103160, г.Москва, ул. Профсоюзная, д.84/328(499)794-83-06

К 100-летию ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА МАКСИМОВА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА

30.08.2023

   Ветераны Космических войск почтили память генерал-полковника МАКСИМОВА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА, Героя социалистического труда, Лауреата Ленинской и Государственных премий, которому 29 августа исполнилось бы 100 лет. В НИИ КС, носящем его имя состоялись торжественные мероприятия, посвященные знаменательной дате, в которых приняли участие дочь Татьяна Александровна, Макаров М.И.- директор НИИ КС им. А.А. Максимова, члены ЦС СВКВ, продолжатели его дела: Власюк В.М., Гусев Ю.Г., Шарипов В.Р., Латанов В.М. и др., молодые офицеры и юнармейцы. 30 августа на Кунцевском кладбище состоялся торжественный митинг и возложение цветов на могилу Александра Александровича. В тот же день мероприятие продолжилось в г. Краснознаменске.
  В преддверии Юбилейной даты в редакцию Интернет-портала "Труженики космоса" поступили материалы от сослуживцев и коллег А.А. Максимова.
  Предлагается ознакомиться с воспоминаниями о совместной службе и работе с ним Бакланова О.Д., Андронова Д.Г., Письменного Н.М., Буйновского Э.И., Исаева В.А., Кажарского В.В., Сорокина С.В., Шарипова В.Р., а также с рефератом курсанта ВКА им. А.Ф. Можайского Семянищева А.С., подготовленного под руководством Латанова В.М.
   Редакция продолжит принимать материалы от представителей разных ведомств и организаций, чтобы еще раз понять масштабность и значимость этой личности для нашей страны.



       ОЧЕРК БЫВШЕГО МИНИСТРА ОБЩЕГО МАШИНОСТРОЕНИЯ СССР  БАКЛАНОВА 
           ОЛЕГА ДМИТРИЕВИЧА ИЗ ЕГО КНИГИ КОСМОС-МОЯ СУДЬБА.

   Хочется  погрузиться в раздумья о замечательном человеке - Александре Александровиче Максимове. Но сначала вспомню о главных заслугах генерал-полковника, лауреата Ленинской и Государственной премий. Его назначение в 1979 году начальником ГУКОС пришлось на период, когда роль и место систем и средств космического вооружения в обеспечении повседневной деятельности Верховного командования, а также всех видов и родов Вооруженных Сил значительно возросли. Это требовало создания более совершенных и, соответственно, более сложных образцов космической техники, значительной интеграции решаемых задач в каждом создаваемом образце. Его преданность космосу, доходившая порой до фанатизма, его глубокое знание каждой космической системы вплоть до мельчайших подробностей ее создания, применения, особенностей эксплуатации, хранения просто поражала. Но он считал это необходимым условием продуктивной, полезной работы и такого же дотошного знания добивался от своих подчиненных. На заседаниях Совета командования, когда обсуждался какой-либо проблемный вопрос, А.А. Максимов стремился довести его, что называется, до последнего винтика. Расходились, как правило, ближе к полуночи. Максимов демонстрировал пренебрежение к бытовавшей модели рассмотрения проблем в кругу военных, когда старший по званию и должности задавал интонацию в разговоре, и ей должны были беспрекословно подчиняться. Ему нужен был творческий спор. К заседаниям Совета командования все участники готовились весьма серьезно, но ведь важно расщепить проблему. А.А. Максимов всегда ставил вопросы, которые, в сущности, стимулировали творческий поиск новых принципов боевого применения и эксплуатации, уточняли требования к вновь создаваемым космическим средствам. Глубокая, неординарная личность А.А. Максимова как военачальника ярко проявилась на этих совещаниях не только в охвате проблемы и скрупулезном знании предмета, но и в доброжелательном, даже поощрительном отношении ко всем попыткам творческого поиска, грамотной критике независимо от должности и воинского звания, в интересе к человеческому, житейскому аспекту жизни на объектах.
Каждое заседание Совета командования становилось событием, широко обсуждавшимся во всех организациях ГУКОС, всех частях запуска и управления, научно-исследовательских организациях. Между тем сам А.А. Максимов считал объем своих знаний в области военного искусства, особенно оперативного, недостаточным. Он сожалел, что не пришлось пройти обучение в Академии Генерального штаба, и всячески старался ликвидировать этот кажущийся ему пробел путем самостоятельного изучения специальной литературы, анализа практических результатов проводимых крупномасштабных учений Министерства обороны с привлечением космических сил и средств. Объективно же уровень его компетенции в этих вопросах был достаточно высок, что подтверждается, например, результатами проверки комиссией Генерального штаба. Доклад А.А. Максимова Министру обороны и начальнику Генштаба по учению "Центр" с анализом оперативной обстановки и предложениями по применению космических сил и средств в современной войне получил высокую оценку и был использован при уточнении роли и места космических средств в системе стратегических действий Вооруженных Сил. Его борьба, по-другому назвать нельзя, велась за централизацию создания и применения космических сил и средств в интересах всех видов и родов ВС. Эта проблема возникла сразу же после выхода ГУКОС из-под непосредственного подчинения Ракетным войскам стратегического назначения. Была попытка со стороны главкома ВВС Маршала авиации Ефимова оспорить целесообразность столь странных, на его взгляд, изменений. Она базировалась на утверждении, что главный девиз авиации  летать быстрее и выше, а это космос и космические скорости, поэтому ГУКОС должен быть в ВВС. Но аргументы маршала были отвергнуты. В космосе не летают, там аппараты движутся по законам небесной механики. Авиация же использует законы аэродинамики. Далее, космос – прежде всего средство Верховного командования и всех видов и родов войск. Более сложно обсуждался вопрос об объединении с войсками ПВО. Главными здесь были аргументы, что в ПВО сформирован род войск ракетно-космической обороны, в составе которого – Центр контроля космического пространства, Космическая система предупреждения о ракетном нападении со своей системой и центром управления. Объединение с ГУКОС позволяло бы более эффективно использовать космические системы и комплексы и обеспечивало бы единство ответственности за новую сферу вооруженной борьбы. В ответ на это А.А. Максимов смело, убедительно и в итоге успешно доказал, что здесь нет ничего нового, что такое объединение приведет к узковедомственному подходу в развитии космоса, который уже был пережит в рамках Ракетных войск стратегического назначения. Космическая деятельность значительно шире задач, стоящих перед ПВО. Это и разведка в глобальном масштабе, и связь, и навигация, и обеспечение запусков космических аппаратов народно-хозяйственного и научного назначения и управления ими. Реальная угроза над ГУКОС нависла тогда, когда четыре главкома – РВСН, ВВС, ПВО, ВМФ – подписали письмо о необходимости фактического раздела ГУКОС. РВСН готовы были взять на себя запуск космических аппаратов, подчинить себе все космодромы, ПВО – орбитальную группировку, за исключением космических аппаратов, обеспечивающих Военно-Морской флот, а ВВС – Центр подготовки космонавтов и в перспективе авиационно-космические системы. При подготовке к этому совещанию А.А. Максимов очень надеялся на союзников по сохранению ГУКОС в центральном подчинении начальника ГРУ ГШ, рассчитывал и на поддержку начальника войск связи генерал-полковника Кобеца, с которым он провел предварительную встречу. Нужно сказать, что и по положению, и по воинскому званию А.А. Максимов был не в лучшем и даже не в равном положении, поэтому его принципиальная позиция несогласия с такими предложениями в случае их принятия, безусловно, обернулась бы не только ликвидацией ГУКОС, но и личными неприятностями. В ходе совещания, которое вел маршал С.Ф. Ахромеев, случилось непредвиденное: после выступления главкомов, изложивших свои позиции, было предоставлено слово генерал-полковнику Кобецу. Он неожиданно, вопреки изложенному ранее во время упомянутой встречи с А.А. Максимовым мнению, поддержал предложение главкомов и предложил передать ему всю орбитальную группировку КА связи. На этом фоне состоялось выступление А.А. Максимова, уверенным тоном продолжавшего доказывать необходимость сохранить ГУКОС, чтобы гарантировать его дальнейшее развитие.      Он говорил, что идет освоение новой сферы противоборства, которая уже в ближайшем будущем может оказать существенное влияние не только на ход, но и на исход войны. Особенно возрастет роль космоса для обеспечения действий Верховного командования, и Генерального штаба, и всех видов и родов войск. Космические средства дорогие, недопустимо их создавать для решения лишь узковедомственных задач. Самое же главное: если есть сфера, а в будущем это, скорее всего, особый специфический театр военных действий, то должен быть и единый ответственный за нее. Выступление А.А. Максимова было поддержано министром Общего машиностроения (эту должность в то время занимал я). Пришлось особенно подчеркнуть нежелательность появления нескольких заказчиков космической техники. Позицию А.А. Максимова занял и заместитель министра обороны по вооружению генерал армии В.М. Шабанов. Решение, принятое маршалом С.Ф. Ахромеевым, никаких кривотолков не допускало: ГУКОС сохранить и всячески ему помогать в решении выполнения постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР по программе противодействия СОИ, где ГУКОС отводилась головная роль.
  Вновь созданному ГУКОС МО предстояло обеспечить развитие космического вооружения, предусмотренного второй программой на 1971–1980 годы, и эффективное его применение. В начале 1979 года скоропостижно скончался генерал-полковник А.Г. Карась. Начальником ГУКОС МО был назначен А.А. Максимов. В этой должности он работал до 1989 года – увольнения в отставку. Вершиной его деятельности в этот период был запуск 15 ноября 1988 года ракетно-космической системы «Энергия–Буран». Отвечая на вопросы корреспондента журнала «Авиация и космонавтика», генерал-полковник А.А. Максимов заявил: «Эта победа заложена многолетним трудом всего советского народа». Он сравнил запуск «Бурана» с запуском первого искусственного спутника Земли по их значимости. «Чтобы понять это, надо, пожалуй, сказать несколько слов о переломном периоде, который сейчас наступает в космонавтике, и о роли «Бурана» в нем. Сегодня как никогда ранее близки к практической реализации вещие слова К.Э. Циолковского: «Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет все околосолнечное пространство...» Развитие производительных сил достигло сейчас такой стадии, когда стало возможным говорить о выносе в космос ряда энергетически емких технологий и экологически вредных производственных процессов, об использовании космоса для получения энергии и других перспективных технологий. Решение названных и подобных им задач связано с функционированием надежных и эффективных транспортных многоразовых ракетно-космических систем и постоянно действующих орбитальных станций. Сейчас это станции типа «Салют» и «Мир», а в последующем – крупные орбитальные конструкции с развитой транспортной системой «Земля-космос» и «космос-Земля». Глубоко осознавая значение космических транспортных средств, А.А. Максимов большое внимание уделял перспективам их развития. Так, он активно поддерживал предложения доктора технических наук О.В. Гурко, более детально разработанные выдающимися генеральными конструкторами академиками В.М. Мясищевым и Н.Д. Кузнецовым, нового одноступенчатого полностью многоразового, горизонтального взлета и посадки аппарата типа МГ-19, даже в условиях, когда шла реализация проекта космической системы «Энергия–Буран». Александр Александрович доложил об этом проекте министру обороны Маршалу Советского Союза Д.Ф. Устинову, который одобрил это направление развития космических средств. Однако начавшаяся «перестройка», переход к так называемым рыночным отношениям не только не позволили осуществить реализацию этого проекта, но и нанесли трудно поправимый ущерб блестящим результатам страны, полученным до «перестройки» в освоении космического пространства. Он всегда стремился к тому, чтобы все новейшие достижения в области науки, развития технологий и техники были широко использованы для освоения новой сферы деятельности человека – космоса, писал: «Я за трезвый научный анализ, вдумчивый, аргументированный... Возможны и многие другие формы существования материи, которых мы не знаем, возможны и неизвестные нам поля взаимодействий и излучений, возможно, есть способы превысить скорость света. Все возможно, но... Будем расширять наши знания, кропотливо работать и не играть на «доверчивости к чудесам». А.А. Максимов еще многое мог сделать для укрепления могущества Вооруженных сил, освоения новой сферы деятельности человека – околоземного космического пространства, делу которого он отдал более сорока лет активной творческой деятельности. Но слишком много было отдано сил, и сердце не выдержало сверх нагрузок. И биться оно перестало, не когда он отдыхал, а когда торопился на работу, 12 октября 1990 года, на 68-м году жизни».



                              Х Х Х


       ОЧЕРК ГЕНЕРАЛА - МАЙОРА АНДРОНОВА ДМИТРИЯ ГРИГОРЬЕВИЧА, БЫВШЕГО
               НАЧАЛЬНИКА 3-ГО УПРАВЛЕНИЯ ГУКОС МО.

     (Очерк был написан и опубликован в Еженедельной городской газете
          «Импульс»  г.Краснознаменска в августе 2003 года.)


