люка обнаружила неподвижно сидящих в своих рабочих креслах космонавтов.
     Нам не хотелось верить в случившееся. Теперь, в наши дни, мы уже привыкли к частым сообщениям о гибели довольно известных людей. А тогда каждый из нас переживал гибель космонавтов как своё, личное горе. Там, в океане, была ещё глубокая ночь, а в Москве уже наступало утро. В шесть часов по московскому времени из сообщения ТАСС весь мир узнал о гибели советских космонавтов. Но нам по-прежнему в это не верилось.
     Нас с космонавтами связывали не только космические будни. Казалось, что ещё вчера Владислав Волков ходил по лабораториям нашего судна, когда он вместе с Валерием Быковским и Ниной Ивановной Королёвой, вдовой прославленного конструктора С.П.Королёва, прибыл на Николаевский кораблестроительный завод для участия в торжественной церемонии передачи судна «Академик Сергей Королёв» Черноморскому пароходству. Было это 26 декабря 1970 года. Сохранился снимок в газете «Южная правда» г.Николаева с автографами В.Волкова и его спутников, на фотографии НИС «Академик С.Королёв» (газета вышла 27.12.1970г.).
     После трагического полёта «Союза-11» в самом конце июня 1971 года мы покинули рабочую точку. Зайдя на короткое время в порт Галифакс, мы взяли курс на Кубу. Какое-то время все мы были буквально подавлены случившейся трагедией. На переходе Галифакс – Гавана наш корабельный комплекс спутниковой связи принимал телевизионную передачу из Москвы. Мы смотрели прямую трансляцию похорон космонавтов на Красной площади. Это были траурные, скорбные минуты не только для нас, но и для всей Великой Страны.
     Заход в гостеприимный порт Гавану не принёс нам на этот раз той радости, которую мы испытывали раньше, предвкушая отдых на экзотических пляжах и в экскурсиях по достопримечательным местам кубинской столицы.
     Шок от этого трагического полёта был настолько ощутим, что у нас на долгое время были отложены пилотируемые космические полёты. Велись существенные доработки транспортного корабля «Союз», в том числе и системы безопасности экипажа при спуске с орбиты.
     Полёты «Союзов», теперь уже с двумя космонавтами на борту, возобновились лишь осенью 1973 года. Мои личные переживания, связанные с гибелью экипажа «Союза-11», во время пребывания в Гаване в первой половине июля 1971 года, вылились в стихотворные строки, которые я привожу ниже.

                                          Холодным мартом проводила нас Одесса,
                                          А Куба встретила тропическим дождём.
                                          О нашем рейсе сообщила пресса
                                          И что на Север мы (в Атлантику) пойдём.
               Пять суток хода к берегам Канады.
               Прощай, Гавана! Не забыть нам тёплых встреч!
               Мы спешим, торопимся и надо
               Нам тропик Северный к рассвету пересечь.
                                           И вот мы в точке, день и ночь в работе,
                                          Сверяем даты по количеству «витков»,
                                          В который раз уж в длительном полёте
                                          «Союз» над нами и на связи «Королёв».
                Хоть и назойливы гудки в тумане.
                 Мы к ним привыкли, даже спим, не видя снов.
                 Но мы ведь здесь на вахте, в океане,
                 И вот «Янтарь» уже докладывает вновь:
                                          «Заря!» Всё в норме на борту. Порядок!
                                          Готовность к спуску проверяется сейчас».
                                          Мы понимаем, труд ребят не сладок
                                          И что теперь им там конечно, не до нас.
                 Судьбы дорога! Не всегда ты гладка.
                  И вот пошли катастрофически дела:
                  Никто не ждал жестокой неполадки,
                  Но приземлились бездыханные тела.
                      Финал трагичный уж бывал, порою.
                                          Ведь и для нас непредсказуема беда.
                                          Но в этот раз погибли сразу трое –
                                          Такого раньше не случалось никогда.
                    В реальность эту нам поверить трудно.
                    Таской и болью отозвалось сердце вдруг,
                    А утром точку покидает судно,
                    И мы берём от Галифакса курс на Юг.
                                            Звучит в тумане наш гудок прощальный.
                                           Пять суток хода до Гаваны – впереди.
                                           А вот и порт.    Но в суете причальной
                                           Мы прежней радости не чувствуем в груди.
                     Ведь Добровольский, Волков и Пацаев
                    Остались в памяти, волнуют душу вновь
                    Их имена пусть светом звёзд мерцают,
                    Живут в названиях «космических судов»!

          Прошли годы после того трагического полёта. Родина не забыла подвиг отважных покорителей космоса. Их именами названы астероиды в созвездии Льва, улицы и школы во многих городах страны, научно-исследовательские суда Академии Наук СССР, которые более 15-ти лет несли свою космическую вахту в различных широтах Мирового океана.
     К сожалению, с «развалом» Советского государства стал «разваливаться» и его космический флот. Участь быть разобранными на металлолом постигла не только уникальные «космические» суда: «Космонавт Юрий Гагарин», «Академик Сергей Королёв», «Космонавт Владимир Комаров», но и их «младших братьев»: «Космонавт Павел Беляев», «Космонавт Владислав Волков», «Космонавт Георгий Добровольский». Лишь одно судно «Космонавт Виктор Пацаев», сохранилось в том виде и качестве, в котором оно вошло в состав космической флотилии СССР. Оно пришвартовано к стенке Музея мирового океана, на Набережной Петра Великого, в г.Калининграде и изредка привлекается к работам по обеспечению полёта Международной космической станции, не выходя в море. В нескольких помещениях судна заботливыми руками замечательных женщин: директора Музея мирового океана Сивковой С.Г. и её заместителя – Хабидовой И.С. в нескольких помещениях судна открыта выставка по космической тематике. Так живой экспонат, корабль науки, превращён в музей-памятник космонавту Виктору Пацаеву и нашему Морскому космическому флоту.
     Трагический финал полёта «Союза-11» в июне 1971 года с волнением вспоминают ветераны из руководящего состава экспедиции НИС «Академик Сергей Королёв», принимавшие непосредственное участие в обеспечении того  полёта: Поздняков И.Н. – начальник экспедиции, Феоктистов В.С. – зам.нач.экспедиции, Жидкин В.Ф. (ст.пом.нач.экспедиции), Заболонский Б.Д., Казорин А.Г., Николаев С.И., Рыбкин А.И., Рязанцев Ю.И., Шаповалов Г.Н. и автор этих строк.

Ветеран Морского Космического флота  Бугаев Вячеслав Тимофеевич.
.

  • Памятные даты


  •      

    Май 2017


    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31 1 2 3 4
Труженики космоса,© 2010-2013
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"