   А.А. Максимов в памяти ветеранов сохранился как талантливый организатор, высоко требовательный начальник, человек, глубоко переживающий за интересы дела, энтузиаст, широко эрудированный специалист. Это не трафаретные фразы, а личные впечатления, основанные на длительном периоде совместной работы. Заслуги Александра Александровича в области развития космической техники в полной мере были оценены руководством Министерства обороны и Правительством: в 1968г. ему была присвоена Государственная премия СССР;     в 1979г. -  Ленинская премия; в 1984г. стал Героем Социалистического Труда. Александр Александрович награждён двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны I ст., четырьмя орденами Красной Звезды и многими медалями.
  Впервые я познакомился с А.А. Максимовым в 1956 году на полигоне Капустин Яр. Он тогда был подполковником, возглавлял группу офицеров 3 Управления Начальника реактивного вооружения и военных представителей и был секретарём Государственной комиссии по испытаниям ракеты М5РД. Несмотря на ответственную и беспокойную обязанность секретаря Государственной комиссии, он находил время общаться с нами, молодыми офицерами, входящими в его группу. В выходные дни он организовывал коллективные поездки на отдых, рыбалку, что в то время было весьма проблематичной задачей (получение автомашины, получение разрешения на выезд за пределы гарнизона от начальника полигона и т. д.). А.А. Максимов был душой компании: песни, пляски, уха, анекдоты, шутки – всё это он инициировал, поддерживал и одобрял. Каких-либо инцидентов, связанных этими поездками, никогда не было. После отдыха мы с удвоенной энергией принимались за работу. При беседах со мной Александр Александрович часто вспоминал то время. Наши тёплые отношения с тех пор сохранились до конца его жизни. Мне хочется подчеркнуть его заботливое отношение к подчинённым.
  Будучи первым заместителем Начальника Главного управления космических средств МО, А.А. Максимов в течение длительного времени возглавлял жилищную комиссию Главка. За это время большое количество офицеров и служащих центрального аппарата и военных представительств получили квартиры. Для решения этого вопроса требовалось приложить немало усилий как в КЭУ МО, так и в Моссовете и его депутатской комиссии, где очень придирчиво и нередко предвзято относились к каждой кандидатуре на получение квартиры.   Александр Александрович был очень увлекающимся человеком. Его хобби было изучение загадок природы: НЛО, тонкая энергия, торсионные поля, происхождение человека, нетрадиционные методы лечения, новые направления лечения в традиционной медицине. В 1990г. меня познакомили с руководителем перспективной лаборатории в Институте медико-биологических проблем – доктором медицинских наук Т.Я. Рябовой, которая освоила метод иридодиагностики заболеваний человека и метод компьютерного анализа функционального состояния внутренних органов человека. Каково же было моё удивление, когда она сказала, что А.А. Максимов у неё уже был. Проходил тестирование и очень ей понравился как специалист и широко образованный человек.      В 1987г. А.А Максимов защитил кандидатскую диссертацию, и ему была присуждена учёная степень кандидата технических наук. Следует отметить, что эту диссертацию он написал самостоятельно без помощи «учёных мужей», правда, писал её очень долго.
  В 1986г. на базе ГУКОС МО и частей космического назначения было создано Управление Начальника космических средств МО. Его первым начальником (как мы говорили – Командующим) был назначен генерал-полковник А.А. Максимов. С этого момента Александр Александрович стал уделять большое внимание Центру КИК. Постоянное взаимодействие с начальником Центра КИК генерал-лейтенантом Шлыковым Н.Ф. Обсуждение и принятие решений по наиболее острым и актуальным вопросам жизни и деятельности войск: боевое применение космических средств, жилищное строительство (особенно в Галицыно-2), развитие и совершенствование структуры и методов управления космическими аппаратами и войсками, а также организационной структуры Центра и подчинённых ему частей. А.А. Максимов лично знакомится с жизнью и деятельностью большинства НИП, судов ОМКИК и ТОГЭ-5. С начальниками Центров генерал-майорами Доховым М.Т. и Крыловым Б.Н. обсуждался состав и состояние орбитальной группировки, необходимость её восполнения и поддержания в работоспособном состоянии. Довольно часто Александр Александрович посещал подмосковный НИП-14.
   Однако следует признать, что лейтмотивом всей деятельности А.А. Максимова в частях космического назначения, можно сказать его заветной мечтой, было создание Космических войск как самостоятельного рода войск Вооружённых Сил. Много сил, энергии и здоровья затратил он для решения этой задачи. Насколько я помню, на большинстве Советов Командования УНКС в той или иной манере обсуждались эти вопросы. Что надо сделать, чтобы поднять эффективность космических средств для решения военных задач, какие полезные нагрузки установить на космические аппараты для этих целей, как повысить надёжность функционирования орбитальной группировки и её устойчивость при противодействии возможного противника? Эти проблемы отрабатывались на всевозможных учениях, рассматривались в научно-исследовательских работах 50 ЦНИИ КС. Вспоминается , сколько нареканий было за недостаточно высокий уровень НИР в адрес руководства 50 ЦНИИ КС генералов Мещерякова И.В., Алексеева Э.В., Борчева М.А., Медведева В.М. И все мы знаем, что эта мечта нашего командира сбылась, хотя и с большими трудностями, но сбылась!     
  Последний раз я встречался с А.А. Максимовым 29 августа 1990г. на его даче в день его рождения. Собрались там его сослуживцы, было не менее 30 человек. Александр Александрович с гордостью показывал нам, как он обустроил свою дачу. Дача у него была старинная, двухэтажная, небольшая. За несколько месяцев после ухода в отставку он оборудовал комнату на втором этаже как музей. Разместил там все свои награды, почётные грамоты, награды Федерации космонавтики, фотографии, альбомы, различные сувениры и подарки. Мы с большим интересом рассматривали представленные экспонаты, а хозяин давал необходимые пояснения. Чувствовал он себя прекрасно, был полон сил, энергии, строил планы дальнейшей работы, радовался успехам бывших сослуживцев. А через 1,5 месяца его не стало. Утром по дороге на работу отказало сердце. Помощь врачей не понадобилась. Через несколько месяцев после смерти сгорела его дача со всеми наградами и архивными материалами.     
   В процессе подготовки этого материала я разговаривал с заслуженным человеком, доктором военных наук, профессором, заслуженным деятелем науки РСФСР, лауреатом Государственной премии СССР, генерал-майором Борчевым Михаилом Андреевичем. Он учился с А.А. Максимовым ещё в специальной школе, сидел с ним за одной партой, а в последующие годы они сохраняли дружеские отношения. Он c большой теплотой отозвался о своём друге, отметил, что ещё в те годы А.А. Максимов отличался своими незаурядными способностями, инициативностью, деловитостью, трудоспособностью, честностью, бескорыстием и был даже избран секретарём комсомольской организации. Как сказал М.А. Борчев, «...мы ещё не знаем, какого человека потеряли».     
   Память о генерал-полковнике Максимове Александре Александровиче увековечена названием его именем улицы в г. Ленинске (Байконур). В Краснознаменске его именем названа площадь и установлена мемориальная доска на здании штаба Главного испытательного Центра. Благодарная память о генерал-полковнике Максимове Александре Александровиче навсегда сохранится в сердцах ветеранов Космических войск.


                             Х Х Х


       О ВСТРЕЧАХ И СОВМЕСТНОЙ СЛУЖБЕ С АЛЕКСАНДРОМ АЛЕКАНДРОВИЧЕМ
      МАКСИМОВЫМ ВСПОМИНАЕТ ПОЛКОВНИК ПИСЬМЕННЫЙ НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ,
        БЫВШИЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА 1- ГО УПРАВЛЕНИЯ ГУКОС МО,
   ПОЧЕТНЫЙ ЧЛЕН ЦЕНТРАЛЬНОГО СОВЕТА СОЮЗА ВЕТЕРАНОВ КОСМИЧЕСКИХ ВОЙСК.


 О Максимове А.А. в настоящее время много написано, да и сам он, к счастью, успел оставить свои небольшие воспоминания. Из всего того, о чём мне довелось прочитать о А.А. Максимове, наиболее точно и по-человечески тепло написано в книге его близкого друга, соратника и сподвижника, бывшего министра Общего машиностроения СССР, секретаря ЦК КПСС, Героя Социалистического Труда Олега Дмитриевича Бакланова в подразделе «Недоверчивый к чудесам (А.А. Максимов)» книги «Космос – моя судьба». 
  Моё же активное служебное и просто человеческое общение с Александром Александровичем началось в середине 70-х годов прошлого столетия, когда были широко развёрнуты работы по созданию космических средств оптико-электронной разведки типа «Янтарь», по которым мы с Большаковым В. Г. были назначены ведущими специалистами. Максимов А.А., будучи заместителем начальника ГУКОС МО, курировал эти проекты. На этой основе он, по сути, сдружился с генеральными конструкторами ЦСКБ Козловым Дмитрием Ильичём и НПО «Элас» Гуськовым Геннадием Яковлевичем, головными разработчиками этих средств, что способствовало и нашему более эффективному выполнению поставленных задач. Многолетняя, около 20 лет, совместная служба в Главном управлении космических средств Министерства обороны СССР (затем преобразованного в Управление начальника космических средств) изобиловала большим количеством событий, фактов и частных эпизодов. В преддверии столетия со дня рождения Максимова А.А. в моей памяти вновь возникают картинки для меня значительные. Остановлюсь на некоторых из них.
  В соответствии с директивой Генерального штаба было принято решение в Научно-производственном объединении машиностроения в г. Реутове, возглавляемом генеральным конструктором Челомеем В.Н. организовать выставку средств космической техники военного предназначения для демонстрации высшему руководству Министерства обороны, правительственным органам и министерствам оборонных отраслей промышленности. Последовали необходимые распоряжения Генерального штаба, и в ГУКОС закипела работа. Выставке был придан статус государственной важности. Каждому подразделению, офицеру ГУКОС были поставлены конкретные задачи и сроки их выполнения. Общее руководство подготовкой и проведением выставки было возложено на Генеральный штаб (Главное оперативное управление, возглавляемое в то время генерал-лейтенантом Ахромеевым С.Ф.). На заводе в Реутове в одном из испытательных корпусов громадного размера наметили участки для размещения космической техники по тематической направленности. Ответственными от ГУКОС по этим зонам были: Карась А.Г., помощник Пивнюк В.А. – общий доклад по всей теме выставки, комплексы и аппараты разработки Челомея В.Н. и смежных предприятий; Максимов А.А., помощники Большаков В.Г., Письменный Н.М. – доклад по теме «Янтарь» разработки Козлова Д.И. и смежных предприятий; Максимов А.А., помощник Ульянов А.П. – доклад по теме «Зенит» разработки Козлова Д.И. и смежных предприятий; Шлыков Н.Ф., помощники Анненков Г.И., Кошкин А.Ю. – доклад по теме спутников связи разработки Решетнёва М.Ф. и смежных предприятий; Титов Г.С., помощники Исаев В.А, Медведков Ю.В. – доклад по комплексам в интересах ВМФ; Боков В.А., помощники Гурушин Н.Н., Стромский И.В. – доклад по ряду ракет-носителей; Харичев И.Е. – доклад по результатам фотографической разведки. Зоны и точки показа техники были обозначены на схемах. Началась интенсивная поставка и установка оборудования, а докладчики со своими помощниками приступили к работе над докладами. Время докладчикам отводилось строго в пределах 10-12 минут, только основному докладчику Карасю А.Г. предусматривалось около 35-40 минут. Сначала докладчики отнеслись к временным ограничениям без должного внимания, но уже первые тренировки под руководством Ахромеева С.Ф. с хронометром в руке расставили всё на свои места – никакая аргументация докладчиков по увеличению времени не возымела действия. Нам пришлось переписывать доклады по нескольку раз, укладываясь в 2-3 листа печатного текста. Большинство докладчиков со своими помощниками быстро отработали тексты своих выступлений, заучили наизусть (такие были требования) и в пределах отведенного времени могли чётко доложить на закреплённой точке выставки. Особенно отличались Шлыков Н.Ф. и Харичев И.Е., которые по-военному начинали и заканчивали доклады почти без запинки, остальные импровизировали. Титов Г.С. к тому же позволял ещё себе вольно прохаживаться между экспонатами и свободно жестикулировать указкой. Максимов А.А. на тренировках отклонялся от написанного текста, не укладывался по времени. Ахромеев С.Ф. строго пресекал вольности, требовал действовать по утверждённому сценарию. Мы с Большаковым В.Г. тексты переписывали с учётом поправок и новых мыслей Максимова А.А. несчётное количество раз. Накануне тренировки текст откорректировали, докладчик остался вечером его заучивать, утром перед выездом в Реутов Сан Саныч (так мы называли Максимова) вновь вносит изменения и, как результат, немного путается в тексте и не укладывается в отведенное время. Очередной раз приношу отпечатанную версию его доклада, читает и вдруг произносит: «Какой дурак такое написал?». Не моргнув глазом, достаю лист с личными правками Максимова А.А. на предыдущей версии, один к одному его рукой поправленной. Вопрос был задан прямой, напрашивался однозначный ответ, последовала пауза, потом смех и фраза: «Ну, ты и хитрый». Моя же хитрость заключалась в том, что я последовал совету мудрого генерала Фаворского В.В., который ранее дал мне практический совет: не уничтожать предыдущие поправки и пометки на листах проектов документов, ибо некоторые начальники имеют склонность отказываться от своих неудачных ранее высказанных замечаний или предложений.   
   Был случай, когда при докладе материалов к Совету обороны я  обратил внимание Максимова А.А., что нельзя соглашаться с поправкой начальника Генерального штаба Ахромеева С.Ф. в тексте одного из документов. Дело было так. Поехали в Генштаб втроём – Максимов А.А., Фаворский В.В. и я, сели за стол в кабинете маршала, я оказался между своими начальниками; присутствовали также генерал-полковник Колосов Спиридон Фёдорович – заместитель начальника вооружения Министерства обороны и генерал-майор Фомичёв Виктор Петрович – начальник направления ГОУ ГШ. Ахромеев С.Ф., читая текст очередной версии проекта постановления ЦК КПСС и СМ СССР, в одном из пунктов сделал поправки, которые существенно изменили с трудом достигнутое согласование текста между Министерством оборонной промышленности и Министерством электронной промышленности. Наклонившись к Максимову А.А., я шепотом стал говорить ему, что с такой поправкой придётся вновь идти к министрам, на что локтем мне в бок Сан Саныч дал понять – не суйся, сиди смирно. Ахромеев С.Ф. заметил наши движения и обратился ко мне: «А ты, полковник, не согласен? Александр Александрович, не мешай ему, пусть он скажет». Я объяснил, с каким трудом, с кем персонально этот текст был согласован – с двумя министрами Финогеновым П.В. и Шокиным А.И. Мои пояснения поддержал генерал-полковник Колосов С.Ф., который был у Ахромеева С.Ф. в авторитете, после чего текст пункта приобрёл первоначальную трактовку. Мне после доклада материалов Ахромееву С.Ф. Максимов А.А. сказал нечто подобную фразу – « А ты смелый, однако».
  Конечно, не могу не привести эпизод, связанный с Максимовым А.А. в часы досуга или отдыха, его манеру общаться с подчинёнными в такой обстановке. Как-то, мне повезло получить путевку в санаторий Фрунзенское в Крыму. Впервые я оказался на море в летнее время, к тому же в кругу сослуживцев во главе с заместителем начальника ГУКОС Максимовым А.А., которого я увидел совершенно другим, нежели на службе. В течение трёх недель наша компания под руководством Александра Александровича весело и интересно отдыхала в составе нескольких начальников отделов ГУКОС с жёнами кроме Башкирова Льва Павловича и меня. Также в нашем отряде практически всегда присутствовал Народный артист СССР, главный режиссёр Центрального театра Советской Армии Попов Андрей Алексеевич с женой, бывшей балериной. Санаторный отдых шёл строго по расписанию – утром подъём, физзарядка, водные процедуры, завтрак, у одних бальнеологические процедуры, другие на солнечный пляж до обеда, короткий дневной сон, спортивные игры (волейбол, теннис), ужин, поход в кино или на танцевальную площадку. Перед ужином или после – дегустация вин или других напитков. И так каждый день. Бывали поездки на экскурсию по памятным местам Крыма или на рыбалку. Заводилой и генератором идей в нашей компании, естественно, был Александр Александрович. Мне впервые довелось поближе узнать его во время внеслужебных отношений, когда он нас с Львом Павловичем называл просто по именам. На службе Максимов обращался по имени и отчеству к офицерам, с которыми длительное время служил, или к руководителям отделов и служб, к остальным офицерам, как правило, по фамилиям. А тут вдруг приятная неожиданность – обращение в такой простой, дружеской форме. Значительно позже мне многое стало понятным и объяснимым – многогранная, незаурядная, неординарная личность Максимова раскрывалась и становилась достоянием сослуживцев на протяжении многих лет общения. Случайные встречи или отдельные эпизоды не дадут полного представления об этом человеке, требовательном начальнике на службе и добром товарище в повседневной жизни. Вот и в санатории, как и на работе, он не упускал инициативу из своих рук. То мы едем на экскурсию, то на рыбалку, то в укромное место на берегу моря у Медведь-горы, где разрешается находиться только по согласованию с пограничниками, то идём на теннисный корт «болеть» за Попова А.А., играющего против Владлена Давыдова, тоже Народного артиста, отдыхающего в соседнем санатории. Каково мне?! Соприкоснуться с такими легендарными артистами – любимцами всего Советского Союза. Мне и во сне не могло присниться, что я буду в кругу знаменитых артистов, услышу под звон бокалов с вином их рассказы о театральных постановках и киноролях. И эта возможность состоялась благодаря Максимову А.А. Одна вылазка под Медведь-гору особенно запомнилась, да и сохранились фотографии её участников. Накупили фруктов, арбузов, вина и на нескольких лодках перебрались на пляж под горой Медведь. Тёплое море, жаркий солнечный день располагали к прекрасному отдыху. Разбились на две команды, поровну поделили в каждой команде женщин и мужчин, играли в водное поло. Затем пили вино, ели фрукты, арбузы, рассказывали анекдоты и байки. Закопёрщиками были наш Сан Саныч и Андрей Алексеевич Попов. Дни отдыха пролетели быстро, надо было возвращаться на службу.   
  Первые же встречи с А.А. Максимовым прошли в служебной обстановке так, будто бы и не было товарищеских отношений во время отдыха, по-прежнему он меня называет по фамилии, как бы забыл имя и отчество. Так продолжалось ещё пару лет. На одном из вечеров корпоративного отдыха (так сейчас называют такие мероприятия), который проходил в кинотеатре «Октябрь» на Новом Арбате, заиграла музыка вальса. Неожиданно к нам, я был с женой, подошёл Александр Александрович с незнакомой мне дамой, представился моей жене и предложил нам открыть вечер танцем. Причём предложил моей жене танцевать в паре с ним, а мне – с его дамой, галантно испросив моего согласия на такое партнёрство. Гораздо позже мне стал объяснимым манёвр А.А. Максимова: во-первых, в любой ситуации он хотел быть лидером, повлиять на развитие сценария: будь то служебное совещание или презентация по случаю чего-то; во-вторых, в компании не познакомиться с красивой женщиной – это не в его правилах… Ухаживать за дамами, дарить им цветы или презенты в дни рождения, в день 8 Марта равных конкурентов у Сан Саныча не было. Кстати, к поездкам в места отдыха, как правило, это были санатории Крыма и Сочи (за границу нас тогда не пускали), он готовился заранее, определял состав участников, которым помогал с санаторными путёвками. С Максимовым А.А. сохранились вполне товарищеские и доверительные отношения вплоть до скоропостижной, преждевременной его смерти. У него было столько планов и задумок, к реализации которых он приглашал ветеранов ГУКОС, среди которых была и моя персона.           
  Памятная встреча у нас состоялась на его торжественных проводах по случаю его увольнения из рядов Вооружённых Сил, на которые он меня и некоторых ветеранов ГУКОС лично пригласил, оказав мне честь и признание. Могу с гордостью и благодарностью сказать, что назначение меня на должности начальника отдела и заместителя начальника управления, представление к награждению государственным орденом и присвоению звания лауреата Государственной премии были санкционированы лично генерал-полковником Максимовым А.А.
 Последняя прижизненная наша встреча с Сан Санычем произошла в 1990 году на похоронах полковника Румянцева Николая Ивановича, на которой он предложил встретиться и поговорить о задуманных им проектах, а на следующий день неожиданно скончался по дороге на работу. Вечная память об Александре Александровиче Максимове останется в сердцах ветеранов Космических войск, неоценимая заслуга в создании которых принадлежит по праву этому поистине незаурядному и великому Человеку!


                                     Х Х Х

       " ДВАДЦАТЬ ЛЕТ МОИМ КОМАНДИРОМ БЫЛ ГЕНЕРАЛ МАКСИМОВ А.А.",
               ВСПОМИНАЕТ НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ГУКОС МО
                ПОЛКОВНИК БУЙНОВСКИЙ ЭДУАРД ИВАНОВИЧ.


 Наше «заочное» знакомство с Александром Александровичем Максимовым состоялось ещё в далеком 1961 году, 12 апреля на запуске Юрия Гагарина. Он тогда был в бункере с Сергеем Павловичем Королевым, а я, молоденький лейтенант, наблюдал этот исторический полёт с песчаного карьера площадки №2 космодрома. С лета 1970 года я – работник центрального аппарата в должности «старший инспектор» Отдела по контролю за работой военных представительств (ОКРВП), который непосредственно подчинялся Александру Александровичу Максимову, тогда еще генерал-майору, заместителю начальника ЦУКОС Минобороны. Так что для меня, майора, Максимов был слишком большое начальство, с которым я не имел непосредственно контактов. Правда, я и своего начальника отдела видел не часто, ибо не вылезал из командировок по городам и весям тогдашней нашей необъятной Родины, где располагались наши военные представительства. Когда я собрался перейти в тематическое управление, мой тогдашний начальник Козин Г.М. о чём-то «пошептался» с Максимовым А.А., и я ещё пять лет проработал в ОКРВП.
 И всё же где-то с 1980 года я – старший офицер, а затем - и заместитель начальника отдела уже в 1-м Управлении ГУКОС. Занимался я космической разведкой в интересах видов и родов войск наших Вооружённых Сил. По ходу своей работы мне приходилось взаимодействовать с «большими» военными начальниками ВС и даже «выходить» на отдельных министров нашего Совмина. А Максимов к этому времени уже – начальник ГУКОС, генерал-полковник, имел много наград, ему было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда. И все это вполне заслужено, ибо Александр Александрович требовательный командир, хороший организатор работы свих подчиненных и, пожалуй, во всём руководстве Минобороны не было специалиста, который бы знал ракетно-космическую технику так, как знал её Максимов.
 Его «конёк» досконально разобраться в работе того или иного агрегата, схеме ракеты-носителя или космического аппарата буквально до «мелочей»  клапана или реле. Особенно, если эти мелочи были связаны с аварийными ситуациями. Это не «генеральское» занятие (так мы, его подчиненные, считали) сохранилось у нашего командира, очевидно, ещё с тех времен, когда он начинал свою космическую карьеру в должности «военпреда» на фирме С.П. Королева. И вообще, это был очень эрудированный, технически грамотный и начитанный человек. Именно от Александра Александровича Максимова я впервые узнал о проблемах, связанных с неопознанными летающими объектами ( НЛО). Но и я тоже не стоял на месте. По-моему, из всего ГУКОС только у меня было учёное звание кандидат технических наук, мои статьи печатались в солидных журналах и даже за рубежом. В этой связи вспоминается такой случай. Где-то в конце 80-х годов прошлого столетия издательство «Машиностроение» решило издать солидную книгу (энциклопедию) «Космонавтика в СССР» и обратилось к А.А. Максимову с просьбой написать её заключительную главу. А кто у Максимова один из наиболее «писучих»? - Буйновский. Вот ему и поручим написать эту главу. Начальство действовало по известному тогда принципу: «Исполнитель пишет, а руководитель подписывает». Так оно и получилось. Конечно, написал я это заключение (черновик его где-то хранится в моём архиве). Видел эту книгу, красиво получилось. И, естественно, среди её авторов была только фамилия Максимова А.А.. В издательстве решили исправить этот казус и пообещали, что при переиздании книги среди её авторов появится и моё имя. Вот жду. Хотя давно уже нет СССР, да и наша космонавтика уже совсем не та.
 Летом 1987 года Максимов А.А. назначил меня на должность начальника головного отдела по МКС «Энергия – Буран», где «Энергия»  «тяжелый» носитель, а «Буран»  космический челнок. Это назначение вызвало много разговоров в среде офицеров ГУКОС. Многие считали (я и сам в начале был такого же мнения), были технически более грамотные претенденты на эту должность. Некоторые из моих коллег стали считать меня «любимчиком» генерала Максимова. Даже помнится, как Герман Степанович Титов иногда ворчал: «Ну, что ты ко мне пришел? Иди в кабинет напротив, к своему любимчику Сан Санычу». А мне кажется, всё было значительно проще. Просто на этом этапе готовились к лётным испытаниям (ЛКИ) «Бурана», ожидался приезд на космодром Госкомиссии в составе генералитета Минобороны и ряда министров. И Александр Александрович просто учёл мой предыдущий опыт работы и личные контакты с «сильными мира сего». Да, я жил на космодроме в «нулевом» квартале (привилегия, которую имели не многие из ГУКОС), но только затем, чтобы быть рядом с Максимовым и членами Госкомиссии. Я никогда не ходил с ними в сауну «нулёвки», и в апартаментах Максимова я не пил коньяк и «не гонял чаи». А командир на меня кричал, пожалуй, больше, чем на моих коллег (правда, без взысканий). Но личные отношения, конечно, были. За столько лет совместной службы! Моя память сохранила лишь пару моментов этих личных контактов с Александром Александровичем. Один из них, когда он в телефонном разговоре очень уж ласково ко мне обратился, типа: «Эдюша» (или что-то в таком роде). И второй раз, когда встал вопрос о моем преждевременном увольнении на пенсию. Я набрался смелости и позвонил ему в госпиталь (он там находился на профилактике). «Выйду – разберусь»,  сказал он. И разобрался. Ради меня Максимов собрал Военный совет, по решению которого я прослужил в ВС ещё целый год.     Я горжусь тем, что за 58 лет моего непрерывного трудового стажа я имел только двух работодателей – Министерство обороны СССР и Министерство иностранных дел. Я также горд тем, что из 35 лет моей службы в Вооружённых Силах СССР, почти 20 лет моим командиром был генерал Максимов А. А. В моих многочисленных «космических» наградах среди медалей Федераций космонавтики СССР и РФ Ю.А. Гагарина, Г.С. Титова, С.П. Королева есть и медаль, посвящённая А.А. Максимову. Я берегу её как добрую память о моём командире и просто замечательном Человеке!


                          Х Х Х

      ВОСПОМИНАНИЯ БЫВШЕГО ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАЧАЛЬНИКА 1-го УПРАВЛЕНИЯ
           ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОСМИЧЕСКИХ СРЕДСТВ
           ПОЛКОВНИКА ИСАЕВА ВИКТОРА АЛЕКСАНДРОВИЧА.
                                    

  29 августа 2023 года исполнится 100 лет генерал - полковнику Максимову Александру Александровичу,  Начальнику ГУКОС МО, внесшему неоценимый вклад в развитие  военной космонавтики, оказавшему непосредственное влияние на развитие космической отрасли  России, в поэтапном создании условий для формирования космических средств и создание  космических войск.
  К юбилею А.А. Максимова  появились публикации о совместных с ним жизненных и служебных  событиях его друзей, сослуживцев, бывших подчиненных за долгие годы совместной деятельности.
  Большой интерес вызывают теплые  воспоминания об   А.А.  Максимове Министра общего машиностроения О.П. Бакланова.
  А.А. Максимов имел прочные деловые взаимоотношения с руководством отрасли, ВПК , Госплана и повсюду пользовался большим авторитетом.
  В воспоминаниях всеми отмечено, что А.А. Максимов справедливо заслужил своим трудом звания Героя Социалистического труда, Лауреата  Ленинской премии и другие самые высокие награды Родины.
  Воспоминания ветеранов Космических войск возродили и в моей памяти  случаи служебных  контактов с А. А. Максимова, которые возможно позволят дополнить и раскрыть в его личности некоторые  другие  его качества.
  Как правило, в людях вызывает интерес человеческие качества руководителя, компетентность и профессионализм, любовь и преданность  делу, коммуникабельность, забота о подчиненных и неравнодушие к их судьбе, стремление к справедливости, а в роли  начальника необходимо быть еще и добросовестным воспитателем.
  Постараемся, по возможности, с этих позиций  вспомнить  А.А. Максимова  и как  Человека, и как  нашего Командира .
  Космическое направление в Министерстве обороны, как известно, было создано в недрах ГУРВО (РВСН) в 1960 году и получило ускоренное развитие с названиями: Направление, ЦУКОС, ГУКОС МО...
  Мне, майору В.А. Исаеву инженеру-испытателю  после завершения летных испытаний и принятия на вооружение спутниковой системы «Целина-О» полковником Поглазовым М.И. в 1974 г. было предложено  перейти служить из в/ч 32103 во  2-ой отдел 1-го управления ГУКОС.  В это время генерал Максимов А.А. был Первым заместителем генерал-лейтенанта А.А. Карась.
  Вначале в моем положении деятельность А.А, Максимова конечно была видна издали, как бы со стороны - мне был  поручен автономный в отделе, достаточно сложный участок для ведущего офицера по морской тематике. С А.А. Максимовым не было повода для личной встречи и не предусматривало личных рабочих контактов. Однако новое место службы дало понимание значимости авторитета руководителей ГУКОС и его структурных образований на обеспечение развития военной космонавтики и  выполнения оборонных заказов.
  А.А. Максимов безусловно смотрелся  лидером среди  руководства ГУКОС.
  Но вскоре ситуация для меня изменилась. В начале 1976 года я был назначен в отделе старшим офицером на другой участок по космическим средствам ПРО (этап летных испытаний). Мне было присвоено воинское звание - подполковник. Я практически самостоятельно работал в госкомиссии по летным испытаниям космических средств системы ПРО (головное управление ПВО страны). Был в контакте с руководством госкомиссии, готовил доклады руководству ГУКОС о ходе летных испытаний.
  Все это стало основанием для назначения меня исполнителем  поручения Министра обороны  А.А. Гречко Главкому РВСН  В.Ф. Толубко (ГУКОС находился в составе ракетных войск). Поручение касалось анализа информации  о возможном повышении боеготовности войск благодаря использованию оптико-электронных космических средств, средств наблюдения из космоса, предупреждения о ракетном нападении, о состоянии боеготовности вероятного противника и т.п.
  По результатам анализа было необходимо сформулировать предложения о совершенствовании организационной структуры ГУКОС с обоснованием необходимости выделения его в самостоятельную организацию в Министерстве обороны.
  Проект доклада было поручено готовить мне под  руководством генерал-майора Ю.Ф. Кравцова. По моему предложению решили, кроме письменного доклада, подготовить карту с нанесением примерной оперативной обстановки.  Консультанта   привлекли  из  организации ГРУ Генерального штаба.
  И, важное, В.Ф. Толубко наш доклад подписал, а ему этот документ доложил, вместо Начальника ГУКОС,  Александр Александрович Максимов!
  Видим настойчивость А.А. Максимова в желании сделать ГУКОС самостоятельной структурой в  Минобороны, уверенность в себе и смелость.
  В 1976 году мне было доверено быть секретарем первичной партийной организации первого управления ГУКОС. А. А. Максимов был в составе нашей организации (более 100 членов партии). В период «секретарства» мне приходилось периодически встречаться с А.А. Максимовым. Это позволило осознать его масштабность в делах,  высокие  профессиональные качества и, несомненно, его любознательность ко всему новому, желание больше узнать об офицерах управления и их семьях, умение руководить большими коллективами по реализации сложных технических проектов.
  В период службы в ГУКОС МО (в должности заместителя начальника отдела, начальника отдела,  начальника отдела — заместителя начальника первого управления) мне неоднократно доводилось быть исполнителем  документов к мероприятиям с участием А.А. Максимова, где в полной мере виден высочайший уровень  его как руководителя с обширными знаниями :
заседание Совета Обороны, коллегии  Министерства обороны,  мобилизующие совещания по инициативе А.А. Максимова по проблемным вопросам на предприятиях  ВПК , совещания руководителей министерств, с участием первых лиц министерств ВПК под руководством  Министра Обороны маршала Д.Ф. Устинова,  в совещание на Южмашзаводе и КБ Южное в Днепропетровске, проходившего  под руководством Главкома РВСН В.Ф. Толубко и Начальника ГУКОС МО А.А. Максимова. Здесь пересекались производственные интересы сторон, требующие совместных решений.    А.А. Максимов плотно привлекал нас, как специалистов и в полной мере пользовался нашей  информацией для принятия решений.
  Такие  мероприятия часто уточняли пути развития космических средств,  их организационную структуру, обеспечивали ускоряющие сроки выполнения работ, оптимизацию загрузки производственного потенциала отрасли Они позволяют всем участникам полнее увидеть роль человеческого фактора для улучшения состоянии дел.
  В таких мероприятиях мне интересно было наблюдать активность А.А. Максимова и его глубокое знание дел,  в обсуждении материалов с вышестоящим руководством Минобороны. Так, например, готовность документов к Заседанию Совета обороны А.А. Максимов   лично представлял Секретарю Совета С.Ф.  Ахромееву.  С собой Александр Александрович для пояснений по этим документам  брал меня. Эти мероприятия проходили всегда спокойно по деловому. Здесь же А.А, Максимов каждый раз просил и меня рассказать подробно замысел доклада   по приготовленной нами к Совету «военной»  карте.
  В составе документов к  Совету Обороны было предусмотрено выступление Министра Обороны Д.Ф Устинова. Предварительно такие документы обсуждались в кабинете А.А. Максимова. Пару раз проект выступления Д.Ф Устинова  А.А. Максимовым не принимался. Нам,   исполнителям необходимо было проект доклада Д.Ф. Устинова переделывать .
  Я   мысленно представляя голос Д.Ф Устинова и, вспоминая основной материал, вероятные соображения министра в решение Совета, «сочинил» свой вариант речи  Министра обороны, а рано утром оформили его  на работе письменно.
  В начале рабочего дня А.А. Максимов пригласил в свой кабинет генерала Кравцова Ю.Ф., полковника Письменного Н.М. и меня.  А.А. Максимов, прочитав проект выступления Д.Ф. Устинова, строго спросил: «Кто писал ?». Ю.Ф. Кравцов —«все», Н.М. Письменный — «вместе». А. Максимов твердо: «Кто держал ручку ?!».  В. Исаев (тихо) – «Я».  На это  А.А. Максимов, кратко - «Молодец !», а на общем собрании в Управлении подарил мне ручку с золотым пером. Таких примеров неравнодушного отношения нашего командира к своим офицерам и поддержки их можно приводить много.
  Напомню и о важнейшей деятельности А.А. Максимова при создании новейших космических систем - исполнение функций Председателя государственной комиссии при их летных испытаниях и выдаче заключения о приеме на вооружение. Назначение на эту ответственную должность осуществлялось решением ВПК Президиума Совета Министров СССР.
После выхода Постановления Правительства 1976 гола о развертывании работ по созданию Единой навигационной космической системы  «Глонасс»  А.А. Максимов выполнял указанные функции до 1987 года.
В дальнейшем функции Председателя   Комиссии успешно выполняли генерал -лейтенант И.В. Мещеряков,  позже генерал-полковник Г.С. Титов.
  В связи с изложенным, возвращаясь к поставленной цели данных воспоминаний, можно смело выразить теплое отношение к памяти нашего крупного, ответственного, целеустремленного руководителя, обеспечившего организацию космических войск, которую завершил позже генерал-полковник В.Л. Иванов.
  Для меня школа А.А. Максимова (и его единомышленников Ю.Ф. Кравцова, В.В. Фаворского и др.) по управлению созданием космических средств помогла после увольнения из армии «найти себя», что подтверждается получением наград   от Росавиакосмоса и благодарности от Министерства строительства РФ.
  В моей памяти Александр Александрович Максимов остался   таким: Он - Человек, любивший жизнь. Был увлеченным созидательной деятельностью. Любил окружать себя эрудированными профессионалами. Радовался   успехам в создании новых и совершенствовании существующих космических средств. Твердо стоял на предложениях о выделении космической тематики из РВСН в отдельную структуру. Был не удовлетворен тем, что своевременно не прошел обучение в Академии Генерального штаба.
  Как человек, А.А. Максимов при встречах мгновенно привлекал к себе внимание: у него очень выразительное и доброе  лицо с запоминающимися  внимательными глазами. В гражданской одежде он был элегантен, имел опрятный вид. Военная форма была ему «к лицу». В ней он был образцом солидного, внушительного военного начальника. В делах требовательный и справедливый.


                             Х Х Х


  ВОСПОМИНАНИЯ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА АВИАЦИИ КАЖАРСКОГО ВИТАЛИЯ ВИТАЛЬЕВИЧА,  
  ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВОЕННОГО ОТДЕЛА ЦК КПСС, О РОЛИ МАКСИМОВА АЛЕКСАНДРА
       АЛЕКСАНДРОВИЧА В СОЗДАНИИ ВОЕННО-КОСМИЧЕСКИХ СИЛ



   "В ту пору мне довелось работать в качестве инструктора, а затем помощника заведующего Отделом административных органов ЦК КПСС. В секторе Сухопутных и Ракетных войск, которым руководил генерал-лейтенант Потапов Иван Порфирьевич, в круг моих кураторских обязанностей входило и ГУКОС.  Замечу, что в этом «кругу» также находились: Ракетные войска стратегического назначения, Ракетные войска и артиллерия Сухопутных войск, Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ), Главное управление МО, ведавшее хранением ядерных боеприпасов, а также Приволжский военный округ.  Привожу  здесь  состав своего участка ответственности, чтобы показать, что ГУКОС занимал в нём не очень значительное место, и я, честно говоря, не мог  глубоко вникать в его  проблемы, хотя выезжал в части и на космодромы, знал всех руководящих работников, бывал на партийных мероприятиях…
   Но однажды по  «кремлёвке»  (телефон такой)  позвонил  генерал-полковник Максимов и попросил о конфиденциальной встрече.  Встретились на «нейтральной территории», и Александр Александрович пояснил, что предложения, которые он хотел бы представить в ЦК, в руководстве Минобороны не все разделяют, и он не может сделать это официально. С моего согласия и заверения, что факт его визита не будет разглашён, он передал несколько печатных страниц своей информационной записки. В ней и были изложены основные принципы создания самостоятельного рода войск центрального подчинения,  развёрнутого  и  действующего  в космическом пространстве.
   Предложения основывались на отечественных научных разработках и зарубежном опыте. Космос – новая сфера вооружённой борьбы, а в перспективе особый театр военных действий (ТВД), где уже развёрнуты группировки космических аппаратов. Здесь действуют свои физико-географические особенности, которыми пренебречь нельзя. Как нельзя разрывать управление космической группировкой между различными видами или родами войск. В записке также указывалось на ошибочные попытки включить военное освоение космического пространства в один из существующих видов Вооружённых Сил.
   Изучив полученную записку, вникнув в проблему по другим источникам, докладываю информацию И.П. Потапову. После довольно длительной беседы Иван Порфирьевич сказал, что в общих чертах знаком с проблемой и предложения Максимова считает убедительными. Он оставил записку у себя и пообещал довести её содержание в неофициальной обстановке, как это он умел делать, до начальника Генштаба маршала Ахромеева С.Ф.
   Через  некоторое  время  узнаю, что соображения Александра Александровича положительно восприняты руководством Генштаба.  В этом смысле  примечателен  ответ  Ахромеева на письмо главкома ВВС маршала авиации Ефимова А.Н., текст которого приводит в своих воспоминаниях бывший начальник 50 ЦНИИ генерал-майор Алексеев Э.В: «Авиация должна летать всё выше и всё быстрее. Выше – это Космос, а быстрее – это космические скорости, поэтому и космос должен быть в ВВС» - пишет главком. Начальник Генштаба отвечает: «Направление развития авиационных средств правильное, но в Космосе не летают, а двигаются по законам небесной механики, так что летайте быстрее и выше, и не надо претендовать на ГУКОС».
   И не только эти отличия не позволяют смешивать космическое пространство с воздушным. Ведь если в классическое определение ТВД, как части территории и воздушного пространства над ней, в пределах которых могут проходить военные действия стратегических группировок, добавить ещё и «космическое пространство», то формулировка потеряет физический смысл. Космический аппарат, а тем более группировка КА  не  могут принадлежать какому-то одному ТВД, они носят глобальный характер в пространстве, которое не имеет государственных границ. Вот эту, казалось бы, предельно ясную концепцию, изложенную в записке А.А. Максимова, руководству ГУКОС, а затем и Космических средств, пришлось ещё не раз отстаивать.
   Окончательный верх эта концепция взяла уже, когда ГУКОС возглавлял генерал-полковник Иванов В.Л., а Генеральный штаб – генерал-полковник Дубынин В.П. На совещании в генштабе предложения о создании Космических войск докладывал генерал-лейтенант Ермак С.Н. Выслушав его доклад, генерал-полковник Дубынин В.П. сказал, что всё правильно, но в сегодняшней международной обстановке  появление  новых войск не представляется оправданным. Тогда присутствовавший на совещании генерал-майор Алексеев Э.В. с места доложил, что рассматривалось ещё одно наименование – Военно-космические силы. И это наименование было принято. Именно – Космические силы, а не войска. Ведь и Военно-воздушные – силы, и Военно-морские - силы, а не войска,  что  соответствует  структуре, технической оснащённости и специфике ведения боевых действий этими видами Вооружённых Сил.
   Изложенным не исчерпываются усилия на тернистом пути создания и становления ВКС. Немалую роль в этом процессе выпало сыграть и  начальнику политотдела ГУКОС, которым был назначен член Военного совета – начальник политотдела ракетной армии генерал-лейтенант Куринной И.И. Он быстро вник в военно-стратегические проблемы освоения Космоса и стал горячим сторонником А.А. Максимова и его идеи создания самостоятельного рода войск. Имея опыт руководства в масштабе армии, состоявшей из одиннадцати дивизий, Игорь Иванович повёл линию на создание в ГУКОС, а затем в УНКС армейского аппарата управления, центром которого является Военный совет.
   С этим предложением Игорь Иванович пришёл к заведующему сектором ЦК КПСС Ивану Порфирьевичу Потапову, от позиции которого очень много зависело в решении любой военной проблемы. На первых порах Потапов встретил предложение Куринного И.И.  недоверчиво, как встречал любую «революционную» идею, в правильности которой не был убеждён на сто процентов. Пришлось успокаивать расстроившегося Игоря Ивановича: надо время и дополнительные аргументы, правильная идея дорогу пробьёт…  
   Так оно, в конце концов, и получилось. Образовавшиеся в 1992 году  Военно-космические силы уже имели Военный совет, штаб, политическое управление, другие управления на уровне рода войск. Таким образом, появилась возможность наиболее эффективного  освоения  космического пространства как важнейшей сферы вооружённой борьбы. Об этом свидетельствует полнокровный состав ВКС, включавший наряду с боевыми структурами мозговой центр – 50-ЦНИИ имени М.К. Тихонравова и центр подготовки кадров – Военно-космическую академию имени А.Ф. Можайского, научно-технический комитет и мощные инженерные службы, а также военную приёмку, обеспечивавшие высокую надёжность и работоспособность космической техники. Полнокровные тыловые части обеспечивали бесперебойную работу личного состава боевых соединений. Несмотря на сложнейшие экономические условия в стране и резкое сокращение ассигнований, в ВКС изыскивали возможности не только для функционирования орбитальной группировки,  но  и  продолжения совершенствования космических вооружений.
   Ещё более мощным стали ВКС через некоторое время, когда на их основе были созданы Космические войска (лучше бы, конечно, не переименовывать) с включением в них войск Ракетно -  космической обороны.  За первые годы существования эти войска обрели большой опыт обеспечения безопасности государства от нападения в космосе и из космоса. Трудно переоценить важность задач, которые они выполняли за эти годы. Задачи эти были ориентированы на противодействие  космической  политике США, предусматривающей безусловное завоевание военного превосходства в космосе, который, в свою очередь, объявлен такой же средой как суша, море и воздух, где могут проводиться различные по масштабу задач и применяемым средствам военные операции...
   С тех пор немало воды утекло, немало преобразований претерпели создававшиеся по уму и науке Комические войска. Конечно, и в составе Воздушно-космических сил космические соединения и организации выполняют свои задачи. Но если сравнить их нынешнюю структуру и органы управления с прошлыми, то едва ли можно утверждать, что новый их облик – это  шаг  вперёд в дальнейшем развитии военно-космических сил. Тех сил, которые целенаправленно сосредотачивали в единой структуре все возможности военного ведомства в обеспечении  превосходства в космосе.  Начиная с разработки вместе с промышленностью технических средств и научных прогнозов, испытания и приёмки вооружения, подготовки кадров. Продолжая развитие  стратегической группировки на космическом театре военных действий с учётом перспективных средств вероятного противника, управлением этой группировкой. Завершая использованием её уникальных возможностей в сдерживании амбиций соперников, а также в интересах высшего руководства страны и всех видов Вооружённых Сил. Не нами, но точно сказано: «Кто владеет Космосом, тот владеет Миром».
   Дискуссии о роли, месте и подчинённости военных космических средств в Министерстве обороны велись долгие и упорные. Ещё в пору Главного управления космических средств (ГУКОС) за включение его в свою структуру  соревновались  и  ВВС, и ПВО, и РВСН, даже ВМФ претендовало на свой кусок. Руководство ГУКОС во главе с генерал-полковником Максимовым А.А. и научные силы во главе с 50-м ЦНИИ, защищая принципы военной науки и  сложившиеся  профессиональные связи, выдвинули и защищали на всех уровнях простую  и логичную концепцию – необходимость самостоятельного формирования военно-космических сил."



                          Х Х Х

      ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК А.А.МАКСИМОВ: ЖИЗНЬ ОТДАННАЯ ВОЕННОМУ КОСМОСУ.
           ОЧЕРК НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА ГУКОС МО ПОЛКОВНИКА СЕРГЕЯ
                     ВЛАДИМИРОВИЧА СОРОКИНА.
    В жизни генерал-полковника А.А. Максимова четко просматривается характерная позиция – нацеленность на планомерное достижение конкретных результатов в работе, деятельность под девизом « Кто хочет работать - ищет способ, не хочет – причину».
Результаты его 67-летнего жизненного пути высоко оценены государством: в 1968 году он стал лауреатом Государственной премии СССР; в 1979-м - Ленинской премии. В 1984 году А.А. Максимову было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Он награжден двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, четырьмя орденами Красной Звезды и многими медалями.
Ствол длинный - жизнь короткая
    В августе 1938 года Александр Александрович был принят в 4-ю специальную артиллерийскую школу Москвы. Среди ровесников он выделялся общительностью, деловитостью, отличными знаниями преподаваемых дисциплин. Эти качества позволили ему быть избранным в бюро комсомольской организации спецшколы, которое он возглавил, будучи в 9-м классе. Спецшколу окончил отличником и был зачислен во 2-е Ленинградское артиллерийское техническое училище.
    В феврале 1942 года после досрочного выпуска по своим деловым и моральным качествам он был направлен на Карельский фронт, где получил назначение в только созданный 441-й истребительный противотанковый артиллерийский полк 26-й армии. Карельский фронт с сентября 1941-го вел тяжелые боевые действия против немецких и финских войск на Кольском полуострове и в Северной Карелии, обеспечивая защиту северного стратегического фланга советских Вооруженных сил, а также сухопутных и морских коммуникаций страны на северном участке. Младшему лейтенанту Максимову, начальнику артиллерийской мастерской, приходилось действовать в условиях сложной боевой обстановки и суровых климатических условиях, восстанавливая боевую технику непосредственно на передовой. В те годы он получил свою первую боевую награду - медаль «За оборону Советского Заполярья».
    В ноябре 1944 года, в связи с выходом Финляндии из войны, Карельский фронт был расформирован, а подразделение, в котором служил Александр Александрович, вошло в состав 3-го Белорусского фронта. Перед полком была поставлена задача по уничтожению кёнигсбергской группировки противника, овладению городом и крепостью Кёнигсберг. В тяжелых боях отличился и Александр Александрович, за что был награжден орденом «Красной звезды» и медалью «За взятие Кёнигсберга». Великую отечественную войну капитан Максимов закончил начальником артиллерийской службы полка.
    Примечательно, что орденами Красной звезды по окончании войны были в 1945 г. были награждены два труженика тыла, которых судьба впоследствии крепко связала с А.А. Максимовым: это С.А. Афанасьев, создававший в те годы противотанковые орудия на Мотовилихинском заводе в Перми, - будущий министр общего машиностроения СССР и С.П. Королев, который в годы войны трудился на казанском авиазаводе, оснащая бомбардировщики ракетными ускорителями и докладывая в Правительство о необходимости создания ракетного вооружения в последствии Главный конструктор отечественной ракетно-космической техники. Впоследствии А.А.Максимов, С.А.Афанасьев и С.П.Королев решали общую задачу: недопущение новой агрессии против нашей страны, совместно работая над созданием ракетно-космического потенциала.
Годы « холодной войны»
    В 1945 году Александр Александрович Максимов поступает в Артиллерийскую академию им. Ф.Э.Дзержинского. Окончание Второй мировой войны, в конце которой было впервые применено ракетное и ядерное оружие, не принесло мира Советскому Союзу. Разрабатывались планы типа «Дробшот», по которым ядерными бомбами собирались уничтожить 300 городов СССР, стереть с лица Земли нашу страну. В этих условиях Советскому Союзу пришлось прилагать огромные усилия не только по ликвидации военной разрухи, но и на создание новейших средств вооружения, способных защитить мирный труд советского народа.
Летом 1948г. группу офицеров-фронтовиков слушателей Артиллерийской  академии им. Ф.Э. Дзержинского по специальному решению правительства начали переучивать на новую ракетную специальность. В эту группу был включен и в то время майор-инженер А.А.Максимов. После защиты дипломного проекта по металлографическим методам исследования ракет и окончания академии он был распределен в ОКБ-1 к С.П.Королеву, осуществлявшему совместно с И.В.Курчатовым и М.В.Келдышем создание «ракетно-ядерного щита». В военном представительстве ОКБ-1 А.А. Максимов был ведущим по ракете «Р-7».
    В 1956 году подполковник-инженер А.А.Максимов возглавил группу офицеров 3-го Управления Начальника реактивного вооружения Минобороны и военных представителей и был секретарем Государственной комиссии по испытаниям ракеты М5РД на полигоне Капустин Яр, на которой проводилась летная проверка элементов систем создаваемой МБР «Р-7». Было проведено 10 пусков М5РД. В августе 1957 года был проведен первый успешный пуск отечественной МБР, способной доставить ядерный боеприпас на территорию противника, что затормозило реализацию плана «Дробшот», начало которого намечалось как раз на 1957 год. МБР «Р-7» была поставлена на боевое дежурство на космодроме в Плесецке в начале 60-х годов.
    В июле 1956 года в «королёвском» ОКБ-1 был выпущен эскизный проект первого в мире искусственного спутника Земли (ИСЗ), а в сентябре того же года специальным постановлением Правительства была утверждена кооперация соисполнителей работ по будущему спутнику и наземным системам. В Минобороны к этим работам были привлечены 4 ЦНИИ (по баллистическому обеспечению, созданию командно-измерительного комплекса, обоснованию использования ИСЗ для решения военно-прикладных задач), а 5 НИИП (будущий космодром «Байконур») ̶ по подготовке спутника и ракеты-носителя к запуску.
    Постановлением Совета Министров СССР № 1239-630 от 31 августа 1956 года была утверждена Комиссия по руководству испытаниями МБР «Р-7», председателем который был назначен заместитель председателя Комиссии Президиума Совета министров СССР по военно-промышленным вопросам (предшественник нынешней ВПК РФ) В.М.Рябиков. В составе комиссии были главные конструктора МБР, её систем и агрегатов, стартового комплекса, систем телеизмерений и контроля траекторных параметров, а также представители правительства страны, минобороны и видные ученые страны. В.М.Рябиков был председателем Государственной комиссии по запуску первого ИСЗ, впервые в мире успешно выведенного этой ракетой 4 октября 1957 года на околоземную орбиту. Секретарем Госкомиссии был полковник-инженер А.А.Максимов, участвуя в принятии решения на первый «космический пуск», утверждении план-графика работ по испытаниям, полетных заданий; в работе стартовой команды, оценке результатов испытаний на технической и стартовой позициях, координации деятельности многочисленных организаций академии наук и промышленности. Аналогичные обязанности секретаря госкомиссии полковник-инженер А.А. Максимов выполнял и при запуске Ю.А. Гагарина.
    Вскоре после формирования РВСН Александр Александрович был направлен на работу в Главное управление ракетного вооружения (ГУРВО), созданного для руководства разработкой, заказами и поставками ракетного вооружения РВСН. В сентябре 1960 года после образования в структуре ГУРВО самостоятельного управления по космической тематике А.А.Максимов был назначен начальником отдела ракет-носителей. В связи с увеличением потребностей видов Вооруженных сил в космических средствах в структуре РВСН в те годы происходило расширение и повышение статуса космического направления, результатом чего стало создание в октябре 1964 года Центрального управления космических средств Министерства обороны (ЦУКОС МО) с подчинением его главкому РВСН в то время заместителю Министра обороны. В том же 1964 году Президент США Линдон Джонсон высказал мысль, которая через несколько десятилетий становится реальностью: «Англичане господствовали на море и были властелинами мира, мы господствовали в воздухе и были руководителями свободного мира с тех пор, как установили это господство. Теперь это положение займет тот, кто будет господствовать в космосе». Это заявление нашло поддержку и у высшего военного руководства США, когда один из руководителей Пентагона генерал-лейтенант Р.Генри с солдатской прямотой отметил, что «космическое пространство – это не миссия, это место. Это театр военных операций. Пора относиться к нему как к театру таких операций». Фактически с того самого времени началась военное противостояние СССР и США в космосе.
   Начальником центра по руководству разработкой и производством средств космического вооружения становится А.А. Максимов, который явился координатором разработки, производства и испытаний средств ракетно-космического вооружения: на его плечи легла сложнейшая задача недопущения превосходства США в космосе. Итогом деятельности ЦУКОС явилась практическая реализация первой программы развития космического вооружения на 1966–1970 годы, обеспечившая существенное повышение эффективности функционирования стратегических сил ядерных сил сдерживания, наземных, морских и воздушных группировок Вооруженных сил, а также запуск и управление космическими аппаратами научного, народно-хозяйственного назначения и пилотируемых программ.
    В марте 1970 года, в связи с расширением функций ЦУКОС МО в обеспечении интересов всех видов Вооруженных сил, научных исследований и развития народного хозяйства, приказом Минобороны Центральное управление было преобразовано в Главное управление космических средств Минобороны (ГУКОС), став головной организацией по разработке, развитию и применению космического вооружения, начальником которого был назначен генерал-лейтенант А.Г.Карась, а его заместителем – генерал-майор-инженер А.А.Максимов. ГУКОС предстояло обеспечить развитие системы космического вооружения, предусмотренного второй программой (1971–1980 гг.) и эффективное его применение. После скоропостижной кончины А.Г. Карася генерал-лейтенант-инженер А.А. Максимов в начале 1979 года становится начальником ГУКОС, находясь в этой должности 10 последующих лет до момента увольнения с действительной военной службы по возрасту.
    Ему принадлежит ключевая роль в создании полноценных военно-космических формирований, развитии космодромов «Байконур» и «Плесецк», инфраструктуры командно-измерительного комплекса. Организаторские и инженерные способности А.А.Максимова были многократно востребованы при разработке перспективных военно-космических средств, советской пилотируемой программы, группировок научного и народно-хозяйственного предназначения.
    Так, в конце 1980-х годов прошлого века космические аппараты детальной фоторазведки из космоса («Янтарь-4К» и его модификации) запускались 7-8 раз в год, что обеспечивало практически непрерывное присутствие на орбите хотя бы одного из них. С 1967 по 1982 год на орбиту были выведены 40 КА обзорной радиотехнической разведки «Целина-О»,  С 1970 по 1994 год - более 7о спутников «Целина-Д», осуществлявших детальные радиотехнические измерений путем приема, анализа и высокоточной привязки к местности источников радиотехнических сигналов (в период 1978-1988 гг. ежегодно производилось по 4-6 пусков).  В 1975 году в СССР появилась система морской космической разведки и целеуказания (МКРЦ) – первая в мире космическая система обзора акваторий Мирового океана комплексом разведывательных КА различных типов в интересах применения ударного противокорабельного оружия кораблями и подводными лодками ВМФ. Система МКРЦ в своем космическом сегменте использовала аппараты двух типов: радиолокационный КА с ядерной энергоустановкой (ЯЭУ) «УС-А» (в настоящее время Минобороны России такими КА не располагает) и радиотехнической разведки «УС-П». За все время было осуществлено 37 запусков КА УС-А, хотя из-за падения КА с ЯЭУ на территорию Канады их производство было свёрнуто. В 1975-76 гг. и 1981-82 гг. производилось по 3-4 запуска, что позволяло эффективно отслеживать движение авианосных ударных групп.
    29 июня 1982 года  с космодрома Плесецк  силами ГУКОС МО был запущен первый спутник международной системы поиска и спасания «Коспар-Сарсат».
С момента запуска в космос Ю.А. Гагарина и до завершения действительной военной службы генерал-полковника А.А.Максимова имели место порядка 60 запусков по пилотируемой программе, в том числе в 1975 г. по совместной с США программе «Союз-Аполлон».
    В годы руководства А.А.Максимова в ГУКОС МО наряду с наземными были созданы морские командно-измерительные комплексы (КИК), а также авиационные измерительные средства на базе самолетов серии «ИЛ». Единственный из оставшихся кораблей морского КИК, созданных по заказу ГУКОС МО - корабль «Маршал Крылов» - до настоящего времени используется ВМФ при летных испытаниях МБР и БРПЛ, учениях ВМФ.
    В тот период устойчивого функционирования системы эксплуатации космических средств (производившей в год более 100 пусков РКН и управлявшей орбитальной группировкой из более чем 300 КА), столь напряжённая работа без хорошо отлаженного планирования и управления была бы просто невозможна. Именно тогда была сформирована полноценная система военных представительств на предприятиях ракетно-космической промышленности, в которой использовался и личный опыт руководителя ГУКОС А.А. Максимова в годы его работы военпредом в ОКБ-1. В это же время усилиями служб вооружения, испытательных управлений космических частей и эксплуатационных подразделений ГУКОС был создан ряд нормативно-технических и директивных документов, таких, как «Руководство по … (РК-75)», «Руководство по эксплуатации КСр (РЭКОС), «Руководство по техническому обслуживанию» (РТОКС), которые легли в основу нормативно-правового регулирования вопросов создания, испытаний, эксплуатации и ремонта космических средств вооружения.
    В процессе организации военно-космической деятельности А.А.Максимов постоянно опирался на результаты научных исследований, выполняемых в 50 ЦНИИ МО СССР, где трудились 2 Героя социалистического труда, 6 лауреатов Ленинских премий и 21 лауреат Государственной премии СССР, более 90 докторов наук. При этом оперативно и эффективно решались задачи военной, правительственной и спецсвязи, телевещания, развертывания, поддержания и восполнения орбитальных группировок предупреждения о ракетном нападении, метеорологии, топографии, оптической и оптико-электронной разведки, радиотехнической разведки, управления стратегическими ядерными силами, а также пилотируемых и международных программ и др. Отдельное внимание уделялось познанию явлений, происходящих в космическом пространстве, его оценка как специфической сферы, в которой могут вестись военные действия; исследованию проблем создания и совершенствования системы средств космического вооружения, включая вопросы обеспечения устойчивости орбитальной группировки и живучести КА. Всё это рассматривалось как важнейшая комплексная задача обеспечения военной и национальной безопасности государства, качественного совершенствования Вооруженных Сил и поддержания их боевой готовности в условиях перманентных вызовов и угроз, в том числе в космосе и из космоса.
    Генерал-полковник А.А.Максимов был первым председателем Государственной комиссии по созданию глобальной спутниковой навигационной системы «Ураган» (нынешняя ГЛОНАСС). Её появление позволило в 2 раза повысить точность БРПЛ ВМФ. В те годы по каждому запуску КА организовывалось как минимум два заседания: о дате и задачах очередного запуска, о готовности к запуску - обязательно на полигоне. Наряду с этим периодически организовывались мероприятия с детальным анализом результатов лётно-конструкторских испытаний будущей системы. В работе Госкомиссии принимали участие представители всей кооперации организаций-исполнителей, представлявших их министерств и ведомств. На этом посту А.А.Максимова сменил начальник 50 ЦНИИ МО И.В.Мещеряков, тоже фронтовик окончивший войну капитаном в должности начальника разведки парашютно-десантного полка. Ветераны были дружны и взаимно  уважаемыми не только в работе, но и в обычной жизни.
    Возглавляя в течение 10 лет ГУКОС МО, Александр Александрович, управляя громадным «космическим хозяйством», размещенным на территории СССР от Красного села под Ленинградом до Камчатки, от Воркуты на севере до горы Майданак в Узбекистане, опирался на своих заместителей, штаб, начальников управлений, служб, начальников космодромов, главного центра командно-измерительных комплексов и других подчиненных войсковых частей. Не забывал и о житейских вопросах: добился 50% надбавки в зарплате и коэффициента 1,5 к выслуге лет на космодроме «Байконур в связи со сложными климатическими условиями службы жизни.
    Особую роль в жизни страны и деятельности генерал-полковника А.А.Максимова, возглавлявшего ГУКОС МО - как генерального заказчика, сыграло создание многоразовой космической системы «Буран».
Для появления «Бурана», как написал в своей книге «Космос моя судьба» О.Д. Бакланов, бывший в те годы министром Минобщемаша,  потребовалось создать тысячи новых материалов, технологий, производственных процессов, стендов, лабораторий, провести десятки тысяч различных испытаний, измеряемых циклами, стендовыми и летными часами наработки многочисленных узлов, агрегатов, макетов, летающих лабораторий и опытных изделий. Фактически была перевооружена вся ракетно-космическая отрасль, а наша авиация вплотную подошла к практическому освоению гиперзвука.
    Над системой «Энергия-Буран» работала вся страна — при ее создании были объединены усилия сотен конструкторских бюро, заводов, научно-исследовательских организаций, военных строителей, эксплуатационных частей космических сил. Всего в разработке системы участвовало 1286 предприятий и организаций из 86 министерств и ведомств, были задействованы крупнейшие научные и производственные центры. На систему «Энергия-Буран» работало более 2,5 млн. человек по всей стране, причем более миллиона из них непосредственно были заняты ее созданием. По состоянию на начало 1992 г. общие прямые расходы на программу составили 16,4 млрд. рублей (единицы процентов от валового национального продукта страны). До «Бурана» наша космическая история не знала ничего подобного. Можно смело утверждать, что программа «Энергия-Буран» стала самым масштабным космическим проектом в истории отечественной космонавтики. За 12 лет работы (считая с выхода правительственного Постановления № 132-51 от 17 февраля 1976 года) практически «с нуля» в нашей стране были созданы:
самый мощный в мире кислородно-керосиновый ЖРД РД-170/171;
первый отечественный кислородно-водородный ЖРД РД-0120 тягой более 100 тс;
сверхтяжелая ракета-носитель 11К25 «Энергия»;
двухступенчатая ракета-носитель среднего класса 11К77 «Зенит»;
многоразовый воздушно-космический самолет (или крылатый орбитальный корабль) «Буран» стотонного класса, способный осуществлять беспилотный космический полет с авиационным спуском в атмосфере во всем диапазоне скоростей от орбитальной до посадочной;
система автоматической посадки орбитального корабля;
единственный отечественный универсальный комплекс стенд-старт, позволяющий проводить наземные огневые испытания и пуски ракет-носителей сверхтяжелого класса;
технология воздушной транспортировки крупногабаритных элементов космических систем с заводов-изготовителей на космодром;
межотраслевая система управления проектами, позволившая реализовать национальную программу подобного уровня сложности;
заложены основы 10-кратного использования боковых ступеней с помощью парашютной системы посадки;
крупнотоннажное производство жидкого водорода.
    Создание сверхтяжелой ракеты-носителя «Энергия» повергло в шок специалистов США и сыграло немалую роль в прекращении работ по американской программе СОИ, целью которой было желание понизить эффективность отечественного ракетно-ядерного потенциала размещением противоракетного оружия в космосе. Только через 40 лет США усилиями И. Маска приближается к созданию такого космического носителя.
    Для руководства работами по созданию МКС «Энергия-Буран» была создана межведомственная экспертная комиссия, которую возглавил министр общего машиностроения О.Д. Бакланов, а заместителем председателя был назначен начальник переименованного к тому времени ГУКОС в УНКС МО СССР А.А.Максимов. Будучи в составе Госкомиссии по летным испытаниям этой системы он принимал активное и непосредственное участие в работах по её созданию.
    Генерал-полковник А.А.Максимов − руководитель, который видел долгосрочные перспективы отечественной космонавтики и её составляющей. Яркими примерами такого видения являются ГНСС ГЛОНАСС, МКС «Энергия-Буран», формирование Военно-космических сил, поддержка военно-космической науки. Для большинства населения России эти факты остаются неизвестными. В дни, когда коллеги и соратники А.А.Максимова отмечают 100-летие со дня рождения, память об этом человеке должна остаться в отечественной истории.



                             Х Х Х


             ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНА КОСМИЧЕСКИХ ВОЙСК
                  ВЛАДИСЛАВА РАШИДОВИЧА ШАРИПОВА.


    Советский военный деятель, Герой Социалистического Труда, участник Великой Отечественной войны, генерал-полковник Максимов Александр Александрович, несомненно, вошел в историю РВСН и Космических войск как руководитель и испытатель многих типов баллистических ракет, в том числе ракеты Р-7 и космических систем. Кроме того, Александра Александровича можно уверенно считать одним из идеологов и родоначальников сегодняшнего образа Космических войск ВКС России.
    При его непосредственном участии в нашем Отечестве (тогда СССР) был создан и осуществлён первый пуск носителя «Энергия», а затем пуск многоразовой космической системы «Энергия – Буран». Система «Энергия – Буран» могла выводить на околоземную орбиту, (высотой 200 километров) полезный груз массой 30 тонн и возвращать на Землю космические объекты массой 15 тонн. Это была большая, длительная и нелегкая работа. Завершилась она блестяще. Но, к сожалению, дальше дело не пошло, также как и по программе «Спираль».
    К тому периоду военно-политическая обстановка в мире кардинально изменилась. Исчез дух соперничества в гонке вооружений, который в те годы был основным двигателем научно – технического прогресса.
После ухода из жизни начальника Главного управления космических средств (ГУКОС) РВСН генерал – полковника Карася Андрея Григорьевича, начальником управления был назначен Максимов Александр Александрович.
Именно на этом посту Александр Александрович проявил весь свой организаторский и творческий талант, военноначальника и инженера. Специалисты ракетно-космической отрасли и сегодня с особым уважением отмечают его личный вклад в разработки и испытания многих поколений ракет-носителей. Именно его – Максимова Александра Александровича заметил главный конструктор космических кораблей Сергей Павлович Королев, и его ввели в состав госкомиссий, принимавших решения о запуске первого ИСЗ, а также первого космонавта Земли Юрия Алексеевича Гагарина. Кроме того, Максимов Александр Александрович внес большой личный вклад в высокий уровень управления космическими объектами КИК (Командно – измерительный комплекс), его работоспособности и надежности.
    Отличительная черта характера Александра Александровича – досконально разобраться с любой нештатной ситуации, возникающей в процессе испытаний и эксплуатации ракетно-космической техники, особенно при аварийных пусках изделий на полигонах. В этих случаях подключался весь потенциал сотрудников ГУКОС, НИИ и военных представительств (ВП). При этом высоко ценилось мнение представителей ВП, где активно участвовали представители многих организаций, в том числе от института аэродинамических приборов и оптико-механического завода (Республика Татарстан).
    Стоит отметить умение Максимова Александра Александровича организовать глубокую научную проработку в создании новых поколений космических систем и объектов. На проводимые, в тот период, совещания и военные советы в ГУКОС приглашались видные ученые, специалисты различных министерств и ведомств ВПК. А участие в них таких советских ученых, как академики Анатолий Петрович Александров, Юлий Борисович Харитон, Евгений Павлович Велихов и других, навсегда запомнились сотрудникам ГУКОС.
    Организаторский талант Александра Александровича высоко ценили главные конструкторы ракетно-космических систем, но их имена, в тот период, не было принято афишировать (С.П. Королев, В.Ф. Уткин, В.Н. Челомей, В.П. Макеев, Н.А. Пилюгин и др.)
    Пожалуй, главным достижением Александра Александровича его военной жизни на посту руководителя ГУКОС было создание творческого коллектива единомышленников и военных специалистов, способных решать самые сложные задачи. В последствии многие из них стали руководителями предприятий, управлений вновь воссозданного ВПК России.
Если говорить о моем личным знакомстве с Александром Александровичем Максимовым, можно сказать, что оно проходило буднично, в рабочей обстановке. После нескольких лет службы на объектах одного из соединений РВСН и центральном аппарате Минобороны, мне было поручено освоить новый участок работы, связанный с обеспечением безопасности военного космоса в рамках Центрального аппарата ГУКОС (позднее УНКС, ВКС). В тот период мне посчастливилось общаться с такими выдающимися военными специалистами ГУКОС генералами: Титов Г.С. (Летчик – космонавт СССР, Герой Советского Союза), Кравцов Ю.Ф., Курланов А.Д., Шевченко Д.П., Панченко Е.И., Жуков Н.Н., Соколов В.Г., Фаворский В.В. (Герой Социалистического Труда), Лящук Б.А., Дмитриев Н.Е., Антипов Н.И., которые, несомненно, были мастерами своего дела и являлись патриотами нашей Родины.
    Об этом уникальном человеке (командире-инженере) генерал – полковнике Максимове Александре Александровиче, к сожалению, сказано недостаточно в военных мемуарах и воспоминаниях. Высококвалифицированный руководитель и воспитатель многих сегодняшних тружеников военного космоса он занимает особое место в истории космонавтики.
    29 августа 2023 года Александру Александровичу Максимову исполнилось бы 100 лет.


                        Х Х Х

               ТАКИХ ЛЮДЕЙ ПОМНЯТ СТОЛЕТИЯ.
              РАСКРЫВАЯ НЕВИДИМУЮ ВСЕЛЕННУЮ.
   ( Реферат курсанта ВКА им. А.Ф. Можайского СЕМЯНИЩЕВА А.С., под
    руководством профессора 107 кафедры полковника ЛАТАНОВА В.М. )


«Он умел гореть, умел гореть горячо и вдохновенно, даже если речь шла о самых обыденных вещах. И все окружающие его откликались и зажигались его огнем. Зажигались и шли за ним»

  Генерал-полковник Александр Александрович Максимов – один из основоположников отечественной практической космонавтики. Находясь на всех постах, он свои знания, опыт и организаторские способности отдавал повышению обороноспособности страны, укреплению позиций отечественной космонавтики.
  Чем больше мы узнаём об этом человеке, тем больше восхищаемся его профессионализмом, искренней заботой о престиже и безопасности Родины, умением работать и взаимодействовать с людьми.
  По отзывам коллег и друзей, его отличали высокая компетентность, ответственность за порученное дело, исключительное трудолюбие и принципиальность решения поставленных задач, а также добрые человеческие качества - душевная щедрость, верность дружбе, забота о подчинённых.

  Александр Александрович Максимов родился 29 августа 1923 года в Москве. Рос без отца. Жил вместе с матерью Марфой Степановной, братом Анатолием и сестрой Галей. В 1938 году окончил с отличием 7 классов и продолжил обучение в Московской  4-й специальной артиллерийской школе. «В те годы А.А. Максимов отличался своими незаурядными способностями, инициативностью, деловитостью, трудоспособностью, честностью, бескорыстием и был даже избран секретарём комсомольской организации», - вспоминал о нём его одноклассник - лауреат Государственной премии СССР генерал-майор М.А. Борчев . Эти качества Александр Александрович пронёс через всю жизнь.
  В 1941 году Максимов окончил школу и в самом начале Великой Отечественной войны, в июне 1941 года, добровольно ушел на фронт.
Январь 1942-го. А. Максимов окончил ускоренный курс Ленинградского артиллерийско-технического училища. А уже в марте того же года был переведён в действующую армию и воевал на Карельском фронте в составе 441-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 26-й армии.
Летом 1944 года Максимов принимал участие в локальных наступательных и оборонительных операциях на Кемском направлении, в Свирско-Петрозаводкой наступательной операции. После выхода Финляндии из войны полк был переброшен на центральный участок фронта, передан другой армии и вновь вступил в бой уже в марте 1945 года в составе 3-го Белорусского фронта и до конца войны вёл наступательные бои в Восточной Пруссии.
  В годы Великой Отечественной офицер Максимов воевал в должностях начальника полковой артиллерийской мастерской и начальника артиллерийского снабжения полка. Благодаря ему была сохранена материальная часть подразделения. Вместе со своими бойцами многократно под огнём врага устранял повреждения орудий непосредственно на огневых позициях. Воевал храбро и умно. Был награжден медалями как за успехи руководимой им артиллерии, так и за личное мужество.
Не удивительно поэтому, что за отличную службу в военные годы Александр Александрович Максимов трижды повышался в воинских званиях: начав войну младшим лейтенантом, завершил её в звании капитана. А «…за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» Приказ артиллерии 39 армии от 30 октября 1943 года и от имени Президиума Верховного Совета СССР Гв. Старший лейтенант Максимов Александр Александрович был награждён орденом Красной Звезды .
  После войны А.А. Максимов продолжил службу в Вооруженных Силах Советского Союза. В 1952 году окончил Факультет реактивного вооружения Артиллерийской Академии им. Ф.Э. Дзержинского и был направлен для дальнейшего прохождения службы в военное представительство при ОКБ-1 Научно-исследовательского института № 88 С.П. Королева.
  Затем А.А. Максимов служил в аппарате 4-го управления Главного артиллерийского управления Вооружённых Сил СССР, в аппарате заместителя командующего артиллерией Советской Армии, в Главном управлении ракетного вооружения Ракетных войск стратегического назначения СССР. Находясь на этих постах, он занимался вопросами создания, отработки и государственных лётных испытаний первых советских баллистических ракет, в том числе легендарной "семёрки" - Р-7. Это первая межконтинентальная баллистическая ракета в мире, которая 21 августа 1957 года прошла успешные испытания и доставила боеголовку на межконтинентальную дальность.
  Александр Максимов являлся секретарём государственных комиссий по подготовке и запуску первого в мире искусственного спутника Земли, первого в мире полёта космического корабля с человеком на борту, второго пилотируемого космического корабля "Восток-2".
О тех временах вспоминал ветеран Космических войск, лауреат Государственной премии СССР генерал-майор Д.Г. Андронов: «Впервые я познакомился с А.А. Максимовым в 1956 году на полигоне Капустин Яр. Он тогда был подполковником, возглавлял группу офицеров 3-го управления начальника реактивного вооружения и военных представителей и был секретарём Государственной комиссии по испытаниям ракеты М5РД. Несмотря на ответственную и беспокойную обязанность секретаря Государственной комиссии, он находил время общаться с нами, молодыми офицерами, входящими в его группу. В выходные дни организовывал коллективные поездки на отдых, рыбалку… После отдыха мы с удвоенной энергией принимались за работу» .
Родина по достоинству оценила деятельность инженера-полковника Александра Александровича Максимова, удостоив его двух орденов Красной Звезды – Указом Президиума Верховного Совета СССР (с грифом "совершенно секретно")
от 20 апреля 1956 года "За заслуги в деле создания дальних баллистических ракет"
и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 декабря 1957 года № 264/37
"За заслуги в деле создания и запуска в Советском Союзе Первого в Мире искусственного спутника Земли» 1957 года .
  Проходя в начале 1960-х годов службу в аппарате заместителя командующего артиллерией - начальника реактивного вооружения Главного управления ракетного вооружения, А.А. Максимов возглавил отдел ракет-носителей. Он входил в состав Государственной комиссии по приёму на вооружение ракет стратегического назначения, занимался вопросами развития и строительства новых объектов Научно-исследовательского испытательного полигона № 5, известного во всём мире как космодром Байконур. Причем большую часть службы генерал-полковник Максимов А.А. проводил не в кабинете, а на «полигоне» - так военные ракетчики называли Байконур - где непосредственно решались научные и практические вопросы развития военной и гражданской космонавтики.  
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 июня 1961 года "За успешное выполнение специального задания правительства по созданию образцов ракетной техники, космического корабля-спутника "Восток" и осуществление первого в мире полета этого корабля с человеком на борту" инженер-полковник Максимов Александр Александрович был награждён ещё одним орденом Красной Звезды.
В 1964 году Александр Александрович возглавил Центр по руководству разработкой и производством средств космического вооружения. С этого момента  А.А. Максимов впервые в СССР занимался вопросами создания в космосе военной спутниковой группировки на всех этапах, начиная от разработки задач для военных космических аппаратов и выработки путей их решения. Он был одним из основных организаторов создания в нашей стране Командно-измерительного комплекса по контролю над космическими аппаратами различного назначения. В 1967 году ему присвоено звание генерал-майор.
  При организации в 1970 году главного управления космических средств (ГУКОС) Александр Максимов назначается заместителем, первым заместителем и в 1979 году - начальником ГУКОС. На этом посту и раскрылся его выдающийся талант организатора и учёного. Благодаря его кропотливой работе в короткие сроки удалось создать боеспособный орган управления космическими частями страны.
«На должность начальника Главного управления космических средств Александр Александрович попал не случайно. Все, кто был близко с ним знаком, открывали для себя простую истину - он был гением военного космоса. Работа рядом с ним для каждого военного специалиста была большой практической школой. Он передавал подчиненным свой богатейший опыт, поддерживал людей в трудные моменты, радовался вместе со всеми, когда были успехи в космосе», - так писал в своих воспоминаниях о Максимове генерал-полковник запаса В. Иванов (начальник штаба Управления начальника космических средств с 1985 по 1989 год) в газете «Красная звезда» от 23 августа 2008 г.
  А вот отрывки из книги министра среднего машиностроения Героя Социалистического Труда О.Д. Бакланова «Космос – моя судьба», подчеркивающие профессионализм и человеческие качества Александра Александровича.
«Его назначение в 1979 году начальником Главного управления космических средств Министерства обороны СССР …пришлось на период, когда роль и место систем и средств космического вооружения в обеспечении повседневной деятельности Верховного командования, а также всех видов и родов Вооруженных сил значительно возросли. Это требовало создания более совершенных и соответственно более сложных образцов космической техники, значительной интеграции решаемых задач в каждом создаваемом образце. Его преданность космосу, доходившая порой до фанатизма, его глубокое знание каждой космической системы вплоть до мельчайших подробностей ее создания, применения, особенностей эксплуатации, хранения просто поражала. Но он считал это необходимым условием продуктивной, полезной работы, и такого же дотошного знания добивался от своих подчиненных. На заседаниях совета командования, когда обсуждался какой-либо проблемный вопрос, А.А. Максимов стремился довести его, что называется, до последнего винтика. Расходились, как правило, ближе к полуночи». «Глубокая, неординарная личность А.А. Максимова как военачальника ярко проявилась на этих совещаниях не только в охвате проблемы и скрупулезном знании предмета, но и в доброжелательном, даже поощрительном отношении ко всем попыткам творческого поиска, грамотной критике независимо от должности и воинского звания, в интересе к человеческому, житейскому аспекту жизни на объектах» .
  За вклад в создание и испытания ракетно-космической техники Александр Александрович Максимов был удостоен Государственной (в 1968 году) и Ленинской (в 1979 году) премий СССР в составе коллективов.
С 1979 года по 1982-й Александр Александрович Максимов являлся членом Военного Совета РВСН. Постановлением Совета Министров СССР от 4 мая 1981 года ему было присвоено воинское звание "генерал-полковник".
А.А. Максимов был первым командующим космических соединений и частей, выделившим организацию из состава РВСН в 1982 году. К этому разделению Максимовым и его единомышленниками было приложено немало сил и энергии. Они видели в этом главное направление для повышения боевой готовности космических частей и их дальнейшего развития.
  «Александр Александрович руководил космическими частями напористо, с разумным риском, выдвигал смелые мысли и предложения, - пишет о Максимове генерал-полковник запаса В. Иванов. - Как профессионал, он видел перспективные возможности служения космонавтики своему Отечеству. Он не хотел войны, тем более войны в космосе и понимал, что космическая техника в умелых руках - очень грозное боевое оружие .
Особое уважение было у Максимова к знаменитой космической труженице «Семерке», как все называли ракету космического назначения Р7. К ее созданию Александр Александрович имел самое непосредственное отношение. Он входил в состав государственной комиссии, которая принимала решение на первый космический пуск, утверждала план-график работ по испытаниям, полетные задания, стартовую команду, результаты испытаний на технических и стартовых позициях, координировала работу всех организаций, причастных к первому запуску. В состав этой комиссии входили видные ученые, руководители организаций, конструкторы. Полковник-инженер А.А. Максимов был секретарем госкомиссии.
«Пройдут годы, - говорил как-то после очередного пуска Александр Александрович, - навсегда отгремят старты этой нашей космической труженицы. На смену придут более современные ракеты космического назначения. Но те, кто видел взлеты «Семерки», никогда не забудут той изящности, с которой она идет в небеса».
  А.А. Максимов открыл людям Земли дорогу в неизвестный мир. Но только ли это? Думается, А.А. Максимов сделал нечто большее ― он дал людям веру в их собственные силы, в их возможности, дал силу идти увереннее, смелее… Это ― Прометеево деяние…
  "Закрытым" Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 июля 1984 года "За успешное создание и освоение новейшей боевой техники" генерал-полковнику А.А. Максимову было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года "За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками и в ознаменование 40-летия Победы Советского народа в Великой Отечественной войне" генерал-полковник А.А. Максимов был награждён орденом Отечественной войны I степени.
  Под руководством А.А. Максимова создавались новые космические комплексы, совершенствовалась структура управления войсками, разрабатывались способы боевого применения космических средств, большая работа велась по применению космических средств в интересах народного хозяйства и науки (связь, навигация, дистанционное зондирование Земли, осуществление пилотируемых запусков).
Дальнейшие преобразования - как в структуре центрального аппарата, так и в подчинённых частях - были направлены на достижение высокой степени централизации руководства. Они логично привели в 1986 году к реорганизации ГУКОС в Управление начальника космических средств Министерства обороны СССР, которое возглавил Александр Александрович. Он внёс значительный вклад в укрепление централизации руководства работами по космическим средствам в Министерстве обороны и подготовке частей космического назначения к образованию Военно-космических сил. Провел большую работу по организации боевого применения и созданию системы боевого управления космическими силами. Он один из основных представителей от Министерства обороны при разработке новейшей ракетно-космической системы "Энергия-Буран».
  В 1987 году генерал Максимов защитил кандидатскую диссертацию, ему была присуждена учёная степень кандидата технических наук. Следует отметить, что эту диссертацию он написал самостоятельно, без помощи «учёных мужей», что, увы, уже тогда нередко практиковалось большими руководителями.
  Вершиной его деятельности в этот период был запуск 15 ноября 1988 года ракетно- космической системы «Энергия-Буран». Во время старта Максимов находился в Центре управления.
  В 1989 году, накануне Дня космонавтики, он дал интервью В. Горькову, корреспонденту журнала «Гражданская авиация». Александр Александрович тогда был главным специалистом Министерства обороны СССР по многоразовым ракетно-космическим системам и перспективам их развития, заместителем председателя Государственной комиссии по ракетно-космической системе «Энергия»-«Буран».
  «Корреспондент:
- Александр Александрович, как известно, работа в связи с запуском "Бурана" была проделана огромная. Все события описаны довольно подробно. И все-таки кое-какие дополнительные детали хотелось бы услышать. Взять хотя бы работу Госкомиссии, членом которой Вы состоите.
  А.Максимов:
- Прежде всего, хочу заметить, что в жизни каждого из нас, членов комиссии, такой масштабной работы еще не было. Рассказать в двух словах об этой беспрецедентной подготовке значит не сказать ничего и обидеть людей. Это специальная, большая тема.
А вот о некоторых моментах рассказать можно. Первый раз тяжелые стальные двери бункера стартового сооружения закрылись 28 октября 1988 года в 21 час по московскому времени. Обстановка внешне выглядела довольно спокойной. Госкомиссия и техническое руководство работали четко, уверенно, с настроением. И, тем не менее, каждый ощущал крайнее напряжение.
  О том, что случилось утром 29 октября на 51-й секунде до старта, общеизвестно. Конечно, было досадно, что "отбой" произошел в общем-то по незначительной причине, и десятки тысяч людей начали работать в обратном направлении. Но уныния не было, наоборот, чувствовалось стремление завершить начатое дело. Ведь все сознавали, что наша космонавтика стоит на пороге нового эпохального события.
  10 ноября работы по подготовке к повторному пуску были практически завершены. Но мы решили, что день-два погоды не сделают. Надо дать людям отдохнуть, выспаться и с хорошим настроением приступить и делу. Однако стихия чуть было и не сделала "погоду"...
И вот снова бункер 15 ноября 1988 года. "Повтор" идет легко, гладко, но метеоусловия портятся буквально не по часам, а по минутам. Как нам хотелось, чтобы циклон запоздал или хотя бы прошел севернее. Но... у природы свои законы. Самолет-метеоразведчик в трехстах километрах ведет наблюдение и сообщает последние данные. Метеосводки следуют через каждые полчаса.
  Руководство Госкомиссии поднимается в зал управления пуском носителя, занимает места позади технического руководства. Подходит время нажимать кнопку десятиминутного автоматического пуска. И вдруг заминка... Специалист-метеоролог кладет на стол главному конструктору ракеты-носителя Б. Губанову сводку о штормовом предупреждении и просит расписаться. Тот поднимается и идет к группе технического руководства по системе управления, которые, оценив свои резервы, дают "добро". Тогда Борис Иванович направляется к руководству Государственной комиссии. Вся эта процедура происходила у всех на глазах. Проходят секунды томительного ожидания, и мы по жестам, даже мимике лица, наклону головы "главного" понимаем, что можно принимать решение на пуск. Вернее, соглашаемся с его предложением. Нужно было видеть в те минуты... обаятельную улыбку Губанова, с каким волнением сел он рядом с генерал-майором В. Гудилиным и дал команду на пуск.
  На табло коллективного пользования побежали секунды... Прошла роковая 51-я... И вот буря пламени на всех телеэкранах засвидетельствовала старт ракетно-космической системы. Теперь все взоры на ЦУП. Как сработает объединенная двигательная установка "Бурана"? Идут доклады... Наконец оба включения прошли, он на орбите. Наступило время небольшой передышки, и наши думы переключаются на то, как поведет себя на посадке корабль. К посадочной полосе подтягиваются автомашины и инженерные средства обслуживания. Только им одним разрешено выйти из укрытия, поскольку их расчетам первым предстоит подъехать к кораблю и начать его техническое обслуживание.
  За пятнадцать минут до посадки заместитель Председателя Совета Министров СССР И. Белоусов, заведующий отделом ЦК КПСС О. Беляков, министр авиационной промышленности А. Сысцов и я отпросились у председателя Госкомиссии Виталия Хуссейновича Догужиева и помчались на посадочный комплекс. Погода - хуже не придумаешь! Ледяной ветер со скоростью двадцать метров в секунду буквально сшибал с ног, но у каждого из нас на уме только "Буран", хотя знаем, что ветер для него вдоль полосы не страшен. Наконец космический корабль, точно воздушное судно, спланировал по глиссаде снижения и мягко побежал по полосе. Его окружили специалисты, провели стопорение, обдув шасси. А он гордо стоял в ожидании, когда выгорит последнее топливо из вспомогательной силовой установки и попыхивал яркими вспышками в хвостовой части. К слову сказать, из 38 тысяч керамических плиток, каждая из которых удостоверена личным паспортом и прикреплена на определенное место, отвалилось за весь полет всего лишь четыре.
Итак, первый праздник "Бурана" кончился. Будет второй, более сложный полет. Потом кораблем будет управлять экипаж.
Там, на полосе, возле остывающего "Бурана" все мы вновь ощутили необычайное по остроте чувство национальной гордости, радости за свою державу. Трудно передать, какое это неописуемое счастье! Ради одного такого мига стоит жить и работать» .
  В 1988 году А.А. Максимову было присвоено звание "Почётный гражданин города Байконура". Он был первым председателем Государственной комиссии по контролю за испытаниями навигационных космических аппаратов "Глонасс".
  А.А. Максимов никогда не играл и не пытался играть роль человека-уникума. Он отдавал себе  ясный отчет в том, что является обыкновенным человеком, попавшим в необыкновенные обстоятельства.
По достижении предельного возраста пребывания на военной службе в 1989 году он был уволен из Вооружённых Сил в запас. Вплоть до своего увольнения проводил целенаправленную работу по дальнейшему совершенствованию космической деятельности, развитию и техническому оснащению системы управления войсками, разработке и практической отработке перспективных космических средств. Был заместителем директора Центрального научно-исследовательского института машиностроения.
  Умер Александр Александрович Максимов 12 октября 1990 года и похоронен на Кунцевском кладбище. Но он не забыт своими учениками и сподвижниками. Его имя носят филиал Государственного космического научно-производственного центра имени Хруничева - Научно-исследовательский институт космических систем, улица в городе Байкануре, а также площадь в городе Краснознаменске. На здании штаба Главного испытательного центра установлена мемориальная доска. Памятники Максимову установлены в городе Байконуре и на территории Главного испытательного космического центра  в Краснознаменске.  
Спустя годы в честь девяностолетия со дня рождения этого выдающегося деятеля космической науки и техники состоялось мероприятие, которое получилось торжественным и душевным, памятным для его участников. Те, кто лично знал А.А. Максимова, подчеркнули его замечательные качества. Например, О.Д. Бакланов говорил о его патриотизме: «Максимов был великим гражданином великого государства. Мы учились у него патриотизму и преданности своему делу». Л.И. Гусев отметил глубокое знание техники, условий ее эксплуатации, умение находить и надежно исправлять причины неполадок и аварий: «Его невозможно было обмануть. Он все знал досконально и требовал точных докладов. Если случалось происшествие или неполадка, Александр Александрович всегда докапывался до причины и не успокаивался, пока эта причина не устранялась надежно и навсегда» .
А вот что сказал В.М. Власюк: «Александр Александрович Максимов сочетал в себе способности к стратегическому дальновидному системному прогнозированию и при этом умел вести скрупулезный финансовый расчет. Вот пример: в Министерстве обороны СССР авиаторы заявили, что космические аппараты слишком дорогие и что самолеты якобы выполняют те же задачи лучше и дешевле. Максимов поручил подчиненным подсчитать стоимость фотосъемки поверхности Земли с самолетов и с орбитальных аппаратов. Получилось – космическая фотосъемка в два-три раза дешевле авиационной. Этими данными А.А. Максимов аргументированно убедил руководство Министерства обороны СССР в необходимости реализации предлагаемой им космической системы для наблюдения и фотографирования поверхности Земли» .
И, конечно, вспоминали его заботу о людях. Решая важнейшие задачи космической науки и техники, А.А. Максимов находил время проверить состояние столовых и казарм, подсобных хозяйств при воинских частях. Полковник В.И. Лихих рассказал, что в восьмидесятые годы генерал Максимов помог ему приобрести для столовой полотерные машины, потому что отмывать громадный, почти как футбольное поле зал швабрами и тряпками солдатам было трудно. Проверяя подсобные хозяйства, генерал иногда ругал за непорядок, но всегда помогал службе тыла обустраивать хозяйство. Александр Александрович был одним из инициаторов создания военного совхоза «Орловское» под «Звездным городком» для обеспечения качественного питания космонавтов и сотрудников космических центров».  Впечатляют замечательные слова, которые произнёс о своём соратнике генерал-полковник  В. Иванов: «…строгий космический труженик Александр Александрович Максимов учил своих подчиненных трудиться не за страх, а за совесть, любить свое дело, боготворить эту удивительно умную космическую технику. Максимова можно сравнить с ракетой, унесшейся в космическую даль ».
«Под каждой могильной плитой — мировая история» , — говорил Г. Гейне. И действительно, каждый человек неповторим в своей индивидуальности, каждый оставляет свой след в жизни, память о своих делах, мыслях, жизненных устремлениях.








    
    

                
                                                                                                                                                                                                                                                                    

    
  • Памятные даты


  •      

    Март 2024


    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    26 27 28 29 1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31
Труженики космоса,© 2010-2019
ОСОО "Союз ветеранов Космических войск"
Разработка и поддержка
интернет-портала - ООО "Сокол"